Как накрутит волосы на тряпочки


Как накрутит волосы на тряпочки

Как накрутит волосы на тряпочки

Как накрутит волосы на тряпочки


Лучшие новости сайта

Помазуева Елена:

[]   []  [] [] [] [] []
  • Аннотация:
    >  

    Преддипломная практика на огромном крейсере "Висконсине", где капитан корабля носит прозвище "коллекционер", может с легкой руки подружек превратиться в самое нескучное время в мире. Подергать самолюбие красавчика капитана, выйдя за него пару раз замуж, поучаствовать в космической войне и выиграть ее, распутав заговор. Мы кадетки Академии национальных сил, нам космос по колено! Приключения только начинаются!

    ОСТАВЛЕН ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ОТРЫВОК

    Окончено




Помазуева Елена

Кадетки Академии национальных сил.

Роман - фэнтези

1

      - Еще пирожок? - бабушка обернулась ко мне с плетеной миской, полной свежевыпеченных пирожков. Бабушкой ее назвать было трудно, потому что выглядела она от силы на сорок пять лет, хотя ей было гораздо больше. Жила она в своем соукаре, где поддерживалась идеальная атмосфера для организма человека. Я обожала приезжать в гости, единственная моя забота была не облопаться воздушных пирожков, пирогов и плюшек, которые бабушка пекла сама в аэропечке из натуральных продуктов. Еще в своем соукаре бабушка выращивала клубнику! Каждый год приезжала к ней в гости, когда клубника зрела под прозрачным куполом, который пропускал безопасный солнечный свет. Ходить по ее небольшому, но очень ухоженному, вечно зеленому саду было одно удовольствие. Я даже загорала у нее на невысокой травке и к началу учебного года приезжала шоколадного цвета, в отличие от своих сокурсниц. Иногда, конечно, брала с собой Ильку, свою подружку, мы с ней вместе жили и учились в Академии Национальных сил.    Учились мы с Илькой на пилотов, что при хорошей службе могло нам дать возможность занять место первого помощника капитана, или даже самого капитана, при окончании дополнительного специального образования. Илька, она же Ильтэатин Сантау, была из ооочень аристократичной семьи. У нее папа был в Совете министров наших Национальных сил, старшие братья служили в космическом флоте, так что ей тоже не терпелось стать военной.    Я же просто из обычной военной семьи, мои родители до сих пор служат в созвездии Зампад, охраняют границы Национальных сил. Бабушка купила себе соукаре и ушла в отставку, когда корабль деда был взорван эерханами. Тогда ни один человек не смог спастись. Бабушка подала в отставку, как мне объяснила: "Не могу смотреть на звезды без любимого человека". А я смотрела на звезды и не понимала, что особенного в том, чтобы смотреть на них с кем-то? Мне больше нравилось чувство полета между звезд, когда они превращаются в полоски, чтобы перегрузки звенели в ушах. Вот это романтика! Бабушка улыбалась мне на это и не переубеждала.    В соукаре было много собрано старинных фотографий моих военных предков. Вы можете представить мое изумление, когда я увидела усатого мужчину в смешной форме на борту корабля, на настоящем море! Мои предки были с земли. Бабушка собрала очень много старых, как она их называла, фильмов. Некоторые были даже не раскрашены. Я с детства с ней их пересматривала и просто изумлялась, что бывает дождь, бывает снег и нужно стирать одежду. Вообще все было удивительно в старом мире. А вот люди были такие же. Добрые, злые, смешные и мечтали полететь к звездам. Представляете? К звездам, смешно. Сейчас берешь в таунхаусе битер и летишь, правда навигатор никогда не помешает.    - Бабуль, ну куда? - протянула я, расстегивая клепки на поясе, - я же сейчас лопну.    - Совсем себя довела, щечки пропали совсем, - заохала моя молодая бабушка.    Ага, вот только что щечки успела согнать усиленными тренировками, которые наела в прошлый мой визит к бабушке на пирожки.    - Давай я Ильке возьму? И сокурсников угощу, - что мне одной, что ли пыхтеть на тренировках? Пусть Илька тоже раньше подъема вместе со мной встает.    - С собой у меня уже все упаковано, - тут же меня обрадовала бабушка. - Эти ты здесь кушай, а я тебе чайку сейчас еще налью. - Милая у меня бабушка, только готовит слишком вкусно.    Тренькнул виер. Это Илька.    - Зайка, у меня к тебе дело. - Затараторила подружка.    Зайка - это я, сокращенное от Зайлин. Говорят раньше были такие зверьки маленькие, мне бабушка даже как-то в фильмах показывала и в фонокнигах картинки.    - Я у бабушки, в гости приедешь? - спросила с надеждой, что подруга поможет справиться с объемом пирожков, кстати, с настоящими яблоками, опять же в бабушкином саду выращенные.    - Ааа, - протянула Илька, - Неа, некогда, ты бабушке привет от меня передавай.    - Передам, - тяжело вздохнула, оценивая стопку ожидавших меня пирожков.    - Зай, не перебивай. У нас с тобой сегодня свидание. Точнее у меня, но я хочу, чтобы ты на него тоже посмотрела.    - Иль, ты чо? Смотрины решила устроить?    - Да какие там смотрины! - махнула мне в экран Илька, - Он мне нравиться, понимаешь? Ну, ооочень нравиться. А ты со стороны на него посмотришь, так сказать не предвзятым взглядом. А потом скажешь свое мнение о нем. Разрешаю в этот раз говорить всю правду! - торжественно подняла руку перед экраном Илька.    Ага, в прошлый раз, когда я ей пыталась рассказать, что ее последний парень козел, она мне чуть волосья не повырывала. А я их в такой красивый, модный цвет тогда выкрасила. Сами желтые и пряди такие зеленые. Красота! От зеркала не могла отойти, а она ... ну мы с Илькой тогда два дня не разговаривали. Потом правда парень козлом все равно оказался. Знать бы еще кто такой этот козел, но бабушка утверждает что животное, очень противное и с рогами. А ей в этом вопросе я доверяю, авторитетная у меня бабушка, вот.    - Иль, вот оно тебе надо? - решила уточнить, потому что как-то не хочется прически лишаться. Правда сейчас в конце учебного года в Академии вернулась к тихому темно-синему цвету, который так шел к моей ученической форме.    - Зайка, ну пожалуйста. - Заканючила подруга, - А вдруг это судьба? А я ее пропущу?    В последний раз не пропущенная судьба обошлась ее папе в кругленькую сумму. Альфонсом оказался, думал жениться на богатенькой девчонке. Спасибо Ратхан увидел, как Илька с этим не пропущенным в битер садится. По виеру пробил данные, а морду этому набил в виде морального удовлетворения, при чем, как мне показалось, своего собственного.    - Ладно, - решилась, - куда лететь?    - "Звездный паучок", в шестнадцать. - И отключилась.    Смотрю на часы, мать моя женщина! Так пол часа осталось. А у меня щеки в варенье от пирожков, волосы в кулю на затылке слеплены. И шорты домашние на мне. Метнулась в свою комнату, выкинула шмотки с полок.    - Бабуля! - заорала на весь соукаре, - Илька вызывает срочно! У нее там свидание, мне нужно жениха оценить! - и после паузы, - Где мои розовые шорты?!    - Зайка, я их в стирку отдала. - Спокойно отозвалась бабушка у двери в комнату.    - РРРР - зарычала я, - а что мне теперь надеть?    Бабушка спокойно прошла в комнату и вытащила из вороха тряпок синюю юбку до колена и голубую кофту. Я покосилась на одежонку.    - Не пойдет, слишком закрытое.    - Зайка, не ты на свидание идешь, не тебе очаровывать.    Подумав, согласилась. И правда, какая разница в чем буду я, если мне нужно лишь на потенциального жениха посмотреть? Все натянула на себя, бабушка подсунула неудобные темно-синие туфли на тонком каблуке. Поворчав, обула, потому что по цвету больше обуви в бабушкином доме не оказалось. Колтун на голове засунула в парофен. Пять минут и чистые волосы распустились по плечам. Можно было еще мои любимые кудряшки сделать, но на это времени уже не хватало, осталось всего пятнадцать минут.    Застучав каблуками по пластиковому полу соукаре, побежала на выход, где был припаркован мой битер. Задала программу полета и вслух добавила что у нас десять минут, там у "Звездного паучка" еще стоянку найти надо. Рванула с места и точки звезд слились в полоски, в ушах зашумело.    - Йэхоу! - радостно озвучила свой старт.    На стоянку я влетела, подрезав батарт. Свой маленький битер скромно припарковала. Повернулась на громоздкий батарт, который метился на тоже место, и показала в его сторону язык - знай наших! Нас мало, но мы в тельняшках! И вот оттуда мне показали ... палец в неприличном жесте! Ах ты, гад! Я включила битер, и уже хотела стартануть в бок наглеца, как пискнул виер и Илька заорала:    - Зайка, ты где?!    - На парковке, какой-то нахал из батарта мне палец показал, - заворчала я, не насладившись местью грубияна. Мой битер был из бронированного метала, мне его папа подарил, на заказ обшивку делал. А у этого нахала батарт дорогой, сразу видно, что ремонт в копеечку выльется.    - Хватит робингудствовать, - тоже бабушкиных фильмов насмотрелась, - лети сюда, я уже за столиком.    Все еще не довольная и не отомщенная, вылезла из битера и постукала каблучками по коридору к залу, где за столиком ждала меня Илька.    Илька была сегодня неподражаема. Красное платье подчеркивало ее роскошную фигуру, высокую грудь, тонкую талию, а высокий разрез на платье открывал стройные ножки (О, моя зависть!) в красных ботинках на платформе. Сегодня волосы у нее были светлые, как-то высоко уложены, видно не один час в салоне сидела.    Подруга махнула рукой, я быстрым шагом направилась в ее сторону. Уселась рядом, пыталась отдышаться от негодования.    - Иль, вот зачем тебе это надо? Сорвала меня за пол часа, я даже толком одежду выбрать не могла, - зашипела на нее. - Раньше не судьба была позвонить?    - Да понимаешь, - стала оправдываться подруга, - я уже оделась, а потом вдруг "бац". А вдруг думаю опять засада какая будет? Так не хочется Ратхана вызывать.    - Ай, ладно, сами справимся. Не в первый раз. - Отмахнулась.    К нам подошли два парня, Илька радостно улыбнулась и поднялась им на встречу. Стоп! Почему два? Разговор был про одного, я это точно помню. Перевожу взгляд с одного на другого, ну, и который из них? Который не пропущенный?    - Найтеш, здравствуй, - пропела сладеньким, до омерзения голосочком, Илька, протягивая руку к шатену. А ничего так, симпатичный. Лицо круглое, глаза карие, стрижка ему идет, и, кажется, у него цвет волос свой.    - Ильтэатин, здравствуй, - заграбастал ее ручку шатен и поцеловал, мило получилось, мне понравилось.    - Ильтэатин, позволь представить тебе моего друга Рада, - показал в сторону своего спутника. Тот был тоже высокого роста, но не такого мощного, хотя спортивного сложения. Светло-русые волосы были чуть длиннее чем у Найтеша. В общем, приятный парень. Но моя боевая задача была на сегодня - оценить Илькиного воздыхателя.    - Моя подруга, Зайка, - просто произнесла подруга. Я спокойно протянула обоим руку для пожатия. Учась в военной Академии, часто приходиться здороваться с мужчинами разных возрастов, так что дело привычное и жест отточен. - Рад, зовите меня, как и все друзья, Иль.    - Най, - так же сократил свое имя шатен.    Сели, Най рядом с Илькой, я напротив, Рад, ну тоже где-то сел, в мое поле зрения он не попал. Все мое внимание было поглощено парочкой, воркующей о каких-то пустяках. В беседу они иногда приглашали меня и Рада. Я часто отвечала не впопад, потому что смотрела во все глаза, бабушка бы точно сказала что веду себя не прилично, а туманность с этой моей приличностью.    - Что-то вы задержались сегодня, - ворковала Илька, распахивая свои черные глазюки на Ная.    - Представляешь, Иль, на стоянке какой-то наглый битер подрезал батарт Рада и занял место вперед нас. - Слегка возмущенным голосом рассказывал Най. Я поперхнулась коктейлем из сока.    - Не понравился коктейль? - тут же поинтересовался Рад у меня, причем так старательно наклонился, чтобы поймать мой взгляд.    - Нет, нет. Просто возмущена поведением некоторых пилотов,- сладко пропела я, подражая голосу Ильки, не сводя взгляда с Ная.    - Действительно, нагло, - согласился тут же Рад, опять стараясь перехватить мой взгляд. Я подарила ему улыбочку, встретившись с ним взглядом, и снова уставилась на Ная.    Так и что мы имеем? Красив, умеет вести беседу, вежливо разговаривает с Илькой и со мной, такой нагло пялящейся на него. Три плюса есть. Теперь минусы. Подробный осмотр минусов не вывел, плохо, значит, вылезут позже, когда возможно уже будет поздно спасать свою прическу. Невольно потянулась к волосам.    - У вас очень красивые волосы, Зайка, - тут же прилетело мне со стороны Рада. Поворачиваюсь, старательно заглядывает ко мне в глазки и лыбится. Ну твоя улыба мне как козе хвостик. Кстати я в курсе, что коза это жена козла, тоже бабушка просветила.    - А у тебя натуральный цвет? - спросила, чтобы отстал хоть на время.    - Совершенно верно, - и опять в глаза заглядывает. Ну, не удобно косяка на него все время давить, если нужно постоянно на Ная смотреть. Ладно, повернусь к нему.    - Еще коктейль? - тут же спросил, увидев, что развернулась в его сторону.    - Можно и еще, - тяжело вздохнула, вспомнив про количество пирожков, которые мне пришлось сегодня съесть.    Рад жестом позвал андроида - официанта и сделал заказ.    - Может вина? - опять спросил у меня Рад.    - Нет-Нет, я за рулем, - автоматически отозвалась я.    - Да? И на чем вы прилетели? - рот себе я закрыла бокалом с коктейлем. Вроде как я занята, некогда мне отвечать, пожала плечами и махнула рукой.    - Илька, бабушка передала гору пирожков, - сообщила подруге.    - Ах, Зайка, я же не могу столько калорийного есть, - пропела подруга. Выпендривается, это-то она не может? Да мы с ней на перегонки эти пирожки лопаем всегда.    - Что за пирожки? - тут же встрял Рад, опять стараясь перехватить мой взгляд, направленный строго на оцениваемый объект.    - С яблоками, моя бабушка сама печет их в аэропечке.    - Удивительно! - сообщили известную мне новость.    - Иль, ты будешь вино? - услышала я Ная. А вот это уже интересно становиться. Я переключила все внимание на эту парочку.    - Шампанского, если можно, - скромно попросила Илька, прекрасно зная, что бутылка шампанского бешеных денег стоит. Молодец, проверка на скупость.    - Шампанского, - тут же заказал Най. Ну-ну, вечер только начался, посмотрим какой это Сухов.    - Зайка, а вы будете шампанское? - услышала вопрос от Рада.    - Буду, - согласилась раньше, чем сообразила, что сказала.    Шампанское производиться только на земле и только в нескольких районах, для этого пригодных. Малое количество производства, да еще доставка к нам, да ресторанные цены. Оставим без штанов мы в "Звездном паучке" эту парочку, хихикнула своим мыслям. А вот пусть не выпендриваются!    Принесли шампанское, открывать доверили андроиду, парни признались, что опыта у них в этом вопросе нет. А мы люди не гордые, мы можем и от андроида выпить шампанского. Илька у себя в доме как-то угощала меня, так что, какое оно на вкус я знала, но сделала вид, что первый раз пробую. Пусть парни порадуются на наш восхищенный вид, который мы с таким одинаковым единодушием отобразили у себя на личиках. Парни с видом знатоков стали смаковать пузырьки у себя на языке, а мы хлопали на них восхищенными ресничками.    Разумеется, после второго бокала голова закружилась, цель была сбита. В смысле Най потерял голову от Ильки, а я забыла, что за ним надо наблюдать. Вспомнила о своем задании, когда моя голова удобно устроилась на плече Рада, а поискав взглядом Ильку, увидела, что та уже вовсю целуется с Наем.    - Илька! - зашипела на подругу, та лишь ручкой в ответ махнула и даже не оторвалась.    Убрала голову с удобного такого плеча Рада, оглянулась на него, а ничего такой, симпатичный я бы сказала. Глазки сверкают от огней в зале, личико румяное, губки пухленькие.    - Еще шампанского? - проворковал мне в ухо Рад.    - А давай, - легко согласилась, внутренне потирая руки в предвкушение разорения этого голубоглазого.    - Шампанского, - сделал заказ Рад, привлекая меня обратно на свое плечо.    Андроид опять налил нам по бокалам, мы торжественно выпили дорогущее вино, и Илька опять принялась целоваться! Ну, наглости!    - Илька, - протянула угрожающе, я тут цербер или как? Про цербера тоже от бабушки узнала.    - Ой, Зайка, а мы собрались уходить, - весело прощебетала мне подружка. - Рад, а ты Зайку отвезешь? - захлопала ресничками эта предательница.    - Отвезу и спать уложу, - тут же пообещал Рад.    Илька счастливо рассмеялась, поднимаясь вместе с Наем. Я от такой наглости рот открыла, а слова как-то забыли как произноситься. Ну, то есть, не цензурные вспоминались запросто, а приличные отсиживались по окопам.    - Рад, мне тоже пора домой, - попыталась встать.    - Мы только шампанское открыли, что ж его теперь выливать?    - А ты его с собой забери, ты же заплатил за него. - Внесла предложение.    - Хорошо, только мы его допьем вместе. Договорились?    - Договорились, - согласилась я, не подозревая, в какую черную дыру погружаюсь.    Подхватив меня под локоток, Рад повел к выходу на посадку в свой батарт. Каблуки весело отбивали ритм моего перемещения по полу коридора "Звездного паучка", пузырьки от шампанского веселили, хотелось прыгать и веселиться.    - Рад, давай поедем туда, где есть музыка, - улыбнулась своему спутнику.    - Музыку обещаю, - согласился Рад.    Его батарт был намного больше моего битера, сиденья как кресла, так удобно в них было развалиться. Вылетев со стоянки "Звездного паучка" батарт быстро набрал скорость, в ушах появилось знакомое звенящее чувство перегрузок. Звезды слились в белые полоски.    Остановил Рад батарт около не известного мне таунари. Причем, на сколько мне удавалось его рассмотреть, он был огромный. Открыл нам не привычный мне андроид, настоящий, живой человек!    - Добрый вечер, - с поклоном произнес седовласый господин в старомодном костюме.    - Добрый вечер, Ник, - кивнул Рад, обнимая меня за талию. Человек проводил нас так, как будто все это в порядке вещей.    - Рад, кто это? - спросила шепотом, расширенными глазами от удивления.    - Ник, мой дворецкий, - спокойно ответили мне.    - Что значит твой?    - Это мой дом, - широким жестом показывая вокруг, сообщил Рад.    Наверное, родители очень богатые, вот влипла. Надо отсюда драпать, и срочно.    - Рад, мне пора, завтра утром пробежка, построение, - стала тактично высвобождаться из его рук.    - А шампанское? Ты мне обещала допить его вместе со мной, - привели мне аргумент.    - Допьешь еще с кем-нибудь.    - Его нельзя оставлять, выдохнется, пропадет весь вкус, - просветили меня.    - Ладно, допиваю и ухожу, - решилась на отчаянный шаг.    - Разумеется, - распахнули передо мной дверь в комнату, размером во всю родительскую квартиру.    Три стены комнаты были стеклянными, как впрочем, у всех кто жил в Артензе. Все наши дома были сферами и находились в космосе, передвигались между ними на битах, или вот как этот богатенький Рад на батартах. Для бедных были многоквартирные таунари. Квартира родителей, где иногда ночевала я, была в районе обеспеченных горожан. Так вот комната в которую меня ввел Рад была размером со всю их квартиру. На полу лежал огромный, просто гигантский ковер нежно зеленого цвета, так напоминавший мне траву в саду моей бабушки. Стол, огромный диван и рядом с ним три кресла, подозреваю из натуральной кожи, стоимость баснословная. Были тренажеры, рабочий стол, книжные шкафы стояли вдоль глухой стены.    Рад подошел к рабочему столу, на пульте стола нажал сенсорные кнопки, и зазвучала музыка. Нежная, лирическая, романтическая, пел француз. Рад достал бокалы из шкафа, налил в них шампанского и подал мне.    - За тебя, Зайка, - поднял свой бокал Рад.    - За тебя, Рад, - ответила ему.    Пока француз что-то нежно напевал, прошлась вдоль шкафов с книгами. Издалека приняла их за привычные мне фонокниги, но в близи они оказались настоящими, бумажными. Жуткий раритет, стоит баснословно дорого, впрочем, я уже поняла, что в этом таунари дешевого ничего нет. Аккуратно стала просматривать книги, бережно перелистывая страницы. Много было художественной литературы, но достаточно много технической, хотя вся информация в них безнадежно устарела. Так было интересно рассматривать бумажные страницы, вдыхать аромат книг, что я напрочь забыла где нахожусь.    - Зайка, а давай на брудершафт? - вывел меня из созерцания голос Рада.    - Давай, - согласилась, не особо слушая вопрос, как раз углубилась в чтение книги про аэродинамику, написанную в двадцатом веке.    Рад подошел ко мне, налил шампанского мне в бокал, поставил бутылку на столик.    - Только пьем до дна! - предупредил он меня. Пожала плечами, до дна так до дна, быстрее уйду отсюда, хотя книги притягивали.    Рад обхватил мою руку кольцом, держа в ней бокал, и преподнес к губам, ожидая от меня такого же жеста. Я прикоснулась к краю бокала, приподняла его и стала медленными глоточками смакуя пить шампанское, вкусно же. Сквозь ресницы смотрела, как зажигается взгляд у Рада, он внимательно наблюдал, как я пью, не сводил взгляда с моих губ. Шампанское в бокале закончилось. Рад убрал руку, забрал у меня бокал, притянул меня к себе.    - А теперь поцелуй, - тихо проговорил он, приближаясь ко мне.    С готовностью подставила губы, что я не целовалась что ли никогда? Он прикоснулся к моим губам своими слегка влажными после шампанского. Я спокойно приоткрыла губы, зная, что произойдет дальше, но произошедшее меня удивило. Его губы не спешно целовали мои по очереди, пробуя на вкус сначала верхнюю губу, потом нижнюю. Потом своими губами он сомкнул мои, не стараясь проникнуть внутрь, как обычно это делали парни, с которыми я целовалась. Чуть отпустил мои припухшие губы, давая сделать вдох, приник снова губами и нежно провел своим языком по ним, почти не касаясь своими губами.    - Еще шампанского? - спросил он тихо, глядя в мои затуманенные глаза.    - Можно, - ответила, облизывая свои губы.    Он снова легко коснулся моих губ и отстранился, отошел в сторону стола, нажал сенсорную кнопку.    - Ник, шампанского, - произнес Рад.    - Нет-нет, не надо. Я думала, мы не допили. Все, мне пора уходить. - Попыталась собраться с мыслями и двинулась к двери. На встречу в проеме дверей возник дворецкий.    - Шампанское, сэр, - внес на подносе ведерко, в котором торчало горлышко бутылки.    - Поставьте, вы свободны, - произнес Рад. Дворецкий поставил ведерко с шампанским на столик рядом с диваном, не торопливо вышел. Я постаралась выйти вместе с ним.    - Зайка, а что за книгу ты читала? - остановил меня вопросом хозяин комнаты.    -Аэродинамика самолетов, - остановилась, дверь за дворецким с легким шипение закрылась.    - Эта? - показал на какую-то Рад, держа в руках книгу.    Подошла поближе.    - Нет, вот эту. - Указала пальчиком очень аккуратно.    - А что тебя там заинтересовало? - совершенно нормально спросил Рад.    - Вот смотри, "Аэродинамика больших скоростей часто именуется газовой динамикой и является, следовательно, наукой, изучающей движение сжимаемых жидкостей -- газов. 
Аэродинамика является теоретической основой авиации, фундаментом основных аэродинамических расчетов современных самолетов и других летательных аппаратов". Понимаешь? Здесь пишут о самолетах! Это такая древность. Так интересно. - Стала зачитывать ему и объяснять свой интерес к этой книге. Рад улыбался, кивал мне и просто спокойно смотрел. Никуда уходить уже не хотелось.
   - Что ты стоишь? Иди, сядь на диван, - позвал меня Рад. Я с удовольствием присела, потому что после шампанского голова слегка кружилась и ноги уже устали столько стоять.    На диване опять стала рассказывать, зачитывать, смотря прямо ему в глаза. Мне казалось, что он понимает о чем я говорю. Всю эту древнюю теорию мы давно проходили, буквально за несколько уроков, это же основа пилотирования. А тут такая неожиданность, такой раритет, у меня мурашки бегали по коже от осознания факта, что я держу в руках.    Рад, кивая мне головой, спокойно открыл бутылку шампанского, налил в бокал.    - Будешь? - почти не прерывая меня, спросил он.    - Ага, - отмахнулась и стала говорить дальше.    - На брудершафт, - так же, не перебивая, сообщил мне. Кивнула, в запале рассказывая дальше.    Рад согнул руку в локте, подождал, пока я прикоснусь к бокалу губами, только после этого выпил сам. Спокойным жестом забрал из моих рук книгу, притянул меня к себе и стал целовать. Поцелуй снова был необычным. Медленный, нежный, увлекательный. Я открывала свои губы ему на встречу, но он не торопился, он наслаждался сам и давал наслаждаться мне касанием только наших губ, только нашим дыханием. Его рука поднялась и стала гладить изгиб шей, проскользнула за воротник, но все было настолько не навязчивым, что не хотелось прерывать его. Было приятно идти вслед за ним, открывать свое тело под его руками. Когда оказалось что моя грудь находиться в его руке, показалось это вполне естественно, что именно там ей место. А еще на моем животе, а еще на моем бедре. Губы не отрывались от моих. Приподняв меня с дивана руками, Рад поставил меня перед собой, смотрел в глаза, руками снимая с меня юбку. Потянул меня к себе и посадил на свои колени, теперь его лицо упиралось в мою грудь, которая виднелась под расстегнутой кофточкой. Легким движением он скинул ее с моих плеч и стал целовать грудь, живот, я выгнулась в его руках, откинувшись назад. Рад встал, подхватив меня за попку, заставив ухватиться за его плечи руками. Из глухой стены выехала огромных размеров кровать. Все это я замечала краем сознания, когда он нес меня на руках до кровати. Уронил меня на нее спиной вниз и оказался сверху, совершенно одетый. Я же осталась лишь в последнем бастионе, белые трусики гордо светились на фоне загорелого тела.    Рад оторвался от поцелуев на моем теле, отошел и налил еще по бокалу шампанского, протянул мне.    - За тебя, Зайка.    - За тебя, Рад.    Мы выпили шампанское до дна, смотря в глаза друг другу. Рад поставил пустой бокал, медленно расстегнул рубашку и бросил ее на спинку дивана. Потянул ремень, вот тут я глаза зажмурилась, лишь успев увидеть, как он усмехнулся. Перевернулась на бок и уткнулась носиком в ворс покрывала белого цвета. Да, я понимала, что сейчас произойдет. Понимала, что мы с ним знакомы всего несколько часов, но почему-то не хотелось этого прекращать. Было страшно и не понятно, потому что сегодня это со мной произойдет в первый раз. Илька меня давно подкалывала, что ерундой занимаюсь, ожидая не известно кого.    Рад скользнул ко мне на покрывало со спины, прижался своим горячим телом ко мне.    - Свет, - сказал он, и стало темно. Но весь свет не выключился, остался полумрак, который рассеивал небольшой светильник у изголовья кровати.    Рад целовал мои плечи, обнимая и лаская одновременно мою грудь, живот. Перевернул меня на спину, прижал меня своим телом и поцеловал. Вот теперь он захватил мои губы полностью, теперь мои губы были полностью его, его язык проникал сквозь мои губы, заставляя делать вдох, заставляя открывать рот и дышать, смешивая дыхание с его. Вкус шампанского остался на наших губах, которые жадно теперь впивались друг в друга.    Когда сердце стало выпрыгивать из груди, Рад отпустил мои губы и стал поцелуями спускать вниз по шее, дальше завладевая моим телом. Грудь, живот, ничего не осталось не исследованным. Спустившись вниз к моим ногам Рад потянул тоненькую ниточку моих трусиков вниз, снимая мою последнюю одежду, покрывая поцелуями обнажаемые участки кожи. Освободив меня от последнего кусочка кружева, Рад стал поцелуями подниматься выше, касаясь влажным языком между губами. Жаркая волна накатила на меня. Рад поднялся к моим губам и снова долгий и желанный поцелуй, на который я с удовольствием отвечала. Руками гладила его кожу на спине, груди. Ноги сами обняли, лишь только он приблизился ко мне. Было так чудесно, хорошо и приятно быть в его власти, быть во власти его рук, его ласки. Он был нежен, терпелив, но настойчив. Рад знал к чему идет и стремился к этому. Я покорно отдавалась его воле, следуя за ним, понимая, что он лучше меня знает, что нужно делать.    Неожиданно он сделал толчок в меня, и я вскрикнула от боли, от неожиданности. Мне говорили, что в первый раз может быть больно, но не так же! Я возмущенно попыталась выползти из-под него.    - Прости, я не знал, я буду аккуратнее. - Произнес он тихо, глядя мне прямо в глаза.    Что аккуратнее? О чем он? Мне этого не надо! Я хочу это прекратить! Я стала сопротивляться, отталкивать его от себя.    - Уйди! - прорычала я, оттаскивая его за плечи от себя, он не поддавался.    - Прости, я не знал, тебе надо было сказать, я был бы осторожнее. - Спокойно проговорил Рад.    - Что осторожнее? Уйди! Я ничего не хочу.    - Прости, я уже не могу тебя отпустить, потерпи немного, я постараюсь быть аккуратнее, - это все, глядя в мои расширенные от ужаса глаза.    - Он стал двигаться во мне, не так резко как в первый раз, но все равно очень болезненно. Я держалась из-за всех сил, чтобы не плакать. Как же так может быть? Почему так больно? Видимо бабушка была права, когда говорила что в первый раз нужно быть с любимым мужчиной, тогда можно перетерпеть эту боль. А этот. Как же он мне стал противен, напоил шампанским, слушал, как я распинаюсь тут сижу, ловил момент урод.    - Рад, прекрати, мне больно. - Почти простонала я, отталкивая этого урода от себя.    - Прости, я быстро, - действительно задвигался еще быстрее, дыхание участилось, взгляд уперся в мою грудь. А мне больно.    - Урод, - не выдержала я, - прекрати.    Он толкнул меня еще раз и замер на мне, обмякнув. Как же противно, гадко.    Чуть только он шевельнулся, давая возможность мне дышать, я толкнула его в плечи и подскочила на кровати. Его белое покрывало было в моей крови, но это меня мало волновало. Я вскочила, подхватила трусики, одела их на негнущиеся ноги, запрыгнула в юбку, накинула кофту, побежала к дверям. Двери с шипением открылись.    - Ник, вызовет тебе такси, - понеслось мне вслед.    Я одевала на ходу кофточку, пыталась попасть пуговицами в петельки, атавизм этот меня добил, когда я встретила Ника в холе, внизу лестницы.    - Леди, мне приказано вызвать вам такси,- и я не выдержала, слезы потекли из глаз.    Я понимала, что сама виновата, сама приехала и хотела всего этого. Но я просила его остановиться, просила! А он урод! Он не остановился, хотя знал, что мне больно, он не просто урод, он моральный урод. Ведь знала, что надо улетать от сюда. Подумаешь, целуется он хорошо! Так на поцелуях не остановился. Чтоб его черная дыра засосала!    Дворецкий, когда увидел, что я плачу, повернулся ко мне и произнес:    - Я могу вас отвезти куда прикажете.    - Ник, отвезите меня от сюда, быстрее! - захлебываясь слезами, попросила. Не знаю что меня на слезы больше пробило, боль только что перенесенная или хладнокровное к моим мучениям отношение этого ... этого ... Рада.    Ник приглашающим жестом предложил пройти с ним на выход. Я почти побежала за ним. Дворецкий степенно открыл передо мной дверцу батарта, я шмыгнула на кресло-сиденье. Вот чтобы я хоть раз села в батарт! Да никогда! Ник сел в водительское сиденье.    - Куда вас отвезти? - вежливо поинтересовались у плачущей меня.    - В "Звездный паучок", там мой битер стоит, - всхлипнув, попросила. Дворецкий кивнул и набрал скорость.    По дороге слезы уже тихо лились по щекам, дворецкий молчал. Может ему пришлось не мало таких плачущих отвозить, привык уже, а может, не знал что сказать.    Мой маленький бронированный битер ждал на стоянке "Звездного паучка". Я вылезла из батарта, не прощаясь, надеясь всей душой забыть все это как страшный сон навсегда.    Не знаю когда я смогу решиться на повторный опыт сегодняшнего, но точно знаю что только с любимым мужчиной, опять же чтобы он меня тоже любил. Вот так решительно села в свой битер.    Все радостное состояние от шампанского пропало, хмель из головы выветрился. Вдыхала запах ароматных пирожков бабушки и никуда не хотелось лететь. Ко мне подлетел андроид ресторана с вопросом: нужна ли мне помощь? Еще какая! Мозги мне вправить нужно.    Ладно, вздохнула. Надо в Академию лететь, завтра утром рано подъем, пробежка, построение. Было и было, наверное, так?    В порту Академии было безлюдно, сессия сдана, многие уже улетели на каникулы. Многие, как Илька в загуле, я вот тоже могла у бабушки или на квартире родителей остаться. Нам с Илькой еще неделю в Академии быть, должны прийти распределения на летнюю практику. Летняя она номинально, по годичному календарю, потому что живем мы в космосе, нет у нас ни лета, ни зимы, так осталось как-то по старинной традиции. Студенты выпускных курсов получали распределение на практику на все лето, остальные только на месяц и были свободны уезжать, куда им заблагорассудиться. Одним словом, ждали мы свое распределение со дня на день.    Илька договорилась со своим папой, что нас на самый престижный корабль Национальных сил, под теплое крылышко командира корабля направят. Так что мы с Илькой ни о чем не волновались, отрывались по полной по пабам, танцполам. Я вот еще к бабушке успела заскочить, калориями разжиться.    Взяла авоську с пирожками от бабушки, еще успела усмехнуться аналогии про красную шапочку, и пошла босыми ногами по грязному коридору приемника Академии. Андроиды здесь регулярно моют и чистят, но столько народу проходит, что все равно постоянно грязно.    Когда пришла в комнату, или как мы с Илькой романтично ее назвали "каюту", положила пирожки на стол, посмотрела на свои босые ноги и озадачилась, где могла свои туфли посеять? Кажется, забыла их в комнате этого урода, вот досада! Золушка, блин! Туфлей не особо было жалко, не приятно было, что у него остались. Не хотелось, чтобы вообще ему что-то обо мне напоминало. Хихикнула, ну да, поставит теперь мои туфли на полочку и будет вздыхать. Выкинет в космический мусор и всех делов.    Разделась, поплелась в кабинку душа в нашей каюте. Включила воду и засунула голову под напор воды. Синяя краска потекла с волос, вот черные дыры! Совсем забыла, что краска смывается, надо было закрепитель нанести сначала. В общем, смылась моя синяя краска, остался у меня натуральный блондинистый цвет, ненавижу его! Тупые блондинки всю жизнь доставали, жалуясь на свою судьбу, что их никто в серьез не ставит из-за цвета волос. А кто их будет ценить, если у них в башке шмотки, в глазах бабки? Ночь давно, спать пора, вылезла из душа, одела рубашку свою любимую, и нырнула в кровать.   

2

      Утро пришло совсем некстати, не вовремя и ко мне. Жутко болела голова после шампанского. А еще болело между ног, что сразу меня взбесило, вот гад! Ладно, переживу, ну чтобы на глаза мне не попадался, если хочет дожить до своих детей. До внуков не обещаю, потому что все равно разыщу, и поотрубаю кое-что из ненужного для производства внуков.    Натянула майку, шорты и поплелась на пробежку, которая у нас была в центрефуге, по краю которой шла беговая дорожка, можно было бежать по этой дорожке по кругу, никто никуда не падал, центр притяжения всегда был у всех в одном месте, под ногами, а пространства занимает мало, в общем, удобная вещь.    Пол часа неспешной пробежки позволили окончательно проснуться. На построение привычно откликнулась на свою фамилию, после этого поплелась в лазарет, где меня встретил знакомы мед брат Рий.    - Зайка, рад видеть. Чудесно плохо выглядишь, - радостно возвестил мне Рий.    - Ты уж определись чудесно или плохо, - буркнула ему.    - Ты просто настолько замечательно плохо выглядишь, что нет никаких сомнений, что вчера ты перепила. - Оживился моему плохому самочувствию Рий.    - Угу, чем поможешь? - угрюмо поинтересовалась.    - Эликсир моего изготовления, - радостно возвестил Рий. Теперь понятно чему он так обрадовался, все эксперименты над студентами ставит. Бесплатно и на все согласны, лишь бы прекратила болеть голова.    - Ой, нет, Рий, мне таблеточку из разрешенных, от головы - протянула я.    - Тогда только топор, - совершенно серьезно мне предложили.    - Топор был в прошлый раз, не помогло, сосуды плохо срастаются потом, - попробовала пошутить в ответ.    - О, как все плохо, оказывается. Ладно, будет тебе таблетка. - Метнулся к ящику и вытащил какую-то замурзанную таблетку в упаковке, на которой от названия осталось окончание "...инин".    - А поможет? - с надеждой спросила я.    - Сто процентов, - уверенно кивнул мне медбрат.    - Смотри, если у меня что отвалиться, засужу. - Пригрозила Рийю.    Таблетка спокойно провалилась во внутрь, запитая огромным количеством воды.    Когда вернулась в нашу каюту, Илька сонно раздевалась от вечернего платья.    - Ну как ночку провела? - поинтересовалась у подруги, стараясь не трясти головой.    - А ничего так, - лениво отмахнулась, - спать хочу. А ты чего такая зеленая?    - Шампанское вчера помнишь? - позеленела еще сильнее при воспоминании.    - Ну.    - Вот вчера мне этот гад еще наливал.    - В ресторане? - ужаснулась Илька. - Ты его разорила.    - Фигушки. Дома наливал еще целую бутылку.    - Ничего себе, - произнесла потрясенная подруга, - у него дома есть шампанское?    - И дворецкий тоже есть. - Припечатала любопытную Ильку. Та нервно сглотнула, видимо прикинула что не того мужика на ночь забрала.    - И что? Напоил шампанским и отпустил?    - Нет, у него еще книги были, - мрачно сказала.    - Не поняла. Какие книги?    - Настоящие, бумажные, раритетные. Еще в двадцатом веке изданные.    - Очуметь! - восхитилась Илька. - А ты что?    - Ничего, ушла и все.    - Как все? Он тебя так просто напоил шампанским, привез к себе домой и отпустил? Ни за что не поверю. - Вынесла вердикт подруга, глядя на мою пасмурную мордашку.    - И не верь, - передернула плечами от воспоминаний.    - Зайка, ты не молчи, говори. Было у тебя с ним?    - Было, - зло выдохнула я.    - Так, и что случилось? Тебе не понравилось?    - Иль, как такое вообще могло понравиться? Я вообще не понимаю, как оно вообще может нравиться! - начала метаться по каюте.    - Да что случилось-то? Ты толком говори! - остановила Илька мои метаниях по каюте.    - Иль, у тебя в первый раз тоже больно было?    - Ну, было, не приятно, но так ничего особенного.    - Вот! А мне было больно! А он гад!    - Что гад? Ты ему сказала, что тебе больно?    - Сказала.    - А он?    - Потерпи, я быстро    - Вот гад! - поразилась Илька и села на свою кровать. - Говори адрес, прибью поддонка.    - Иль, успокойся. Во-первых я его сама прибью при первой же встрече, во-вторых адреса не знаю. Мы же на его батарте прилетели, он за рулем был, а я шампанского выпила.    - А обратно как добралась?    - Дворецкий к "Звездному паучку" привез, я на своем битере сюда добралась.    - Зайка, ты не расстраивайся так, ну кто ж знал, что у тебя так будет? Видишь, у всех по-разному бывает. А потом тебе понравиться, вот увидишь. - Вещала мне эта оптимистка.    Прошипела фонопочта, прерывая рассуждения подруги. Илька встала, взяла голубоватый цилиндр, достала оттуда пластиковые карточки и прочитала:    - Ильтэатин Сантау направляется на время летней практики на корабль Национальных сил "Висконсин", в качестве помощника капитана. Опа! А у тебя что пришло?    Свою почту мы могли читать только сами, срабатывал код ДНК и отпечатки пальцев.    - Зайлин Дексир направляется на время летней практики на корабль Национальных сил "Висконсин", в качестве помощника капитана. - Прочитала я вслух.    - Ну, папочка! Ну, я ему устрою! - вознегодовала Илька.    - А что тебе не нравиться? Два месяца при капитане будем. Посмотрим, обучимся.    - Ты хоть знаешь кто на "Висконсине" капитан?    - Да мне как-то без разницы, - пожала плечами.    - Ей без разницы! - подняла глаза до потолка Илька. - Там командир, ... Внимание! Радомир Эрикан! По прозвищу "Коллекционер"! - просветила меня подруга.    - Он что марки собирает?    - Марки! Тундра ты, Зайка. Он женщин собирает. Каждый день должна быть новая.    - А такие, еще бывают? - удивилась я.    - Как видишь. Тут папочка мой постарался. Эрикан этот жуткий аристократ, вот мой папочка решил пристроить меня к этому коллекционеру, чтобы охмурила его.    - Ой, ё! - посочувствовала подруге. - Что делать будем?    - А ничего уже не сделаешь, - развела руками Илька, - все подписи и оттески стоят. Отчаливаем сегодня, - тыкала мне пальцем в пластик Илька, - видишь, дата стоит? Вот точно папочка постарался, с датой подсуетился, чтобы я поспорить с ним не могла. Вставай, собирайся, через пол часа вылет.    Лихорадочно запихивала вещи в сумку, не особо разбирая, что сую. Илька вообще методично опустошала полки без разбора, сваливая все в одну сумку, потом в другую. Бодрым шагом протопали на выход к моему битеру. Илька принципиально себе не покупала битер, пользовалась такси. Но сейчас вызывать такси себе дороже, опоздания на военных кораблях, мягко говоря, не приветствуются, ни какие отговорки не помогут объяснить, что мы только что получили направление.    Битер рванул с места в карьер, направляясь в порт, где должен был быть "Висконсин". Влетели на парковку, пронеслись по коридору приемника порта и влетели в приемник самого корабля. Сразу была заметна разница, коридор был чист, лампочки все освещали путь.    Когда зашли, дверь за нами прошипела закрываясь. На встречу вышел дежурный матрос.    - Кадет Ильтэатин Сантау, кадет Зайлин Дексир прибыли для прохождения практики, - отрапортовали мы дежурному.    - Положите ваши ладони для сканирования на экран, - попросил нас голос корабля.    Перед каждой из нас возник голубоватый мерцающий экран, размером с ладонь. Мы с Илькой поднесли кисти рук и прислонили, сканирование завершилось не большим уколом в палец, для взятия образца ДНК.    - Ваши каюты 1032 и 1033, - сообщил нам дежурный матрос, сверившись с данными у себя на мониторе, - в них же вас будет ожидать ваша форма. - Помолчал, а потом добавил с легкой улыбкой, - Добро пожаловать на борт, кадеты.    Было приятно от этих его слов. Илька грациозно ему поклонилась, чуть ли не сделав реверанс. Она это умеет, проходила обучение светским манерам, даже меня пыталась заставить приседать. Я же сделала проще, протянула руку для пожатия матросу:    - Зайка, друзья меня так зовут.    - Триан, - ответил мне на пожатие матрос.    - Иль, - протянула свои изящные пальчики подруга.    - Кадеты, вам в перемещатель, код 5620, - это голос корабля.    Когда вышли из перемещателя, оказалось, что, не смотря на номера, наши каюты не были рядом. Я заглянула в каюту к Ильке и потопала искать свою, она оказалась за поворотом, исходя из нумерации. Не успела повернуть за угол, как услышала знакомый голос гада и еще два мужских, невольно задержала шаг, не хотелось встречаться с ним сегодня, вот совсем не хотелось. Значит, этот гад здесь служит, не приятная новость.    - Рад, кто у тебя сегодня была? - спросил незнакомый голос.    - Так, неумеха одна, - равнодушно произнес гад.    - Где ж ты такую подцепил? - спросил второй незнакомый голос.    - Най пригласил на свидание с девчонкой, просил оценить ее с профессиональной точки зрения, а вот та пришла с подругой, - взрыв хохота сотряс коридор и трое мужчин вышли точно к моему носу.    - Разрешите пройти, - зло произнесла я и протиснулась между ними.    - Новенькая? - поинтересовался один из мужчин.    - По-видимому, - ответил второй незнакомый. Гад молчал, это он правильно сделал, потому что в сумке у меня не только тряпки были, но и ботинки с сапогами. Спокойно подошла к двери, приложила руку к сенсору и дверь с шипением открылась. Я нырнула во внутрь, дождалась когда дверь прошипит, закрываясь, и только потом дала волю слезам.    Немного успокоившись, стала разбирать сумку. Форму корабля нам выдали сразу по размеру, наши данные есть в Академии, так что основная часть вещей не понадобиться. Разложила все, что с собой принесла, зашла в душевую, умыла лицо, вытерлась и пошла в каюту Ильки.    Илька самозабвенно примеряла новую форму, которая ей очень шла, разглядывала новые уставные ботинки на толстой подошве и кокетливо мерила пилотку. Глянув на мою пасмурную мордашку, Илька подбежала ко мне.    - Зайка, что случилось?    - Рад здесь служит, столкнулись в коридоре, пока к себе шла,- сообщила ей новость.    -Вот черные дыры! А ты что?    - Ничего, мимо прошла, - пожала плечами.    - Правильно! А он что ничего не сказал?    - Он своим друзьям рассказывал о сегодняшней ночи. Сама понимаешь о ком.    - Черные дыры! - обалдела Илька.    - Кадеты Ильтэатин Сантау и Зайлин Дексир, приглашаются на мостик для представления капитану, - раздался над нами голос корабля.    - Черные дыры, - снова заругалась Илька, - ты же не переоделась. Беги в каюту и быстро одевай форму!    Я метнулась к себе, быстро разделась, одела положенную форму и вылетела к Ильке в коридор.    - ЭЭЭ, - протянула Илька, - а как нам на мостик попасть?    - Перемещатель, код 1324, - голос корабля.    Ага, мы метнулись к кабинке, набрали код и вышли на капитанском мостике.    Это была огромная комната в несколько этажей. Вдоль них шли ярусами балконы, поэтому можно было видеть работу всех и каждого, с одной стороны стена была стеклянной и можно было наблюдать за космосом, не прибегая к локаторам. Обилие приборов и людей, обслуживающих их, говорило о размерах корабля и сложности его электронной начинки. Нас встретил старший помощник Ринглс, который проводил к капитану.    Капитан сидел в высоком кресле к нам спиной, перед ним был большой стол с локатором, перед глазами открывался вид на космос через стекло.    - Кадеты Сантау и Дексир, господин капитан, - представил нас старпом.    Кресло капитана развернулось к нам, и я увидела в нем Рада, этого гада. Кажется я побелела, потому что Илька схватила меня за руку. Лицо Рада не изменилось ни на сколько.    - Добро пожаловать на борт, кадеты. - Произнесенные другим человеком эти слова меня бы обрадовали, сейчас же хотелось лишь заехать ему чем-то тяжелым между глаз.    - Кадет Сантау, знаком с вашим батюшкой. Душевный человек. - Спокойным тоном произнес капитан.    - Благодарю вас, капитан, - в голосе Ильки послышался металл.    - Вылет сегодня в шестнадцать. Вы должны будете быть на мостике за пол часа до этого. Мои распоряжения выполняются немедленно и беспрекословно. Не мне вас учить субординации, за малейшее нарушение отправляетесь в Академию с замечанием о причинах отчисления с практики. Вопросы?    Мы с Илькой дружно молчали. Примерно такие слова мы слышали на прошлой практике от капитана Вайриса, но почему-то сейчас они прозвучали как оскорбления.    - Вопросов нет. У меня есть один вопрос к кадету Дексир. - Я вскинула голову и посмотрела с ненавистью ему в глаза. - Вы слышали наш разговор в коридоре сегодня?    - Да, - процедила сквозь зубы я.    - Свободны, можете идти, - пренебрежительным жестом руки нас отпустили, кресло отвернулось от нас.    Старпом Ринглс подошел к нам.    - Кадеты, я покажу вам корабль, разумеется не весь, но самые основные сектора, - стал говорить нам старпом, ведя по коридору.    Он показал нам столовую, лазарет, спортзал, библиотеку, ангары для битеров. Кстати там я увидела знакомый батарт.    - Остальное узнаете по мере необходимости. Чтобы вызвать корабль достаточно сказать: "Вискон".    - Слушаю, старший помощник Ринглс, - тут же отозвался голос корабля.    - Вис, это я новеньким объяснял, как к тебе обращаться.    - Я так же показал, как работает ваша команда, - старпом улыбнулся.    Старпом был мужчина среднего возраста, до пенсии ему еще далеко. Но видимо семья имелась, потому что кольцо на правой руке носил, так же как мои родители.    Мы поблагодарили старпома и направились к своим каютам без перемещателя. Интересно было пройтись по кораблю и сунуть свой нос в любую дверь. Вскоре это надоело, тем более что интерьер не отличался разнообразием, а вот аппетит проснулся.    - Зайка, а где тут столовая? Ты помнишь? - обратилась Илька к такой же голодной мне.    - Неа, - мотнула головой.    - Вискон, - тут же позвали мы.    - Слушаю вас помощники капитана, - тут же отозвался голос корабля.    - Как нам пройти в столовую?    - Перемещатель, код 1320.    Мы зашли в кабинку, нажали код, и оказались в ярко освещенном пространстве столовой. Запахи здесь витали аппетитные. Мы с Илькой взяли поднос, пристроились в очередь офицеров. Нас осматривали со всех сторон, мы ловили мужские взгляды на себе, перешептывания были по всюду. В офицерской очереди было много женщин, они тоже заинтересовано на нас поглядывали.    - Я же тебе говорила, - зашептала мне Илька.    - О чем?    - Капитан Эрикан коллекционер. Сейчас все присутствующие ставят ставки, сколько мы с тобой продержимся.    - Вот еще, не придумывай, - возмутилась я, то ли на предположение подруги, то ли на сами ставки. Мне как то было все равно, весь сегодняшний день я себя чувствовала неважно. Сначала голова после шампанского болела, потом живот стал ныть, чувство дискомфорта не отпускало.    Мы с Илькой взяли подносы, присели за столы, пахло аппетитно, я взяла пару кусочков мяса на вилку, запихнула их в рот, стала жевать. Илька резво расправилась с первым блюдом и придвинула себе второе. В это время зашел в столовую капитан Эрикан. Вот черные дыры! Он что еще и в столовой будет вместе с нами? Как оказалось, мы сели не далеко от того столика, который обычно занимал капитан. Илька чертыхнулась на нашу везучесть.    - Помощник капитана Дексир, проследуйте в лазарет, вам необходима медицинская помощь, - раздался голос корабля над всей столовой. Я вздрогнула от неожиданности.    - Зайка, что с тобой? - встревожилась Илька. Почти все присутствующие с интересом уставились на меня, в том числе капитан. Вот черные дыры!    - Не знаю с чего он взял, что мне нужна помощь, - прошипела я Ильке.    - Помощник капитана Дексир, проследуйте в лазарет на консультацию, вам нужна помощь.    - Зайка, я с тобой, - подскочила тут же Илька, поволокла меня за руку из столовой.    - Отцепись ты от меня, я сама могу идти, - пыталась вырваться из рук подруги.    - Помощник капитана Дексир, код перемещателя 4523, вас ожидают, сообщил голос корабля в коридоре.    Вскочили в кабину перемещателя, нажали код. При входе в лазарет, встретила нас средних лет женщина, одетая в белый халат поверх формы.    - Помощник капитана Дексир? - решила уточнить она, наблюдая двух девушек перед собой.    - Это я, - представилась, сделав шаг вперед.    - Пройдемте в мой кабинет, - повела нас по коридору. На табличке было написано: "Гинеколог доктор Норт". Ой, мама.    Войти в кабинет разрешила только мне, заставила раздеться и залезть на кресло. Смотрела, прощупала.    - Давно у вас был половой акт?    - Сегодня ночью, - скрипнула зубами.    - Вы в курсе, что у вас не останавливающееся кровотечение после этого? Вискон всех диагностирует, он подал мне ваши данные.    - Я думала само пройдет.    - В первый раз всякое случается. В вашем случае нужно принять таблетки, чтобы остановить кровотечение. Оно не сильное, но запускать нельзя. - Сообщила мне доктор, выдала таблетки, рассказала, как принимать и занесла данные осмотра на сенсорный экран.    - Что так серьезно? - испугалась я.    - У вас редко встречаемый случай, примите таблетки, все пройдет. Два раза в день, послезавтра покажитесь мне. Я думаю, что после первого же приема все восстановиться, но вы принимайте их до визита ко мне.    - Спасибо, - потеряно произнесла я.    - И мой вам совет, как женщины, смените партнера. Его грубое вмешательство вас травмировало, да у вас не стандартный случай, но при чутком отношении можно было свести риск кровотечения к минимуму.    - Зайка, как ты? Что она сказала? - подскочила ко мне Илька.    - Иль, давай не здесь, - показала жест рукой вокруг. Илька оглянулась, действительно народ сновал повсюду, приглядываясь к нам новеньким.    Нырнули в кабину перемещателя, нажали код, вышли в своем коридоре. В моей комнате Илька накинулась с расспросами.    - Ну, рассказывай. Я уже с ума схожу от беспокойства! - воскликнула подруга, падая на мою кровать.    - Сейчас, таблетку запью водой. - Притормозила ее, выпивая воду из стакана.    - Ну! - подстегнула меня Илька.    - Говорит партнера сменить надо, - криво усмехнулась.    - И все? Ее только это интересовало? А таблетка тогда от чего? От партнера чтобы не заглядывался?    - Иль, успокойся. Доктор сказала, что было грубое вмешательство, и выписала таблетки, чтобы прекратить кровотечение. - Решила выдать ей всю информацию залпом, хоть на какое-то время замолчит, переваривая. Подействовало, наступила тишина на время.    - Зайка, а ты чего молчала? Почему мне сказала?    - Думала, само пройдет, - пожала плечами. - Не переживай ты так. Доктор таблетки прописала, сказала после первой же все прекратиться. Просто надо было в первый раз быть аккуратнее.    - Ну, я этому гаду! - Илька мстительно сжала свои кулачки, с изящным фиолетовым маникюром.    - Иля, а давай вместе этому гаду? - сладко пропела я, чувствуя как тянущая боль внизу живота отпускает.    - Месть, смерть и преисподняя! - процитировала Илька наш любимый мультик из бабушкиных запасов.    - Заметано партнер! Я в ванну! - сообщила ей.    Душ великая сила! Смывается не только усталость с тела, но и с души. Вышла из ванны совсем другим человеком, слово "месть" при этом было не последним сладким словом.    Илька достала из моей сумки бабушкины пирожки и лопала их, держа в каждой по одному. Аромат сдобы благоухал на всю каюту.    - Чудо у тебя бабушка! - сообщила мне подруга, совершенно не заботясь о калориях. Ну, если бы она съела их столько сколько я вчера, может быть, одумалась, а так только успевала свежие пирожки выхватывать из сумки. - Тебе оставить? - пошамкала заботливая подруга.    - Ага, надо перекусить, я же без обеда осталась, - присаживаясь к пирожкам, иначе от них ничего не останется в скором времени.    - Помощники капитана Сантау и Дексир, вам пора на капитанский мостик, - сообщил голос корабля.    Мы со вздохом оторвались от пирожков, направились к кабине перемещателя, набрали код и вышли на капитанском мостике. Народ вокруг суетился, мы с Илькой твердой походкой уверенных в себе женщин направились в сторону капитанского кресла. Оно было настолько огромное, что было не понятно есть там кто или нет. Рядом с креслом стоял старпом Ринглс, увидев нас приветливо кивнул. Отошел от стола к нам на встречу.    - Помощники, - обратился он к нам, - вот ваши рабочие места. - Показал рукой на два небольших удобных кресла, расположенных в стороне он капитанского. Мы присели, примеряясь, оглядели сенсорную панель. Что ж, многое нам известно и понятно, учеба и практика на других кораблях давала свои плоды в наших знаниях, с остальным разберемся. Мы понятливо переглянулись с Илькой, нравиться нам наша работа. Сенсорные экраны были так удобно расположены, что не мешали обзору космоса. Может быть, кому-то надоедает видеть одни и те же созвездия, но мы с Илькой часто мотались по галактикам, а потому видели разный космос.    - Помощник Дексир, - раздался неприятный голос за спиной, - и часто у вас проблемы со здоровьем?    Ах ты ж, блинский блин! Вот гад! Поймала взгляд Ильки, в них светилось сладкое предвкушение мести.    - Все бывает в первый раз, - ответила ему, повернувшись, и уставившись прямо в глаза капитану. Как оказалось, он только что подошел на мостик, на нас с интересом стали поглядывать окружающие.    - Действительно, - безучастно произнес капитан. - Готовность 30 минут. - Дал команду.    Вот тут мы поняли, что суета, которую мы наблюдали до этого, была тишиной. Весь огромный муравейник на капитанском мостике зашевелился. Не привычному взгляду могло показаться, что здесь все лишь суетливо бегают, но нам уже проходившим практику на других кораблях, была заметна отточенная дисциплина. Каждый был занят своим делом, даже никто не сталкивался на узких балкончиках вдоль сенсорных пультов. Все работали как единый, хорошо отлаженный механизм.    Для нас наша задача была ясна, мы отслеживали координаты корабля, курс, а так же окружающую нас обстановку. Все, разумеется, дублировалось на экране командира, но обычно сам капитан не отслеживал подробности, только во время экстренных ситуаций обращался к экрану. Так что выводить корабль из порта будем мы с Илькой. Раньше мы этим тоже занимались, но "Висконсин" был раза в четыре больше самого большого нашего корабля, который нам доверяли.    Мы с Илькой проверяли системы, делали запросы из машинных отделений, получали ответы, сравнивали по стандартным таблицам. Все было привычно и не затруднительно.    - Готовность 15 минут, - раздался голос корабля.    Все приняли к сведению, теперь остались последние минуты и отчаливаем в родной космос.    - Готовность 5 минут, - голос корабля.    - Томас, ты вещи прикрутил болтами? - раздался веселый голос капитана.    - Нет, господин капитан. А надо?    - Сейчас узнаем. Все будет зависеть от новых помощников. - Веселился дальше капитан.    Мы с Илькой не реагировали, шутка старая, как сам космос. Оставались считанные секунды до вылета. Сосредоточенность не мешала отслеживать перемещения у нас за спиной.    - Готовность 30 секунд, - сообщил голос корабля и начался обратный отсчет.    Ну, все пора. Наши пальчики привычно забегали по сенсорной панели. Трехмерное изображение пространства порта показывало путь выхода. Маячки были хорошо видны как через стекло, так и голограмме.    С Илькой мы автоматически распределись по рулям, как сидели, она левым рулем, я правым стали управлять. Так проще визуально и маневрировать легче. Сразу же под рули подчинились машинные отделения. Двигатели были запущены, подача топлива шла нормально.    - Старт, - спокойно прозвучал голос корабля в конце обратного отсчета.    Мы одновременно прикоснулись пальчиками к кнопкам старта и "Висконсин" легко тронулся. Никто даже не заметил движения, но мы знали с Илькой свое дело. Прибавляя ходу, действуя рулями и подачей тяги в двигатели, мы выводили корабль из порта.    - Капитан Эрикан, счастливого полета! Красивый старт, - раздалось над нами.    - Счастливо оставаться, капитан Лиднер, - отозвался капитан.    - Зайка, это был Най, - прошептала Илька одними губами.    - Разговоры на мостике, - окрикнул нас капитан.    "Висконсин" легко лавируя между маяками, вышел в космос.    - Господин капитан, курс. - Задала вопрос Илька.    - Созвездие Зампад, - отозвался капитан, а у меня сердце подпрыгнуло от радости.    Невольно стала улыбаться в предвкушении встречи с родителями. Илька понимающе улыбнулась в ответ и пожала мне руку, перехватив над экраном. Мне стало так радостно от предстоящей встречи, я так давно не встречалась с ними. Больше года родители не брали отпуск.    Илька внесла данные конечного пути, корабль вывели в свободное пространство и запустили перемещение в субпространстве. Двигатели взревели для скачка, нас вжало в спинки кресел, пролетели сквозь белесое кольцо, образующееся перед переходом в субпространство, и звезды пропали. Мы оказались в сером мареве. Дальше корабль идет по заданным координатам. Только перед точкой вылета потребуется еще раз проконтролировать выход .    - Хорошая работа, помощники Сантау и Дексир, - безразлично произнес капитан. Поднялся из кресла и ушел с мостика. Как оказалось, я вся была напряжена, потому что как только он вышел, тут же пришло расслабление.    - Молодцы, девочки, - с улыбкой произнес старпом, положив руки на спинки наших кресел. - Действительно хорошая работа. Где проходили практику до нас?    - У капитана Вайриса, - отозвалась Илька.    - Опытный капитан, - кивнул Ринглс. - Вот ваше расписание по вахтам, - протянул нам пластик с графиком. Остаетесь здесь до ужина, после заступаю я ночь, утром по расписанию.    Мы кивнули как сиамские близнецы, уткнувшись в пластик.    - Девочки, - начал старпом тише, подходя к нам поближе, - вы на капитана нашего не серчайте. Он хороший человек и капитан от бога, но он своеобразно относиться к женскому полу.    - Ага, знаем, коллекционер, - проявила осведомленность Илька.    - Скорее женоненавистник. Если вы себя проявите как хорошие профессионалы, он перестанет к вам цепляться. Хорошей службы на нашем борту. - Улыбнулся нам на прощание старпом.    - Так, Зайка с чего начнем? - довольно потирая руки, поинтересовалась подруга.    - Начнем мы с ужина. Нам нужны компаньоны. Я буду не я, если у нашего экипажа нет желания разыграть любимое начальство. - Подмигнула подруге.    На ужин мы с Илькой приоделись, обули классные ботинки на умопомрачительной подошве, форма корабля нам обоим шла. Завили в аэрофене локоны, уложили их кокетливым каскадом, я у бабушки в фонокнижках по старым журналам подсмотрела, пилотку сдвинули лихо так на бочок. Реснички нарастили, губки накрасили, Илька мне еще румянец нарисовала, раскритиковав мой бледный вид. И с походкой от бедра выплыли в столовую.    Если сказать что на нас смотрели все, это значит, ничего не сказать. Там где мы проходили и строили глазки, наступала немая сцена. Краем глаза я увидела как капитан Эрикан замер с поднесенной ложкой ко рту. Мы же, грациозно прошествовав мимо, подошли с подносами к раздаче. Очередь нам сразу освободили, наступая друг другу на ноги, и тихо матерясь друг на друга. А что? Фигурки у нас ладные, спортивные, не будем упоминать о пирожках съеденных после обеда. Узкие форменные брюки только подчеркивали наши филейные части и стройные ножки в высоких ботинках.    - Ах, извините, - захлопала наращенными ресничками Илька на молодого лейтенанта, как будто нечаянно споткнувшись и ткнувшись в него своей выпяченной грудью.    - Ничего, ничего, - осоловело проговорил молодой парень, покрываясь румянцем.    - Там гвоздик был в полу, - скромно потупила глазки Илька. - А я Иль, - протянула она руку для знакомства.    - Сид, - пожал ей руку парень. Приятный на внешность, высокий, такие женщинам нравятся. Илька правильный выбор сделала.    - Сид, а можно мы к вам за столик присядем? А то мы здесь никого не знаем, - и опять взмах ресницами, которыми можно вместо вентилятора работать.    - Да, конечно, - тут же согласился Сид.    - Сид, а где у вас тут тренировки проходят? А то, знаете ли, нужно лишние килограммы сбросить, - проводя рукой по своей груди, животу и попе, произнесла Илька уже за столом. Парни за соседними столами проводили взглядом ее жест.    - У нас есть тренажерный зал, - сообщил нам Сид уже известную новость.    - Что вы говорите! - воскликнула Илька. - Хотелось бы узнать, где он. Вы могли бы проводить? - произнесла она, обводя взглядом парней вокруг. Те согласно закивали, не смотря на то, что вопрос вроде как был к Сиду.    - Помощник Сантау, - раздался рядом с нами голос командира, - что вы себе позволяете?    - А что случилось, господин капитан? - невинно взмахнула ресничками Илька.    - Вы себя ведете как ... как ...    - Договаривайте, господин капитан, не стесняйтесь, - еще один взмах ресницами.    - Вы себя ведете как б....ь! - гневно выдохнул капитан. Вокруг стало тихо.    - Если про красивую девушку перестают говорить что она б...ь, то значит, она теряет популярность, а если про капитана корабля подчиненные в разговоре между собой хотя бы иногда не называют мудаком, значит, его пора снимать с должности. - Произнесла Илька хорошо поставленным командирским голосом на всю притихшую столовую. Взрыв смеха разорвал воздух. Капитан Эрикан побагровел, развернулся резко на каблуках и вышел из столовой.    Когда смех в столовой немного утих, Илька поднялась со стула.    - Эти маленькие гадости, которые делают жизнь любого командира невыносимой, но безумно интересной, мы - офицеры штаба должны постоянно претворять в жизнь, - произнесла Илька опять на всю столовую.    Новый взрыв смеха снова взорвал столовую.    - Сегодня наш первый день на корабле. - Сообщила всем Илька, - приглашаем на вечеринку вечером в тренажерный зал. Форма одежды спортивная!    Илька взяла меня под руку и вывела из столовой.    - Илька, нас выгонят с корабля, ты что творишь? - возмутилась я.    - Ой, ладна, - беззаботно махнула ручкой, - что страшного в тренировке? А то, что там будет музыка и танцы, так само собой получилось. Не дрефь, подруга, - подмигнула Илька.    Вечером направились в тренировочный зал. Парни, все кто желал участвовать в вечеринке, уже были на месте. Илька обвела их взглядом и покачала головой.    - А где девушки? Ну-ка, быстро привели к нам девушек личного состава. - Велела Илька, командирский тон вынес несколько парней из зала. Да, нас учили быть командирами, быть лидерами, подчинять себе личный состав. И пусть сейчас у нас лишь практика, но мы здесь все равно начальство.    -Музыка! - потребовала Илька и сняла с себя кофту, под которой осталась лишь спортивная майечка, четко облегающая ее полную грудь. Музыка танцпола взорвала зал.    Илька схватила первого же парня и стала выписывать ногами пируэты рядом с ним. Парень оказался не промах, отлично танцевал. У них здорово получалось, поддержки, подкрутки, взмахи ногами. Я схватила рядом стоящего парня и тоже встала рядом. У нас Илькой были отработаны несколько движений, которые у нас хорошо получались синхронно. Парни нам помогали, поддерживали. Получалось здорово и весело.    В зал ввалились еще ребята, приведшие девушек. Оказалось их здесь достаточно много.    - Давай к нам! - весело прокричала Илька, подпрыгивая в руках своего партнера.    - Вискон, - позвала я.    - Слушаю, помощник Дексир, - отозвался голос корабля, не перебивая музыку.    - Здесь есть напитки с прохладительным? Давай сюда! - распорядилась я.    Через несколько минут андроиды ввезли столики, на которых были выставлены бутылки с минералкой, соками и куча стаканов.    - Спасибо, Вискон! - прокричала я, стараясь перекричать музыку, совершенно забывая, что кораблю этот шум без разницы.    Молодежь втянулась в танцы. Дружный девчачий визг и смех раздавался над танцующими.    - Что здесь происходит? - прогремел голос капитана Эрикана от входной двери.    - Тренировка! - задорно ответила ему Илька, по-прежнему танцуя вокруг замершего напарника.    - Вы танцуете! - заорал капитан.    - Ага! Точно! - проорала ему в ответ Илька.    Я нахально подошла к капитану, схватила его за руку и потащила в цент танцев.    - Капитан Эрикан, ловите! - проорала ему, и сделала сальто к нему в руки. Нисколько не заботясь о том, поймает меня или нет. Сальто было давно отработано, даже если напарник не успевал подставить руки, я спокойно приземлялась. Однако реакция у капитана оказалась хорошая, он меня поймал. Я взмахнула ногой и перекинула свою ногу через его шею, извернулась и оказалась висящей вниз головой, лицом к его животу, ему ничего не оставалось, как держать меня за талию, прижимая к себе. Я закинула ноги себе за спину, сделал прогиб назад, капитан отпустил мою талию под давлением. Я спокойно встала на ноги и выпрямилась. Все отработанными, выверенными движениями. Повернулась к нему лицом.    - Вот такая тренировка! - пояснила капитану, улыбаясь. - Продолжим?    Капитан Эрикан, развернулся на каблуках и быстрым шагом вышел из зала.    - Йохоу! - заорала Илька, взлетая над парнем в сальто, приземлилась на пол и выпрямилась.    Народ начал делать пируэты с усиленным старанием под гремящую музыку.    Уже поздно ночью, с трудом переставляя ноги по каюте, скинула любимые мною ботинки. Босиком ходить я тоже обожала, а пол здесь хотя и металлический, но теплый.    Набрала на виере два сообщения. Один отправила бабушке о том, что у меня практика на "Висконсине", второе родителям на мамин виер, что скоро буду у них в гостях. Рассуждала так, даже если гад Эрикан не разрешит встретиться с родителями, папа с мамой как начальники погранокруга все равно прибудут на корабль. Так что спать ушла с хорошим настроением.    А вот утро началось опять не вовремя, именно с утра. Вот почему бы ему не начаться в обед? Или к вечеру? Где справедливость на этом корабле?    Поминутно поминая черные дыры и все пути к ним, поплелась в душ. Нет, спиртного мы не пили, но напрыгались до дурноты ужина. Нам-то ничего, а вот ужин стал возмущаться, причем у многих. После прощальных слов у зеленолицых сотоварищей, решили расходиться, а было это уже под утро. Так что утро, правда, придумали садисты.    - Зайка, - раздался голос корабля, - вам необходимо прибыть в кабинет доктора Норта.    - Что так рано? - простонала я под душем.    - Вам назначено на время.    - Иду.    Вчера, во время вечеринки, я попросила Вискона звать меня Зайка. Достал тогда со своим официальным обращением: "Помощник Дексир". Илька тут же включилась со своей просьбой об этом же.    С трудом передвигая ноги с перетренерованными мышцами по лазарету, мечтала об одной единственной таблеточке, пусть даже не разрешенной, но чтобы сразу же все болеть перестало.    Впереди меня маячила широкая спина какого-то мужика, который вышел из другой кабины перемещателя. Глядя в его спину, шла к знакомой двери с надписью: "Гинеколог". Каково же было мое изумление, когда увидела, что этот здоровенный мужик входит в эту дверь! Я распахнула сонные глаза и узнала капитана Эрикана. Вот черные дыры, чего ему тут надо?    Когда дверь с шипением стала закрываться, я просунула руку в щель, и дверь замерла, не закрывшись. Удобно засунув ухо в щелку, стала слушать    - Марта, что с Дексир?    - Доброе утро Рад. - Спокойно ответила доктор Норт.    - Доброе. Она мой помощник. Я должен знать чем она болеет и отправить обратно в Академию. Мне не нужны больные барышни на борту.    - Могу тебя заверить, что она в порядке и может продолжать службу.    - Она что беременная? Или вен. Заболевания?    - Ни то, ни другое.    - Марта! - рыкнул капитан. - Я должен знать!    - Уверяю тебя, с ней все будет в порядке. Она может продолжать службу.    - Марта, когда Вискон отправил ее в лазарет, я посмотрел записи. Он ее диагностировал и направил к тебе. Мне сообщить отказался. Жду ответа от тебя.    - Рад, успокойся, с девочкой все будет в порядке.    - Я должен знать. - Снова рыкнул капитан. Вот упертый гад! Доктор, держись!    - Я так понимаю, что ты не успокоишься и начнешь ее лично допрашивать?    - Разумеется! - отрезал Эрикан.    - Рад, это личное. Девочку не удачно лишили девственности, Вискон диагностировал у нее кровотечение и направил ко мне. Сейчас я назначила ей лечение, пару дней и она будет в порядке. Надеюсь, это произошло с ней не под принуждением. Она хорошая девочка.    - Она ничего не сказала, - потрясенно произнес капитан.    - Так этот садист был ты?! Рад, когда же ты успокоишься?! - возмутилась доктор Норт. - У девочки была анатомическая особенность, с ней нужно было бережно, тогда не было бы последствий, или они были бы минимальными.    - Марта, я не знал! - оправдываясь, произнес он потрясенно.    - Рад, идиот, когда это закончиться? Ты опять с этим своим "не могу остановиться"? На этот раз это последняя капля! Я сообщаю маме! - гневно сообщила доктор.    - Марта, я не знал! Она ничего не сказала. И поехала со мной, зная меня лишь два часа.    - Ой, Рад, а то я не знаю тебя! Применил все свое обаяние, цветы, музыка, шампанское.    - Книги. - Тихо проговорил капитан.    - Что?    - Ей понравились мои книги.    - О, еще такая же чокнутая, как и ты! Значит так, братец, извиняешься перед девочкой, хоть на коленях ползай, можешь ей всю свою коллекцию книг вручить, но чтобы она не захотела на тебя в суд подавать за причинение вреда. Иначе я все рассказываю маме! - Выдвинула ультиматум доктор Норт.    Я тихонько отошла от дверей, потом спокойным шагом подошла к ним обратно и они с шипением открылись.    - Доброе утро, господин капитан, доктор, - вежливо поздоровалась я.    - Доброе, - буркнул Эрикан и вышел из кабинета.    - Доброе утро, помощник Дексир, - кивнула доктор.    - Зовите меня Зайка, - попросила я, - меня все так знакомые зовут.    - Как самочувствие? - кивнув, спросила доктор.    - Нормально, ваши таблетки помогли сразу.    - Хорошо. Видела вашу вечеринку по виеру. Зажигали вы по полной. - Улыбнулась доктор.    - Не выспались только, - пожала плечами.    - Месяц рекомендую воздержаться от близости с мужчиной, - дала рекомендацию доктор после осмотра.    -Не буду, - угрюмо сообщила ей, обувая ботинки. Не такие красивые, как на мне вчера были, но тоже не плохие.    - Дело молодое, все обойдется. Ты главное не переживай. Женщины сексом и после рождения детей занимаются. А партнера настоятельно рекомендую сменить.    - Угу, - промычала я, раздумывая над информацией. Действительно, что я из всего трагедию делаю? Нет, ну я в шоке конечно, от того как этот гад себя повел, так же все зажило и не болит теперь.    Распрощавшись, отправилась в столовую, сейчас на мостике была Илькина смена. В столовой меня встретил довольный гомон голосов обоих полов. Только командир Эрикан сидел чернее тучи. Видимо боится расставаться с книгами. Так он мне с книгами не нать и без книг не нать, вспомнила мультик ,похихикала. Чудо у меня бабушка.    Присела к парням за столик с завтраком, все не выспавшиеся, но довольные. Шутки так и летали от стола к столу, вспоминали, как вчера веселились. Я сидела спиной к Эрикану, так что настроение мне ничего не портило. Резкий скрип отодвигаемого стула возвестил бешенство капитана корабля. Через пару минут по кораблю донесся его голос:    - Запрещаются танцы в тренировочном зале.    Тишина, наступившая в столовой, испугала.    - Честное слово, мне иногда стыдно становиться, когда я слышу речи некоторых командиров кораблей, дорвавшихся до "пипки" микрофона. У них, что ни слово, то гнусная матершина. Ну, прям, как дети малые.- Сообщила в этой звенящей тишине.    Столовая затряслась под дружным взрывом смеха. Ну да, я с детства общаюсь в среде моряков, так что флотский юмор и менталитет хорошо знаком. Из кухни выскочили повара с вопросами, что случилось. Им передали мои слова, и шутка полетела дальше по кораблю.    Забежала на мостик к Ильке, та приветственно помахала рукой еще издалека. Привычно подсев на свое место, поглядела на сенсорный экран, спросила как у нее дела.    - Слышала твою фразочку в столовой, - хихикнула Илька. - Мне Вискон показал. Вечером значит, не соберемся, жаль. Когда у нас нет вечерней вахты? Может у меня в каюте?    - Где ты столько народу там поместишь? Там места на двух человек всего, - потрясенно произнесла я.    - Ой, ладно, в битер десять человек залазили и ничего. Все живые остались.    - Ну, это да. Тогда здорово было. - Засмеялась воспоминаниям. Дело в том, что битер всего двухместный. Еще есть место за спинками для небольшого багажа. Семейные те побольше. Но в мой тогда действительно десять человек, как потом оказалось, поместилось. Все потому что мне не хотелось лететь за ними во второй раз. Одним словом, не понятно как влезли, как поместились и как долетели.    - Помощник Дексир, - раздалось у меня за спиной. Я скривила мордочку от звука его голоса. Гад явился.    - Слушаю, господин капитан, - нацепив дежурную зубастую улыбку, повернулась к гаду.    - У вас сейчас нет вахты по расписанию. Пройдите в мою каюту. - Ровным голосом сообщили мне.    Илька дернулась ко мне, но я успокоила ее жестом. Встала и поплелась за своим капитаном. Мы вошли в кабину, капитан набрал код, вышли мы в его комнате.    Уже зная, о чем пойдет разговор, спокойно уселась в кресло. Уставилась в него ожидающим взглядом, что его сильно нервировало.    - Зайка, нам надо поговорить, - начал он, глядя в стекло иллюминатора.    Я пожала плечами, ему надо пусть говорит, помогать не собираюсь. Он дергано стал ходить по своей большой каюте. Таких как моя здесь бы поместилось пять, или четыре. Я увлеченно подсчитывала пространство, совершенно не заботясь о мужике, что метался между мебелью. Сел в кресло.    - Нам надо поговорить, - задумчиво произнес он.    Сбил с подсчетов, блин. Стала оглядываться по сторонам. Опять большая кровать, два кресла. Большой стол со стеклянной поверхность. Видимо у него какой-то пунктик с этим большим. А вот на стене увидела раритетные книги, не смогла отвести взгляд от полки. Капитан сидел рядом, молчал, совершенно не отвлекал, а я не могла отвести взгляд от книг, они манили меня. Не выдержала, встала, подошла к полке с книгами. Стала перечитывать названия книг, многие я читала в фонокнигах, а здесь настоящие живые издания.    - Можно? - не выдержала, повернувшись, спросила у капитана. Он смотрел на меня не отрывным взглядом, кивнул.    Я стала брать каждый томик, разглядывать его очень аккуратно, перелистывать страницы. Мне нравился запах, который шел от страниц.    - Говорят, что когда они были свежеотпечатанными у них был удивительный запах. - раздался голос у меня за спиной.    - Правда? - восхитилась я и оглянулась на капитана. - А чем они пахли?    - Свежей печатной краской, бумагой и немного свинцом, клеем.    - А почему свинцом?    - Потому что буквы, из которых набирали текст, были сделаны из свинца.    - Ой, как интересно, - произнесла я, а всякие там разборки просто вылетели у меня из головы.    - Зайка, хочешь, я покажу тебе, как печатали книги? - отошел он в сторону стола.    - Очень хочу! - восторженно посмотрела на него, прижимая книгу к груди как настоящее сокровище.    - Вот смотри, - позвал он меня, открывая информацию на своем сенсорном виере.    У меня перед глазами, как в старых бабушкиных фильмах появилось галографическое изображение печатного станка. Я видела, как работает допотопная машина, перекладывает пустые листы, и убирает их уже с текстом. Меня заворожил это процесс. Просто и гениально. Я сидела на кресле Рада, он на подлокотнике, положив мне руку на плечо. Когда наклонялся вперед чтобы протянуть пальцы к сенсору, так было удобнее чтобы не свалиться с кресла. Но мне было все равно.    Опустила взгляд на книгу, отняла ее от груди, опять открыла. Это был Жюль Верн "Пятнадцатилетний капитан". Конечно, я читала ее в фонокниге еще очень давно. Но сейчас, глядя на этот простой на вид печатный станок, смотрела на книгу по особенному.    - Зайка, - тихо позвал меня Рад.    - А? - отозвалась я, поднимая на него глаза.    - Зайка, - взяв меня за плечи, поднял со своего кресла Рад и поставил перед собой. - Простишь ли ты меня когда-нибудь? - тихо спросил он, глядя мне в глаза. - Если бы я знал, - притянул к себе и обнял своими руками за плечи. - Ты же ничего не сказала.    - Сказала.    - Нет, не сказала. - Не отпускал, начавшую вырываться меня.    - Я сказала, что мне больно, но ты не остановился.    Рад замер и я тоже, боясь, что он опять сделает мне больно, а потому просто старалась не шевелиться, дождаться, когда отпустит сам.    - Прости. - Произнес он искренне. И я бы поверила, если бы не те слова в коридоре. Снова начала вырываться.    - Я не знаю, как у тебя еще попросить прощения, - не отпускал он меня.    - Прощения за что? За то, что сделал мне больно? За то, что не остановился? Или за то, что сказал своим друзьям в коридоре? - смотрела на него в упор и не хотела его видеть ни-ког-да!    - Зайка! - простонал он, прижимая к себе, - прости за то, что сделал больно, за то, что не остановился, прости за то, что сказал своим парням. Другого я сказать не мог, они бы не поняли.    - О да! Ты же коллекционер, каждую ночь другая девушка, - смогла выдернуться из его лап, после этих слов. Положила с большим сожалением книгу на его стеклянный, просто огромный стол и пошла к дверям.    После обеда, который прошел весело в отсутствии капитана корабля, я отправилась на мостик. Через час моя смена, Илька уже изнывала от скуки. Когда находишься в субпространстве ни капитану, ни его помощникам делать нечего на мостике. Необходимо присутствие лишь номинально, чтобы если возникнет не предвиденная ситуация было кому среагировать. Но, на сколько, мы изучали и были на практике, такого не случалось. В субпространстве вели сами корабли, а уж их автопилоты легко справлялись с задачей - привести корабль в назначенное место. В этом романтики нет никакой.    - Зайка! - обрадовалась мне Илька, - я хочу в тренажерный зал, все тело затекло, - проныла она мне. - Я извелась тут вся. Как поговорили с этим ... ? - сделала глубокомысленную паузу.    - Не насильничал, если ты об этом, - пожала плечами. Не то место чтобы обсуждать такие вопросы. Подруга поняла с полу слова.    - Завтра утром, после смены, я у тебя. Все расскажешь.    - Как Най, Ратхан? Родители? - перевела разговор.    - Най, - пропела подруга, и лицо осветилось улыбкой. Ой-ой. Уже все серьезно. - По виеру говорили. Хвалил нас с тобой красивый старт, сказал, что в порту народ на нас прибежал смотреть и ставки делал. Они знали, что Эрикан позволит нам самим вывести корабль.    - Най ставки делал? - тут же поинтересовалась я.    - Представляешь? Нет! - возмутилась подруга.    - Вот что он нам не сказал? Я бы на нас поставила, наверняка мы в аутсайдерах были, - горестно сообщила я.    - Во-во! Я ему слово в слово сказала. Но он обещал искупить вину, - хитрая улыбочка, - извини, только со мной. - Мы рассмеялись от души счастью подруги.    - Ратхан как?    - Привет передавал тебе, сказал, будет недалеко от нас, в созвездии Зампад, навестит нас.    - Ой, здорово! Давно его не видела, - обрадовалась я другу детства. - Родители как?    - Папочке я все же высказала все, что думаю о его протекции, - хихикнула Илька, - Но знаешь, мне уже нравиться здесь. Мама та вообще была под аэрофеном, пробубнила что-то, я не разобрала, - кивнула с пониманием, сама как залезу в аэрофен, фиг достанешь, не до разговорчиков.    - Своим сообщение отправила?    - Ага, пока ответа не было, но думаю, увидимся. - радостно кивнула.    - Зайка, я так рада за тебя. Мне папка так и сказал, передавай привет Зайке, она нам как дочь и мы всегда рады ее у себя видеть, но маму с папой никто не заменит. Так что имей в виду, если что сразу к моему папке можешь бежать. А он за тебя любого в порошок сотрет! - торжественно и громко сообщила мне Илька.    - Кого собрались в порошок растирать? - раздался голос капитана за нашими спинами. Что-то мы расслабились и на космос, глядючи перестали осознавать, где находимся.    - Черные дыры, - прошипела Илька. - Всех кто Зайку обидит, - громко произнесла, повернувшись и глядя ему прямо в глаза с вызовом.    - Есть такие идиоты? - усмехнулся Рад.    - Да уж есть тут один, - в тон ему ответила Илька.    - Помощник Сантау, вы забываете о субординации! - изволил гневаться наш начальник.    - Это где это, господин капитан? - совершенно спокойно глядя ему в глаза, спросила подруга.    Капитан Эрикан резко развернулся и покинул мостик.    - Вот так, Зайка, мы своих в обиду не дадим!    Дежурство мое шло тихо, ничего интересного или даже требующего моего внимания не произошло. Личный состав суетился на своих постах, я же изнывала от безделия, прекрасно понимая боевой задор Ильки к концу ее дежурства. Хотелось выть от тоски.    - Привет, Ратхан, - от скуки набрала номер брата подруги. Иначе уснула бы прямо за пультом. День близился к концу, скоро отбой, сменит меня старпом только к утру.    - Зайка, - искренне обрадовался друг детства, - чем маешься?    - На вахте, - буркнула ему.    - А, - понятливо произнес парень, - субпространство. Когда будете в созвездии Зампад?    - Завтра.    - Ждите, буду у вас в гостях, вечером. Как там у вас с вахтами?    - Вечером Илька заступает, вроде.    - Тогда я к тебе забегу, можно?    - Да какие вопросы, - обрадовалась я. Мы с ним знакомы как с Илькой в Академию поступили, а это уже десять лет. Ратхан нас из стольких передряг вытаскивал, что не сосчитать. Хороший парень и даже красивый. У него подружек всегда было много, правда, всегда встречался только с одной. Еще шутил: "Тебя, Зайка, жду, пока вырастишь".    - Значит, договорились, - закончил беседу Ратхан.    - Что у нас с данными? - раздался голос командира из его кресла, заставив меня вздрогнуть от неожиданности.    - Параметры двигателей норма, курс тот же, отклонений нет, запасы продовольствия, кислорода ... - докладывала по уставу я.    Рад подошел ко мне и внимательно слушал, когда я закончила, протянул мне Жюля Верна, что оставила у него на столе.    - Возьми, читай, я заметил, что тебе понравилось. - Я замерла от неожиданности. Конечно, мне хотелось книгу рассмотреть поближе, но это такой баснословный раритет.    - Я не могу, - отказалась я.    - Возьми, потом вернешь. Я знаю, как скучно на вахте в субпространстве. - произнес капитан Эрикан и ушел.    Совесть мужика совсем замучила, или взятку сует, чтобы в суд не подавала. Надо что-то с этим делать. Утром поговорю с Илькой.    Всю ночь я вдохновенно перечитывала известную мне историю, было удивительно читать ее именно в настоящей книге, это придавало больше романтизма сюжету.    Пришли сообщения от родителей и бабушки на виер. Было приятно прочитать от родных теплые слова.    Илька ждала утром в моей комнате, судя по ее виду с допросом.    - Илька, отстань, дай хоть душ принять, - отмахнулась от нее, потому что после ночи с книгой всякие там командиры у меня вылетели из головы напрочь.    - Рассказывай, что он тебе сказал? - тормошила меня подруга.    - Что-что, просил прощения, за все. За то, что сделал больно, за то, что не остановился, за то, что сказал своим друзьям в коридоре, - выдала опять ей всю информацию, в надежде, что мне даст несколько минут перерыва, для переодевания ко сну.    - Вот это мужик! - восхитилась неожиданно подруга, - А ты точно не хочешь с ним больше встречаться?    - Илька, отстань, - простонала я, - Это только ребенок любит не папу с мамой, а трубочки с кремом, а матрос только спать. - Выдала ей истину.    - А можно я его себе заберу?    - Забирай, а что тебя Най уже не устраивает?    - Ой, я забыла, у меня же Най есть, - всколыхнулась Илька.    - Вот и топай к своему Наю, дай поспать! - отвернулась на подушке в стенку носом.    Илька тихо вышла из каюты, дверь зашипела, закрываясь за ней. Спала я крепко, обнимая не подушку в этот раз, а книжку. Ее запах давал такое романтическое настроение, которое вело к приключениям. Мне даже показалось, что меня погладили по руке и поцеловали в висок, но книжку я не отдала, вцепившись всеми пальцами сквозь сон. Легкий смех над ухом закончился поцелуем в губы. А я все равно спала, так что ладно.   

3

      Вечером ко мне в каюту ввалился улыбающийся Ратхан, в руках у него были конфеты. Я повисла у него на шее, как уже давно делала при встрече. Усевшись на своей кровати, быстро развернула упаковку и стала с наслаждением поглощать любимое лакомство. Не то чтобы я не могла себе позволить купить конфеты, просто Ратхан привозил мои самые любимые, а они были самые дорогие. Похлопала рукой по кровати, приглашая сесть. Он присел с улыбкой, расспрашивая о моем последнем визите к бабушке. Шамкая полным ртом, пыталась рассказать о чудовищных калориях, которые преследовали меня в виде пирожков с яблоками.    - Рат, съешь конфетку, - подсунула любимое лакомство в губы другу, тот открыл рот и закусил конфету вместе с моими пальцами. Ну и что, что они все в шоколаде! Это не повод мне их откусывать! Я взвизгнула от неожиданности, хотела выхватить пальцы, но Ратхан перехватил мою руку и стал облизывать их. Никакой гигиены! Но так приятно было.    - Ратхан, перестань, я пойду, руки помою, - пыталась освободиться от его губ.    - А мне так слаще, - улыбнулся он перепачканными губами.    - Совесть имей! Мне же стыдно! - продолжала вырываться.    - А мне нет, я бы тебя всю облизал. - Глядя мне в глаза, сообщил Ратхан.    - Хорош шутить.    - Я не шучу, - принялся целовать мою ладошку, продолжая не сводить с меня взгляда, а второй рукой притянул к себе.    - Ратхан, что ты делаешь? Прекрати немедленно! - тут же начала сопротивляться. Этого еще не хватало! Как только он понял, что мне действительно этого не хочется, тут же отпустил.    - Зайка, извини, мне просто хотелось тебя поцеловать. Ты такая вкусная с перепачканными губами. - С улыбкой произнес Ратхан.    - Ну, мы же друзья, - пыталась втолковать ему.    - Зайка, ты очень интересная девушка. - Ответил не очень логично мне Ратхан.    - Пошли к Ильке на мостик, - подорвалась с кровати, чтобы прекратить непонятки в комнате.    Илька завизжала, оглушив всех вокруг, и повисла на Ратхане как обезьянка. Удивленные глаза смотрели на нас отовсюду. Илька чмокала брата в глаза, в щеки, да вообще куда попало. Ратхан хохотал над ней.    - Помощник Сантау, вы находитесь на вахте, - раздался голос из кресла капитана.    - Рад встречи, господин Эрикан, - протянул руку капитану Ратхан, которую тот пожал, поднимаясь из своего огромного кресла. Все-таки какие-то проблемы у капитана с размерами.    - Добрый день лейтенант Сантау, - произнес наш корабль.    - Добрый, Вискон, как жизнь боевая?    - По распорядку, - тут же отозвался корабль.    - Скучаешь по мне?    - В присутствии вашей сестры уже нет, - ответил Вискон.    - Она у меня такое чудо, ты смотри, береги ее. И Зайку не забудь.    - Она тоже ваше чудо? - тут же прозвучал вопрос от корабля.    - Да, тоже мое чудо, - обернулся ко мне с улыбкой Ратхан.    - Помолвка уже была?    - Вискон, ты же все знаешь, - улыбнулся Ратхан.    - Ну, может быть, я что-то пропустил, - и вот упасть мне в черную дыру, если наш корабль не смеялся в этот момент.    - Мальчики, о чем речь? Это что, без меня меня женили? - встала руки в боки.    Ратхан рассмеялся и обнял меня, подходя сзади, поцеловал в макушку.    - Вот такая она, - улыбаясь, сказал Ратхан.    - Она особенная, я сразу заметил, - ответил голос корабля.    - Да, особенная, - с нежностью проговорил Ратхан. И вот как это понимать?    Илька переводила хитрый взгляд с меня на Ратхана.    - А знаешь, Зайка, я буду рада, если ты станешь моей сестрой, - в итоге произнесла она.    - Господин Сантау, разбирайтесь со своими личными делами не на капитанском мостике, - раздражено произнес капитан Эрикан.    - Почему? - повернулся к нему Ратхан. - Я хочу, чтобы Зайка стала моей женой, почему капитанский мостик не может стать тем местом, где я сделаю ей предложение?    - Потому что это мое! - взревел капитан, поднимаясь из кресла.    - Что именно? - высокомерно произнес Ратхан, продолжая обнимать меня.    - Мой корабль и мой мостик, - уже хрипло прорычал капитан.    - Ну, извини, не знал, что ты такой щепетильный. Мне без разницы, где делать предложение, могу и в столовой или в ее каюте, - резко выдал Ратхан. Ага, получи! Видал наших! Мы можем предложение сделать ... в смысле предложение? Это он сейчас о чем?    - Ратхан, ты о чем? - озвучила непонятки.    - Зайка, выходи за меня замуж, - тут же произнес Ратхан, разворачивая меня к себе лицом. Я посмотрела в его глаза. Ой, мамаааа, так он в серьез. Я-то думала, что они с Илькой спелись, чтобы капитана достать.    - Так это, Рат, я не могу, - попыталась освободиться от объятий.    - Почему? - ну резонный вопрос. Если бы еще ответ знать на него.    - Так Рат, мы же друзья. А друзья, они не женятся. - Стала придумывать причины.    - А если это не дружба, тогда что?    - Рат, а что это может быть?    - Любовь, например.    - Ой, не нада.    - Рат, коней придержи, - вступилась Илька, - у нас есть тут уже последствия одной любви.    - Какие последствия?    - Такие, что один моральный урод практически Зайку изнасиловал, - вперила гневный взгляд Илька в капитана. Ой, мама.    - Чтоо?! - схватил меня Ратхан.    - Рат, больно, отпусти, - клещи его рук держали так крепко, что синяки точно останутся.    - Кто? - уперся в меня взглядом Рат.    - Отпусти ее, ты ей делаешь больно, - вступился капитан.    - Отпусти, - тихо попросила я, потому что как он зажал мои плечи, вырваться было не возможно.    - Ктоо? - рычал Ратхан.    - Ты не слышал? Ей больно, отпусти! - стал громко рычать капитан, подойдя в плотную к нам.    - Что-то не помню, чтобы ты меня слушал, когда я просила тебя отпустить, - произнесла в сторону капитана.    Все. Меня отпустили, желанная свобода была мной обретена, теперь могла стоять совершенно спокойно, меня никто не тряс.    - Ты! Это был ты! - резкий выброс руки и удар пришелся точно в скулу капитана. Тот летит ногами к верху.    В полном молчании капитан поднялся с алеющей скулой, взгляд бешеного тигра мог бы ужаснуть любого, но не Ратхана.    - Зайка, - Взвизгнула Илька и повисла на руке Ратхана. Я, сообразив, что она имела ввиду, повисла на капитане.    - Убью, урод! - кинулся Ратхан на капитана, тот скинул меня с руки, стал наступать на него.    Я сорвалась с места и впилась губами в Ратхана, обхватив его руками и ногами, повиснув на нем как обезьянка.    - Ратхан, я согласна! - заорала в его лицо, отцепляясь от его губ. Тело парня расслабилось, он обхватил меня руками, прижал к себе и стал целовать почти зло, жестко, но я отвечала ему, лишь бы он забыл, что собирался устроить драку на капитанском мостике.    - Иль, - произнес он, повернувшись к сестре.    - Ага, я сейчас, - полезла торопливо к себе за пазуху подруга, достала колечко на цепочке, которое она носила столько, сколько я ее знаю, и протянула брату, сняв. Она еще на мои вопросы отвечала, что семейное обручальное. И вот это кольцо Ратхан одевает мне на палец!    - Илька, это же твое кольцо! - единственное, что могу произнести потрясенная полушепотом.    - Нет, Зайка, это мое кольцо. Оно может защищать женщин моего рода, поэтому Иль носила его на себе. Теперь ты моя невеста, - и снова поцеловал, долго так. - Свадьба после практики, откладывать больше я не буду.    Стою такая потрясенная, плохо соображаю, что произошло.    - Зайка, идите к себе в каюту, - донесся до меня голос Иль.    - А? - обернулась на нее, она стояла такая довольная и головой мне знаки показывает, чтоб уходили. Ратхан ее понял, обнял меня за плечи и повел с капитанского мостика. Рассеянный взгляд выхватывал заинтересованные взгляды окружающих и бледное лицо капитана, сжимающего кулаки. Это понятно, подраться не дали.    В каюте я стала снимать с пальца кольцо, чтобы вернуть его Ратхану.    - Зайка, что ты делаешь?    - Хочу кольцо тебе вернуть.    - Почему? Ты же согласилась, - Я зависла, соображая, как ему сообщить, что вообще-то согласилась, чтобы драку предотвратить на капитанском мостике.    - Я эээ .... Это. - Протянула, чтобы хоть что-то сказать.    - Зайка, я кольцо обратно не приму. Предложил совершенно серьезно, свидетелей было много, при них ты согласилась добровольно, - скорее добровольно-принудительно.    - Ратхан, ну я же это ...    - Зайка, я слишком давно ждал, чтобы ждать еще. Свадьба будет после летной практики. Родителей твоих известим, хорошо, что сейчас летим к ним. Мои давно ждут, когда я решусь, так что все согласны.    Все, да не все. Я вроде как не то чтобы не согласна, но вроде и не за.    - Мне бы подумать, - выдавила из себя.    - Зайка, ты дала согласие. О чем еще можно думать?    - Ратхан, я же ... понимаешь ... капитан он ...    - Зайка, ему морду все равно набью, за тебя уж точно, - сжал кулаки Ратхан.    - Ой, а мне в туалет надо. Ты иди, завтра поговорим. - Вытолкнула парня в коридор.    Села на край кровати, пытаюсь сообразить.    - И что это было? - риторический вопрос задала в пустой комнате.    - Это было предложение о браке, - тут же мне ответил голос корабля.    - Вискон, и что мне теперь делать? Я же согласилась только, чтобы не было драки.    - Придется выходить замуж. Лейтенант Сантау достаточно серьезно высказал свое предложение, и оно было не двусмысленно принято.    - Черные дыры! - простонала и упала на кровать.    - Зайка, у вас скоро вахта.    На вахте меня ожидала Илька, передавая дела, накинулась с расспросами.    - Ну, поговорили? - глаза огнем горят.    - Илька, я же согласилась, чтобы драку остановить, - простонала подруге.    - И что?    - Иль я не хочу замуж, ну то есть вообще не хочу, может быть пока.    -Зайка! Ты это брось! Рат давно родителей к тебе подготовил, они только ждут твоего согласия. Имей ввиду, он уже сообщил по виеру о вашей свадьбе после практики. Мне родители звонили, интересовались подробностями. То есть мама интересовалась, ей знаешь как интересно! Вискон обещал запись дать посмотреть.    - Ё, моё! - простонала я. - Ты соображаешь, что они там увидят?    - Очень романтично получилось. Ратхан врезал гаду по морде! - светилась Илька.    - А за что он ему врезал, помнишь?    - Ой, мама. Об этом я не подумала.    - Не подумала. Вот ты смотрю вообще мало думаешь.    - Ладно, я в столовку, - после паузы сообщила подруга.    - Я сегодня до ночи, хоть сегодня отосплюсь. - Зевнула.    - Хм, с чего это вдруг? Ратхан сказал после смены к тебе придет. И думается мне не просто так, - с намеком произнесла подруга.    - Илька! Ты думай что говоришь! Мне теперь месяц как минимум нельзя, иначе опять начнется, - громко сообщила подруге, а у той глаза округлились, и смотрит куда-то в сторону у меня за спиной. Обернулась, ну точно, стоит гад гадский.    - О своих личных делах будете разговаривать в свободное время, - угрожающим тоном произнес капитан.    - Разрешите идти? - откозыряла под пилотку Илька.    - Идите. - Мотнул головой капитан.    Молча села за свой стол с экраном, сенсорные датчики светились не мигая, навивая тоску и сон. Вспомнилось, как вчера ночью с увлечением читала книгу капитана.    - Вы простите, капитан Эрикан, я вашу книгу в каюте оставила, совсем закружилась с этими новостями. - Не удобно, так стало. Такой раритет, а я его забыла.    Он такой злой взгляд послал, что мне не хорошо стало, пожала плечами и развернулась снова к столу. Уперлась взглядом в экран, хотя смотреть совершенно не на что. Пока из субпространства не выйдем, не будет никаких изменений.    Рядом встал капитан, я подняла голову, посмотрела на него, встретилась с ним взглядом. Странный он какой-то, ничего для себя не решив, опустила глаза. Смотреть было некуда, даже звезд за стеклом не видно. Серое марево субпространства и все. Долго мы так: я сидела, он стоял. Капитан может находиться где угодно и сколь угодно долго, даже рядом с моим креслом.    - Зайка, значит, ты приняла его предложение? - все-таки задал вопрос Эрикан.    - Вы же слышали, - пожала плечами.    - Я понял, ты согласилась, чтобы предотвратить драку.    Пожала плечами, вот ему я точно ничего объяснять не буду.    - Но потом кольцо не сняла. Почему?    - Вам не кажется, что это не ваше дело? Давайте остановимся на уровне капитан - помощник.    - Мне казалось ...    - Вам показалось, - не удержалась и сквозь зубы добавила, - коллекционер.    Он резко развернулся и ушел с мостика. Скатертью дорога, хоть я расслаблюсь. Будет время подумать. Правда я не знала о чем. Помолвки этой я не хотела, все вышло случайно. Как вернуть кольцо я понятия не имела.    - Вискон, - тихо позвала я.    - Слушаю, помощник Дексир.    - А как можно вернуть кольцо?    - Зайка, ты хочешь вернуть кольцо? - вот зуб даю в голосе корабля послышалось изумление.    - Я точно не хочу замуж. - Решительно произнесла я.    - Зайка, я советую вам очень хорошо подумать, лейтенант Сантау очень хорошая партия.    - Вискон, я слишком молода, не закончила Академию, собиралась пойти на службу и сделать военную карьеру.    - Зайка, ваш будущий супруг очень достойный человек, он даст вам возможность сделать карьеру, заберет на свой корабль, вы будете вместе.    - Ой, - взревела я. - не могу я все время видеть Ратхана. Он милый, хороший, но я не люблю его.    - Любовь - это понятие мне знакомо, но я не могу понять, что оно значит.    - Я сама тоже никогда не любила, но если полюблю сразу узнаю. Можешь мне поверить, что понятие любовь и хорошая партия это совершенно разное. Мои родители полюбили друг друга и живут сейчас вместе.    - Супруги Дексир известная пара в созвездии Зампад.    - Завтра я их увижу, так соскучилась.    - Я тоже скучаю по полетам, если долго стою в порту, - после паузы произнес Вискон.    - Ты пытаешься понять чувства? Сколько тебе лет?    - Восемьдесят один.    - Ты совсем молодой корабль.    - Есть более старые корабли, но их оборудование морально устарело.    - Оборудование и интеллект разные вещи. Еще есть жизненный опыт. Могу тебе сказать, что корабль капитана Вайриса совсем другой. Характер, привычки, манера говорить и вообще он женщина, - захихикала я.    - Я знаю, мы общаемся друг с другом. Она действительно другая.    - Так как мне все-таки вернуть кольцо? Ты же слышал что родители уже в курсе.    - Никак, только если вы с лейтенантом Сантау договоритесь. Это ваше личное дело.    - Попробую поговорить с мамой, она меня должна понять.    К концу смены я уже клевала носом, когда пришел старпом Ринглс. Время было уже полночь. Вбежала в каюту, готовая бухнуться в кровать после двух бессонных ночей. Но меня ждал Ратхан.    - Зайка, я тебя жду, - радостно сообщил мне жених.    - Я в душ, - подхватив полотенце, сообщила ему.    Вышла в своей пижамке, в которой всегда спала в Академии, такая вся в рушечках, с сатурничками по голубому фону.    - Рат, я спать хочу. Уже две ночи не высыпаюсь. - Жалобно сложила ручки перед собой, может, уйдет.    - Ложись, я с тобой, - тут же сообщил мне парень. Вот черные дыры!    - Рат, это моя каюта, я спать хочу, - стараюсь ему намекнуть.    - Зайка, мы с тобой помолвлены, я могу здесь находиться в любое время, - просветили меня с улыбкой. Вот черные дыры! Я что теперь не могу спать одна в своей каюте?!    - Рат, давай я начну носить высокое звание невесты офицера космического флота завтра, сражу же, как проснусь? А? - и так умильно ресничками хлоп, хлоп.    - Так сильно устала? - Рат улыбнулся.    - Ага, - и мордочка такая несчааастная, ручки к груди прижала.    - Хорошо, Зайка, утром зайду. - Согласился Рат.    - Вот утром и поговорим, - чисто автоматически озвучила свои мысли.    - О чем? - тут же развернулся Рат ко мне.    - Ну, о свадьбе, - постаралась зависнуть я, поминая черные дыры про себя. Вот кто меня за язык тянул?    - Зайка, оттянуть свадьбу не надейся! Сразу же после практики. Иначе прямо сейчас пойдем к капитану и он зарегистрирует наш брак. - Серьезно пригрозили мне.    - Ой, ну что ты, зачем сейчас. Капитан спит уже давно. Чего его будить? - сладко пропела я своему жениху.    - Ничего, для этого дела я его с постели с удовольствием подниму, - после паузы решился Рат. Ой, черные дыры! Это что же делается?    - Рат, опомнись! За полночь уже, я спать хочу, капитан спит давно. Тебе идти надо, а не жениться. - Пыталась вытолкнуть его за двери.    - Решено, идем! - подхватил меня на руки Ратхан и вышел из каюты, где так уютно звала меня расстеленная постель. Видимо сон ночью, по расписанию - это не мое.    Занеся меня на руках в кабину перемещателя, Ратхан набрал код и вышли мы в каюте капитана(!). Тот правда не спал, а разговаривал по виеру, увидев нас, отключился, но я все равно успела увидеть блондинистую красотку, возлежащую на кровати в кружевном красном белье. Я поморщилась - фу,вульгарщина!    - Что вы здесь делаете? - взревел по нарастающей на нас капитан Эрикан, поднимаясь из-за стола.    - Мы по официальному делу, хотим зарегистрировать брак сейчас же! - сообщил Ратхан, не собираясь ставить меня на пол.    - Ты в своем уме?! - заревел капитан. Я-то не из пугливых, но рев заставил вжать голову в плечи, чтобы звуковые волны пронеслись над ней, а не подстригли мне прическу.    - Эрикан, как капитан корабля ты обязан нас зарегистрировать! - заорал на него Ратхан.    Сижу удобно так на сильных мужских руках, смотрю на обоих, переводя взгляд с одного на другого. Если бы я была физиком, сейчас столько бы электричества смогла собрать. Молнии из глаз так и полыхали. Капитана от красотки оторвали, Ратхану жениться приспичило, а злой, не удовлетворенный капитан не соглашается. Ели они взглядом друг друга долго. Наконец до капитана дошло, что он тут как бы начальство.    - Помощник Дексир, что это значит?    - Так ему жениться приспичило, - поясняю, с сочувствием глядя на капитана. Вроде мы с ним как пострадавшие стороны выступаем. Его лишили законного развлечения, меня сна.    - Сантау! Вы переходите все границы! - смотри-ка как озверел от того что его сексу лишили.    - Это какие? Ты, как капитан корабля несешь службу круглосуточно, поэтому обязан нас регистрировать по первому требованию! - завелся по новой мой жених.    - Хорошо, - прошипел капитан, развернулся к виеру, поднял его в руки, подошел к нам. - Мы заключаем союз Лейтенанта Сантау и помощника капитана Дексир, которые решили соединить свои судьбы в этот день. В этот момент я обязан задать вам вопросы: лейтенант Сантау берёшь ли ты помощника капитана Дексир в законные жены, будешь ли любить её уважать, в болезни и здравии, будешь преданным ей до конца ваших дней?    - Да, беру. - Спокойно ответил Ратхан, продолжая держать меня на руках.    - Берёшь ли ты, помощник капитана Дексир, в законные мужья лейтенанта Сантау, будешь ли любить его, уважать, в болезни и здравии, будешь преданной ему до конца ваших дней?    - Нет, не беру, - спокойно ответила, покачивая ножками в пижамных штанишках, которые едва доходили мне до коленок и прекрасно выставлял напоказ их ниже.    - Это как? - спросили оба одновременно.    - Ну, понимаешь, Ратхан, я всегда мечтала о белом платье, огромном белом лимузине батарте, чтобы гости были и родители с бабушкой. А сейчас это колгота с подписями, я так не хочу, - протянула сладеньким голоском парню, строя просительную мордашку и хлопая ресничками. - Ну, пожалуйста, Ратхан. Свадьба у девушки одна раз в жизни, я тоже хочу быть принцессой, - тянула я дальше.    - Хорошо, - в итоге сдался носитель моего тела в каюте капитана, - не сейчас, но свадьба будет! - грозно предупредили меня.    - Конечно, конечно! - захлопала ресничками я, спасибо после вечеринки не успела их отклеять, опахала поднимали неплохой ветерок, овевая щеку не состоявшегося мужа, остужая его мужской пыл.    Ратхан взял себя в руки, зашел, молча, в кабину перемещателя, набрал код моего коридора. Занес в мою каюту, положил на кровать, прикоснулся к губам, нежно поцеловал, явно не намекая на продолжение.    - Спи, спокойно, - направился к двери.    - Спокойной ночи, Ратхан, - постаралась, как можно соннее произнести ему в след.    - Вискон! - заорала я, когда дверь с шипением закрылась за не состоявшимся мужем.    - Слушаю, - спокойный голос корабля отозвался мгновенно.    - Ты это видел? - подскочила на кровати.    - Разумеется.    - Как мне вернуть кольцо?! - заорала я.    - Боюсь, это не получиться. - Спокойствие корабля меня нервировало.    - Вискон! Поищи юридические лазейки, я не хочу выходить замуж! - продолжала неиствовать я. - Утром расскажешь, а сейчас спать! И никого! Слышишь? Никого ко мне не пускать! Это приказ!    - Слушаюсь, помощник капитана Дексир!    Все еще недовольно фыркая, с размаху бухнулась на кровать, и угол чего-то уперся в ребра. Просунула руку - Жюль Верн, вот он в этой ситуации абсолютно не причем. Бережно достала книжку, погладила ее, полистала страницы, вдыхая запах давно забытых дней, прижала к своей груди и уснула.    Проснулась почти в норме, что плохо опять утром. Нет чтобы в обед хотя бы. Вспомнила, что уснула с книгой в обнимку, огляделась, а она лежит на тумбочке.    - Вискон! - заорала я.    - Слушаю, помощник капитана Дексир!    - Почему книга лежит на тумбочке? Кто здесь был сегодня ночью?    - Не могу знать, помощник капитана Дексир!    - А кто может знать? - возмутилась его словам. Чтобы корабль да не знал о том, что происходит на его корабле! Это не мыслимо!    - Зайка, а может, вы сами ночью переложили? - сделал предположение корабль.    - Может, конечно. Но я же ничего не помню. - Протянула я сонно, потягиваясь.    Завтрак в столовой аппетитно пах и манил здоровым желанием поесть.    Меня радостно встретили сослуживцы, приглашая за столик. Я направилась к ним с подносом, игнорируя капитана с его злым взглядом. А что? Я что ли инициатор ночного визита была? Подумаешь, накрылась у него свиданка.    - Держи, в семейной жизни пригодиться, - вручили мне за столом толмут фонокниги.    - "Устав жены офицера. В семье должна поддерживаться высокая воинская дисциплина. Муж обязан поддерживать ее строго соблюдая настоящий устав и содержать жену в полной боевой готовности", - прочитала я вслух, в затаившейся столовой. - Вот вы черные дыры! - В сердцах выдала им. Народ грянул мужским хохотом.    - Ты дальше почитай потом на досуге, в семейной жизни с лейтенантом Сантау пригодиться! - выдали мне совет.    - "Женой офицера может быть особа женского пола", - читаю дальше. Народ умер. Немного пробежалась по строкам вниз и зачитала дальше, пока народ отсмеялся, - "Жене офицера запрещается идти на сближение с каким-либо лицом мужского пола, дабы не подорвать авторитет мужа. Никто не имеет права целовать жену офицера, т.к. это входит в обязанности мужа. Все желания мужа - закон и должны выполняться беспрекословно, точно и в срок". - Дружный хохот разорвал воздух столовой. - А мне интересно, Ратхану тоже устав мужа преподнесли сегодня?    - Можешь не сомневаться! Таких сплетников как наши корабли, я еще не видел! - сообщил мне Сид.    - Лейтенант Кантр, вы оскорбляете честь и достоинство вашего корабля, - заявил нам Вискон. Народ снова грянул в едином порыве.    - Вискон, не обижайся, они же любя, - проговорила достаточно громко я.    - Зайка, я понял, - раздался голос корабля.    - Вискон, обращение не по уставу, - раздался голос капитана, про которого уже все давно забыли.    - Виноват! - отчеканил тут же Вискон.    - Помощник Дексир, своими личными делами занимайтесь в свободное время, - это уже мне.    - У матросов нет вопросов, - старой поговоркой ответила я. Чем вызвала улыбку на лицах окружающих. Выросла я в среде космоса, все родственники потомственные военные, летали на космических кораблях, мне флотскй юмор с пеленок передался.    - Через пол часа выход из субпространства, - доложил Вискон в моей каюте, - нахождение по расписанию.    - Спасибо. Ты что-нибудь узнал о кольце?    - Узнал два момента: первый, вы возвращаете кольцо по обоюдному договору с женихом, - я скривилась, после вчерашнего об этом можно было не мечтать.    - А второй?    - Второй: вас или вашего жениха должны застать за изменой.    - Ох, ничего себе! - опешила я. - Слушай Вискон, а кто у Ратхана последняя пассия? - после паузы решила спросить.    - Они давно расстались.    - Но может, как-то можно их свести?    - Она вышла замуж.    - Черные дыры! И туманность в придачу! Тупик. - Поникла я. Себя в роли изменяющей невесты я не представляла.    Присаживаясь рядом с Илькой, глянула на экран, все в норме, теперь остались считанные секунды до выхода. Илька с серьезным видом супилась на монитор.    - Спать хочешь? - понимающе прошептала я.    - Угу, - промычала Илька. - Что у вас там было в столовой? - более веселым голосом повернулась ко мне.    - А мальчишки устав офицерской жены вручили, - улыбнулась я.    - Мне Вискон показал, весело получилось, молодцы они.    - Ага.    - Пятиминутная готовность выхода из субпространства, - голос корабля.    Мы приготовились, для нас нет ничего нового, но все равно этот момент такой же ответственный, как и вхождение, поэтому все офицеры на местах, не только вахтенные. Вон старпом здесь и капитан в своем комплексном, в смысле огромном, кресле. Видимо комплекс какой-то есть у него.    - Минутная готовность выхода из субпространства, - голос корабля.    Наши с Илькой пальчики забегали по сенсорному экрану, проверяя системы. И так все работало нормально, но основные показатели двигателей, давления воздуха, воды в резервуарах, и много что еще. Делали мы свое дело слажено, обучали нас хорошо.    Пошел обратный отсчет, Вискон отсчитывал секунды, мы приготовились к резкому скачку, обозначающий переход на другую скорость. А скоро мы увидим звезды, не привычные нам, для созвездия Реиндом, а совсем другие, созвездия Зампад. А еще я увижу маму и папу.    Толчок, мы в креслах схватились за поручни, и спокойствие. Черный, бесконечный космос и мерцание прекрасных, далеких звезд.    - Прекрасно! - выдохнула я неосознанно. Кажется, слишком громко, потому что закашлялся старпом Ринглс. И ладно, я всегда космосом восхищалась, пусть думают, что хотят.    - Вискон, связь с генерал-лейтенантом Дексир.    - Слушаю, капитан Эрикан, - раздался голос моего отца, и всплыло изображение на экране.    У меня сердце забилось от радости встречи, я смотрела на папу и боялась пропустить хоть слово.    - Корабль "Висконсин" прибыл в созвездие Зампад для очередной проверки погранслужбы. Капитан корабля генерал-лейтенант Эрикан. - доложился наш начальник. Ух ты, да он в одном звании с мои папой! Вот не знала, капитан и капитан.    - Добро пожаловать в созвездие Зампад, капитан Эрикан, - совершенно спокойно поздоровался мой папа. Он у меня такой, никого не боится, ни каких проверок и никаких проверяющих.    - У меня на борту ваша дочь, генерал Дексир, в качестве помощника капитана, проходит практику.    - Очень приятно слышать, - официальный голос папы сразу смягчился. - Зайка, - позвал папа.    - Да, папочка, привет, - радостно и очень тихо поздоровалась я. Я так соскучилась, но разве об этом скажешь по связи, которую слышат все на корабле и гарнизоне.    - Зайка, что это история со свадьбой, - ну приехали! Еще сейчас давайте все это обсуждать!    - Папочка, давай не сейчас, - попросила я, начиная оглядываться по сторонам. Вокруг было столько заинтересованных глаз. Илька млела от удовольствия.    - Почта для помощника капитана Дексир, - сообщил голос корабля.    - Это бабушка своих пирожков передала тебе, - сообщил мне отец. - Приезжай к нам вместе с ними. Капитан Эрикан, вы сопроводите мою дочь в гарнизон?    - Почту за честь, - светским тоном ответил папе капитан.    - Пап, я сама могу на битере.    - Зайка, капитану Эрикан нужно в гарнизон, а у нас в последнее время эерханы стали шалить. Лучше будет, если ты не будешь лихачить одна, как обычно.    Стою, смотрю на пижонский батарт капитана и вот нет никакого желания лететь с ним. Капитан Эрикан подошел, открылись двери, я с коробкой пирожков от бабушки в руках, усаживаюсь рядом с водительским креслом. От воспоминаний о моей последней поездке в этом батарте настроение стремиться к отрицательным числам. Двери плотно прикрылись, на нас форменные тонкие скафандры со значком Национальных сил, пассивная безопасность. Это в городе мы можем летать в одежде, а здесь на границе, где в любой момент может произойти нападение, скафандр нужно одевать обязательно. Впрочем, тонкий скафандр, суперпрочной тканью как второй кожей, обтягивающий меня, лишь подчеркивает мою фигуру, как и фигуру капитана.    Капитан медленно выплыл из приемника и неспешно направил батарт к станции гарнизона. Корабль "Вискон" был построен как самостоятельная, полностью автономная станция. На нем мы могли жить абсолютно на самообеспечении. Все необходимое: воздух, вода, топливо, пища, наш корабль синтезировал сам. Недостатком такой независимости стал размер корабля. Электроника работала под присмотром самого искусственного интеллекта корабля, а так же специалистов, которых при необходимости на том же корабле можно было обучить. Для нас были доступны любые знания с помощью связи Вискона с другими кораблями, со всеми архивами и библиотеками, Академиями Национальных сил.    Вот из-за огромного размера нашего корабля мы не могли близко подойти к станции гарнизона, здесь привычных портов, как в городах, не было. Вокруг кружились битеры, это погранцы летали. Из-за повышенной опасности битеры сейчас летали парами, да еще с ними шутеры кружили вокруг. Сразу было видно, что граница настороже и готова по любому сигналу встать в ружье.    Капитан спокойно лавировал между битерами. Вспыхнул виер:    - Добро пожаловать, капитан Эрикан, - раздался голос дежурного матроса гарнизона. - Ваш приемник номер шесть.    - Спасибо, Нил, привет, - радостно поздоровалась я со старым другом.    - Зайка! Вот так встреча! - отозвался Нил. - Ты в гости?    - Я на практике на "Висконсине". - сообщила другу.    - Добро пожаловать домой! - И уже по общей связи раздалось его счастливое, - Ребята! Зайка прилетела в гости!    Радостные возгласы на общей связи заставили меня улыбнуться. Виер больше не отключался, все время включались на связь знакомые с детства лица. Всем хотелось лично поздороваться. Капитан сидел раздраженный, видимо вся эта кутерьма вокруг меня ему не нравилась.    - Вас так хорошо здесь знают? - после второго десятка приветствий не выдержал капитан.    - Я же здесь выросла, - пожала плечами.    По общей связи сработал сигнал "В ружье!", сирена перекрыла все переговоры.    - Координаты три, девять, один, прорыв границы. Двенадцать битеров эерханов. - раздалось по общей связи.    Ничего себе! Двенадцать! И рядом с нами совсем, я оглянулась назад и вправо. Прямо под нами летели битеры эерханов.    - Капитан Эрикан, - голос Вискона, - в гарнизоне тревога. Нападение эерханов на границу.    - Вискон, мы их видим.    Шлемы автоматически закрылись у нас над головами. Светящиеся трассы очередей стали расходиться в непосредственной близости от нас.    - Зайка, где вы? - голос папы.    - Пап, мы над эерханами. Они направляются к корпусу боеприпасов.    - Уходите от туда. Капитан Эрикан увезите мою дочь с линии огня.    - Генерал Дексир, мы боевые офицеры, я сам буду принимать решения.    Битеры действительно летели в сторону корпуса с боеприпасами, если им удастся взорвать хоть один отсек, детонация разрушит всю станцию. Разумеется весь корпус был бронированный, усиленный. Но зачем-то они прорывались к корпусу.    Капитан свернул на перерез битерам эерханов.    - Помощник Дексир, принять вождение на себя. - Отдал команду капитан и стал перелазить на заднее сиденье батарта.    Я протиснулась между капитаном и штурвалом, пока тот еще вылазил и взялась за управление батартом. Разумеется я не ни разу его еще не пилотировала, но это меня никогда не смущало, как говорят: главное забыть закрыть люк, а неприятности начнутся сразу же после взлета.    Капитан перелез на заднее сиденье, открыл управление пульта с оружием. Сенсорный экран привычно раскрылся перед ним, капитан стал вести прицельный огонь. Если до этого битеры эерханов на нас не обращали внимания, то сейчас стали отвечать на нас огнем. Вот теперь мы полетаем! Я с особенным удовольствием вжалась в штурвал и стала маневрировать между трассами огня. Одного за другим капитан подбил троих, после чего трое битеров стали на нас усиленно охотиться. Пришлось уходить и отступать, причем передо мной мелькнули огни границы, но эерханы наступали с таким напором, что я лишь успевала изворачиваться. Капитан успешно подбил еще один битер. Теперь, когда от нас ждали нападения, ему было сложнее, тем более батарт все время крутился, уворачиваясь от огня. Голос батарта спокойно сообщал о состоянии.    - Наведение лазером, - спокойно сообщил нам голос.    - Ё, моё! - заругалась я. Капитан, кажется, там тоже тихо матерился.    - Вискон! - крикнула я, - у нас наведение лазером, прикрой!    - Помощник Дексир, не могу, вас перекрывает слишком много наших битеров.    - Вот, черные дыры! - снова выругалась я.    - Уходите в субпространство, запаса кислорода у вас хватит, - посоветовал Вискон.    Лазер полоснул по корпусу тогда, когда я уже набрала команду для входа субпространство и успела ввести половину координат выхода. Оглянулась на крик капитана, его плечо было разрезано лазером. Левая рука повисла, кровь текла через ткань скафандра. Автомат скафандра стянул разрез ткани, восстанавливая герметичность. Второй удар лазера полоснул рядом с моей рукой, я нажала кнопку старта. Батарт сделал скачок и нырнул в субпространство. Капитан потерял сознание.    - Корпус разгерметизирован. - сообщил мне голос батарта.    - Черные дыры! - взвыла я, - Вискон, засеки наш выход. Я не успела полностью ввести данные.    Батарт выпрыгнул из субпространства и влетел в атмосферу какой-то планеты. Тугая сила сопротивления нагрела корпус, вспыхнуло пламя вокруг, стараясь проникнуть через щель после удара лазером.    - Потушить возгорание! - отдала команду.    Шипение газа показало, что тушение огня началось.    -Огонь потушен. - Спокойный доклад.    Резкое приземление на поверхность сотрясло весть наш батарт. От удара о поверхность меня швырнуло на лобовое стекло, изрядно приложив всем телом, в особенности головой. Теряя сознание, услышала голос батарта:    - Связь с кораблем "Висконсин" потеряна.   

4

      - Пить, - донеслось до меня где-то на периферии сознания.    Мои губы тоже были пересохшие, облизала и открыла глаза. Вокруг был полумрак. Перед собой увидела сенсорный экран, на котором моргала надпись: "Связь с кораблем "Висконсин" потеряна".    - Черные дыры, - прохрипела я, попыталась пошевелиться. Вспомнила сразу сражение. - Капитан, - позвала.    - Пить, - слабый голос. Значит, живой.    - Капитан, я сейчас, - прохрипела я, стараясь как то совладать с телом. Батарт воткнулся в поверхность планеты носом и теперь стоял с резким креном, что не позволяло нормально перебраться на заднее сиденье.    - Место выхода из субпространства. - задала вопрос.    - Планета Фаэтель, созвездие Скорбул.    - Черные дыры! - мы оказались на территории эерханов.    - Атмосфера пригодна для жизни?    - Состояние атмосферы соответствует требованиям жизнеобеспечения человеческого организма.    Облегченно вздохнув, отключила скафандр от жизнеобеспечения, сразу убрался купол шлема, и я смогла вдохнуть свежий воздух. Не сильно свежий, конечно, потому что воняло гарью от нашего приземления.    - Открыть двери.    - Помощник Дексир, двери заклинены, - спокойно мне сообщили.    Кое-как перелезла в сиденье, оглянулась, капитан был все там же без сознания.    - Катапульта! - скомандовала я.    Меня выкинуло на несколько метров вверх, перевернуло несколько раз в воздухе и я начала стремительное сближение с землей. Меня дернуло и экстренный парашют раскрылся, замедлив мое впечатывание в землю, но приложило увесисто. Парашют рассчитан на несколько большее расстояние, чем у меня было. Лежу, отдыхаю, солнышко припекает в непокрытую голову. Откашлялась, выплюнув песок из-за рта. Теперь порядок, можно вставать. Под ногами песок, вокруг ... ой черные бездны! ... пляж! Настоящий! И море!    Поворачиваюсь к батарту. Стоит горемычный воткнувшись в песок. Надо командира вытаскивать.    - Наладить связь с кораблем "Вискансин", - отдаю команду. - Диагностика состояния капитана Эрикана.    -Связь не доступна. Состояние стабильно средней тяжести. Открытое Ранение левой стороны тела. Кровь остановлена. Требуется наложение швов, обезболивание.    - Что есть в аптечке?    - Шовные материалы, обезболивающие.    Чудно, накладывать кто будет? Первую помощь я, конечно, проходила, но чтобы швы, это знаете ли несколько другой профиль.    Сначала надо достать тушку командира из батарта. Катапульта не подойдет, судя по тому, как меня шарахнуло о песочек. Подошла к батарту, двери действительно заклинило, но после срабатывания катапульты потолок раскрыт, забираюсь на крышу, примериваюсь.    Начинаю вытаскивать тяжеленного мужика, между прочим, с заднего сиденья. Хорошо хоть без сознания, а то услышала бы о своей неповоротливости много нового.    Спустя вечность, вся взмыленная под жарким солнцем, мне удалось вытащить капитана и даже дотащить до тенечка под деревьями, названия которых я даже не представляла. Вернулась обратно, вытащила корзинку с пирожками, Красная шапочка, тоже мне. Заглянула в НЗ батарта. Вода, и сухпаек были. Значит сутки-двое будем жить.    Достала из аптечки все необходимое, принесла к капитану. Ну, голубчик, давай лечиться. Сняла скафандр, да не так и страшно. Мне приходилось видеть и больше раны. Постелила стерильную пеленку, облила спиртом и стала учиться накладывать швы. Если потом не понравиться слетает в косметичку и поправит. А так, еще девушки охать будут над боевым ранением. Старалась не сильно испоганить то, что есть, каким-то чудом зашила, снова облила спиртом и наложила самоклеющуюся повязку. Пойдет! Решила я, вытирая пот со лба.    - Как вода в море? Купаться можно? - спросила у батарта.    - Вода морская пригодна для человека. - Сообщили мне приятную новость.    Разделась и с разбегу в воду, поплескалась, отдохнула.    - Как связь с кораблем?    -Отсутствует.    - Продолжать связываться. - Распорядилась.    Солнце пекло, не прекращая. В соукаре регулируешь интенсивность пропуска световых волн и наслаждаешься жизнью. А тут что? Подкоптиться можно на таком пекле.    Сначала прикрыла тело капитана пеленкой, но все равно солнце его достает. Подумав немного и вспомнив фильм про Робензона Круза, решила, что пора делать нам шалаш или хотя бы навес. Через крышу залезла в батарт, обыскала внутренности на предмет колящего-рубящего, попутно допрашивая о связи. Связи не было, но зато я нашла таншипы. Это конечно боевое оружие, которое одевается как налокотники, выпускает лазерные лучи. Одним словом ценная вещь! Вылезла, одела, включила, характерный звук "воу-воу" при махании руками показал, что таншипы рабочие. Деревья тут какие-то не правильные - ветки на самом верху, у бабушки в саду ветки со всех сторон растут. В общем, пригодились таншипы, резали ветки хорошо в один взмах. Накрошила я их от души, теперь задача сообразить, как их в подобие шалаша привести.    На небе сияло одно солнце и две луны, вспомнив астрономию, и, посмотрев в какую сторону вращается планета, стала ориентироваться для места на постройку шалаша.    Привлек меня беспокоящий звук со стороны деревьев. Звук был шуршащий, не приятный такой. Когда на полянку выползло первое пресмыкающееся, осознала причину звука. Ящерка в два раза выше меня размером, высовывала язык и мелко им подрагивала в сторону капитана, видимо привлек запах крови. Противно так стало. Потянув языком воздух, направилась к капитану. За ней следом стали выходить из-за неправильных деревьев следующие пресмыкающиеся. Судя по габаритам, в их глотке два капитана поместиться могут. Взревели таншипы, ящерки не обратили на них никакого внимания, зато я на ящерок очень даже обратила. Он хоть и гад, но единственный тут мой соплеменник. И пусть лежит в бессознанке под моим уколом обезболивания, это не повод сожрать его у меня на глазах.    Сделала несколько шагов на встречу ящеркам, размером в два раза выше меня, а про ширину даже говорить не охота.    - Ужин вам сегодня не светит, он хоть и почти ваш родственник, но этот гад мой! - взмахнула лазерами на свой руке, первая голова ящера полетела сторону. Направление и движение меня не особо интересовали. Количество пообедать капитаном превосходило мои ожидания. Они все шли и шли. Я рубила, они плевались зеленой жидкостью, я стала подозревать, что это яд. Ну, в общим нашли мы общий язык.    Стоя над последней убиенной тушкой, вытираю пот со лба. Славная получилась охота, вспоминаю старый мультик. Интересно, а мясо у них как добыть? Во мне проснулся первобытный инстинкт. Просто время обеда, а есть зверски хочется. "Классная зверушка: мех, мясо, шкварок нажарю!" - вспоминаю еще один бабушкин мультик.    Лазер чудесная штука: может разделать тушу ящера и уложить твоего непосредственного командира надолго и без всяческих приказаний в твою сторону, поневоле начнешь его уважать. Лазер довольно проговорил в ответ: "Воу" и скрылся к себе в чехлы. Очередной плюс - не спорит, не кочевряжется и не строит из себя главного.    Мой главный в этот момент попытался прийти себя. Что-то там прошелестел про пить и еще что-то, но мне было не до этого, я разделывала тушу, пусть не мамонта, но тоже приличных размеров. Хотя, как гласит предание, тушу мамонта должен принести в дом мужчина, но разве от этого полудохлика дождешься, чтобы он меня накормил обедом? Здесь его пластиковые деньги пригодятся разве что как совочек в песочнице.    Лазер легко подпалил ветки с деревьев, достаточно было подержать его подольше в сложенной куче, полыхнуло знатно. Поставила над огнем кусок мяса ящерки, благо участков тел вокруг было раскидано по песочку.    Подошла к капитану, вскрыла пакет с НЗ, достала бутылку с водой, поднесла к его губам. Пришлось страдальца приподнять и уложить себе на руку. Сухие губы глотали жадно, но я хорошо помнила, что нельзя много давать пить. Как только оторвала от его губ посудину, капитан сразу открыл глаза.    - Где мы?    - Планета Фаэтель, созвездие Скорбул, - сообщила данные батарта.    - Эерханы?    - Вас ранили лазером, рану зашила, сделала обезболивание. Связи с Висконом нет. - Четкий доклад своему командиру.    - Запах.    - А это ящерицы хотели вами пообедать, теперь будем обедать мы, - улыбнулась перспективам и аппетитному аромату поджаривающегося мяса на костре.    - Запах крови привлечет других хищников.    - Вот черные дыры! - выругалась. Действительно чувство голода притупило бдительность. Надо срочно избавляться от туш.    Перетащила в отползшую тень тело капитана, подложила ему под голову свернутую пеленку уже не стерильную. Снова одела таншипы. "Воу" благодарно мне мурлыкнул лазер. Увеличив мощность лазера до максимума, стала жечь туши ящериц. Запах паленого заполнил воздух. Остатки горелых туш закопала песком.    Вернулась к капитану, снова напоила его водой. Дышал ровно.    - Зайка, - тихо позвал он.    - Да, капитан, - отозвалась.    - Начни сканирование местности.    - Сканирование местности, - задала задание батарту.    - В тринадцати километрах на север населенный пункт, эерханы. - Начал доклад батарт, - На западе источник воды, на юге в двадцати километрах населенный пункт и военный объект эерханов. Восток море.    Капитан молча раздумывал над услышанным.    - Планета Фаэтель не является военным объектом эерханов. - Начал капитан. - Это место отдыха, курорт, как раньше бы назвали. Здесь нет военных баз. Военный объект, видимо, охрана побережья. - Помолчал, перевел взгляд на меня. - Ты бы искупалась, вся в крови.    Осмотрела себя, действительно с этой бойней вся испачкалась. Легко скинув одежду, побежала в море, которое мне уже понравилось. Плескалась, купалась, совершенно забыв о том, где нахожусь. Море это здорово!    Только выходя из воды, сообразила, что влетела в воду совершенно голой, в военной Академии у нас не принято стесняться другого пола, потому что полевые условия не всегда позволяют уединяться. На практике часто приходилось душ вместе с однокурсниками парнями принимать, хотя моему командиру тоже не в диковинку голую девушку видеть. Тряхнула мокрыми волосами за спиной, стараясь хоть немного просушить, нехватка аэрофена явно давала себя знать. Сейчас бы уютно засунула голову в давно ставший родным шлем, а вынула из него уже красивые чистые волосы. Как раньше люди в естественных условиях жили? Не понятно.    Просохнув на солнце, получив свою долю ультрафиолета, подошла к одежде. Командир внимательно наблюдал за мной, что меня совершенно не беспокоило.    - Как связь? - поинтересовалась у него.    - Пока нет.    Натянула на себя скафандр, приятно охладивший разгоряченную кожу на солнце, благодаря своей системе жизнеобеспечения. Присела рядом с командиром, напоила его водой, по совету батарта уколола ему восстанавливающий укол, состоящий из витаминов, микроэлементов и еще всяческой ерунды для восстановления человеческого организма полезной. "Ракета" именуемый среди матросов комического флота. Потому что эффект был именно такой, что человек поднимался так, как будто на ракету садился.    Костер мой благополучно потух, и мясо пеклось на углях, что оказалось правильнее. Потому что тогда когда было пламя, мясо обгорело, а то, что выпекалось на углях, было приятно коричневого сочного цвета, дразнило своим ароматом.    Я присела перед бывшим костром, и потянула к себе кусок мяса на палочке. Аромат дразнил аппетит. Запустив зубы в мясо, почувствовала, что соли не хватает, но меня это не остановило. Отрывая сочные куски, я жмурилась от удовольствия, потому что горячее сырым быть не может. Наелась так, что дышать тяжело было, запила водой из НЗ.    - Надо сходить к источнику воды, - сообщила командиру, поднимаясь, - у вас еще оружие какое-нибудь в батарте есть?    - Там должен быть ратон, - ответил капитан.    Кивнув, полезла через крышу в батарт, на заднем сидении обнаружила кнопочку, нажав на которую обнаружила настоящий склад оружия. Да мой командир не плохо экипирован. Достала ратон с запасной обоймой пульсаров и вручила капитану. Расспросила у навигатора дорогу к источнику воды, одела таншипы на руки и углубилась в заросли неправильных деревьев, у которых ствол прямой, а на самом верху буйная растительность в виде метелки. Деревья были смутно знакомы, но где я такие видела, не могла сообразить.    В наступившей неожиданно тени можно было разглядеть другие растения, которые плелись по стволам и давали огромные благоухающие цветы, на земле, точнее песке мелкая травка сменялась небольшим кустарником. Однажды на меня кинулось длинное узкое животное и укусила за форменный ботинок. Укусила, потому что увидела зубы у этой зверушки, когда отрезанная голова полетела в кусты, за реакцию на тренировках меня всегда хвалили.    Громкий звук человеческих голосов разорвал приятные трели птичек на ветках. Те резко прекратили петь. Голоса были высокие, очень похожие на детские. Впереди зашумели ветки и кусты, из растительности выбежали дети. Смуглые с короткими волосами, в глазах застыл ужас, они кричали сплошные гласные, так мне показалось. Тела их были голые, только на бедрах висели тряпочки, в руках дети держали емкости странной формы. Заметив меня вся, ватага скакнула в сторону, и побежала еще шустрей. Я стояла в недоумении, что делать дальше.    Шум разламываемых и раздираемых веток показал, что на меня еще кто-то движется, любимые таншипы произнесли "Воу" и замерли у моих рук в ожидании. Интересно, что могло так напугать маленьких детей? Ответ не заставил себя ждать. Огромный мерзкий паук черного цвета скакал между деревьев в погоне за детьми. От веса прогибались стволы, приминался кустарник. Пасть была раззявлена мерзкими зубами-клыками белесого цвета, которые постоянно двигались, втягивая в себя воздух. Заметив меня, паук затормозил ненадолго и кинулся. Отражать атаки нас учили из любого положения, а здесь более чем удобно, наклон, переворот и взмах таншипом по брюху паука. Мерзкая желто-зеленая слизь полилась изнутри. Паук взвыл и упал на землю, трепыхая лапками. Подошла к нему и одним ударом отсекла голову.    Прислушалась, огляделась, тишина. Таншипы, довольно урча, скрылись в ножнах. Паук был здоровенный, поймай он хоть одного ребенка, слопал бы за милую душу. Впрочем, взрослому тоже не поздоровилось. Рассматривая членистоногое, внимательно наблюдала за окрестностями. Дети появились, очень осторожно выглядывая из кустов. Убедившись, что им больше ничего не угрожает, они выбежали и стали трясти меня за руки, махая руками, видимо рассказывали об опасной встречи. Вся их речь для меня была сплошные гласные. Ничего не понимала. Когда меня стали упорно тащить за рукав в сторону источника воды, решила идти, посмотреть что там и как.    Ручей бил из-под земли, образуя небольшую заводь. Дети быстро набрали воды и стали тянуть меня дальше в лес. Отрицательно помотала головой и показала в ту сторону, откуда пришла. Дети заволновались, но решили пойти со мной.    Во главе своей звонкоголосой ватаги вышла на берег, где с закрытыми глазами лежал командир. От создаваемого нами звукового эффекта он быстро вскинул ратон и направил на нас.    - Свои! - крикнула издалека.    Подойдя ближе, показала моим сопровождающим на капитана. Те заголосили еще усиленней, потом что-то прокричали и умчались в заросли.    - Кто это был? - хмуро спросил командир.    - Местные дети. На них напал огромный паук, я его убила. Дети звали с собой, но я привела их сюда.    - Зачем?    - Чтобы показать, что идти никуда не могу.    - Женская логика. - Выдал вердикт командир.    Решила не обижаться. "Женская логика" - это последний довод мужчин, которым нечего сказать в споре.    - Источник нашла?    - Нашла, там как раз дети на этого паука попали.    Напоила командира водой, ему после "Ракеты" стало намного лучше. Вколола ему еще витаминный коктейль.    Раздался шум приближающихся голосов, мы дружно вкинули свое оружие. Из зарослей вышли темнокожие люди, явно родственники ребятишек. Они остановились и внимательно на нас смотрели. Дети протиснулись мимо взрослых и подбежали к нам, радостно что-то лопоча и тыкая в меня пальцами своих грязных ручек. Мы опустили оружие, взрослые аборигены, постояв немного, стали подходить к нам. Дети весело что-то рассказывали, и по их уморительным мордочкам выходил живописный рассказ. Они так забавно кувыркались на песке, повторяя мой бой с пауком, и махали рукой, что не выдержала и рассмеялась. Взрослые заулыбались в ответ, открывая свои белые зубы, мечта стоматолога.    Дети самый любопытный народ во вселенной, их никогда не остановят различия во внешности и не знание языка. Как только реакция взрослых показала, что они одобрили нас пришельцев из космоса, ватага любопытных ринулась на штурм нашего батарта.    - Что они делают? - возмутился командир.    - А вы разве не были маленьким? Играют, - пожала плечами в ответ.    Лично меня папа и его сослуживцы и не из таких закоулков вытаскивали. Однажды была целая погоня, когда меня унесло в открытый космос без страховки. Тогда пять битеров за мной гонялись. А тут, всего лишь один открытый батарт уткнутый носом в песок стоит.    Взрослые аборигены подошли к капитану и стали трещать на своем языке. Командир включил переводчика на скафандре. Сначала послышался треск, который испугал наших гостей, а потом стали понемногу различаться слова.    - Что с ним? - был первый вопрос, который мы расслышали. Я тут же включила свой переводчик, и сплошные гласные перевелись в разумную речь.    - Ранение. - Ответила я.    - Кто его ранил?    - Эерханы, лазером.    Мужчины загудели. В одних интонациях слышались угрозы, в других уважение.    - Помощник Дексир, что вы делаете? - возмутился капитан.    - А вы не видите, что они настроены не агрессивно?    - Мы заберем вас к себе, - вышел вперед самый старший на вид мужчина, - наша хатэ поможет твоему мужчине.    - Он не мой мужчина, - тут же просветила их.    Но они не прокомментировали мои слова и, подхватив капитана на руки, понесли в заросли. Я следовала следом за группой мужчин в сопровождении ребятишек. Они восторженно смотрели на меня и хватали за руки, пересказывая, как испугались такехэ, когда пошли за водой, а я их спасла. Забавные перепачканные мордочки вызывали улыбку. После привычных соукаре, любимого космоса вся окружающая обстановка казалась не реальной. Но дети во все времена дети.    Привели нас в поселение, состоящее из маленьких домиков, сделанных их веток и огромных листьев. На встречу, вышли, по-видимому все жители. Женщины, мужчины и дети были одеты только в тряпочку на бедрах. У женщин из длинных волос были заплетены хитрые прически, от взгляда на которые сразу хотелось почесаться в своей голове. На груди весели бусики, на запястьях браслеты.    - Но почему аборигены съели Кука? За что - неясно,- молчит наука. Мне представляется совсем простая штука: Хотели кушать - и съели Кука. - Процитировала песенку, услышанную у бабушки.    - Зайка, не советую даже шутить в этом роде, - совершенно серьезно произнес мой командир.    - Думаете, вы им по вкусу можете не подойти?    - Думаю, ты им можешь подойти. Они что-то довольно интересное на твой счет тут говорили.    - Это что же? Я их восхитила своей красотой?    - Именно. Кажется, младший сын вождя собрался на тебе жениться.    - Черные дыры! - изумилась я. - Не может быть! - решительно возразила ему. - У них другие женщины ценятся, вон с какими телесами ходят, трясут, я для них слишком худая. Вы же сами с них глаз не сводите, - хихикнула я, обратив внимание на его заинтересованный взгляд, устремленный на обнаженную по грудь аборигенку, которая как раз наклонялась к моему командиру, чтобы напоить его.    Командир зыркнул на меня, но отвечать поостерегся.    Расселили нас в разных тапэ, как здесь называли домики. Меня отправили, где все жители были женщины и дети, капитана поселили у хатэ, так понимаю местная целительница. Интересно чем она его лечить будет, если на вид ей было не больше тридцати, а фигура очень даже пышногрудая была.    Мои соседки оказались все родственницы. Сестры, жены, тети и так далее. Все они стали таскать меня за волосы, громко обсуждая цвет, такой не обычный для них. Предложили мне писк местной моды - тряпочку на бедра, согласно кивая головами, уговаривая это примерить. Женщина я или нет? Как я могу устоять перед новой тряпкой, тем более из последней коллекции аборигенок? Скафандр с меня стащили совместными усилиями. Кружевные трусики вызвали полный восторг, совместное обсуждение местных модниц данного кусочка одежды выявило повышенный спрос на него. Свое белье отдавать, конечно, никому не собиралась, но обещала помочь местным мастерицам соорудить нечто подобное, чем окончательно покорила сердца местных женщин.    Писк местной моды на мне смотрелся забавно, но удивительно шел к моей фигуре. В том смысле, что грудь была полностью выставлена на показ, отчего на тряпочку на бедрах уже никто не обращал внимания. Покружившись вокруг себя, решительно потребовала еще одну полоску ткани, она была выдана с готовностью. Обернула вновь выданный кусок вокруг себя на уровне груди. Очень удобно получилось и придерживает и не отвлекает. Местные модницы сначала отрицательно загалдели, пытаясь стянуть ее с меня, но моя упертость заставила рассмотреть новую моду по внимательнее. Консилиум из признанных местных метров моды вынес вердикт: носить, но пока только на мне, чтобы изучить мужской спрос на эту деталь.    Новость о новой моде по поселению разнеслась раньше, чем меня вытолкнули на улицу из тапэ. Ребятишки, в ожидании моего выхода после новоселья, постоянно заглядывала в просвет между тканями, и разносили все наши действия и переговоры всем интересующимся и не очень соплеменникам.    В тот момент, когда меня выпихнули из тапэ, вокруг собрался весь наличный состав поселения. Причем те, что по вахтенному расписанию мужчины должны были стоять на карауле (это я определила по наличию у них в руках палках с острыми насадками), тоже присутствовали здесь.    Вылетела носом вперед, поймав в прицел лбом чью-то мужскую грудь. Подняла голову и обнаружила перед собой знойного местного красавчика. Вот нисколько не сомневалась, что он тут неотразим, потому что фигура была идеальной атлетической формы. Широкие плечи, закаченная шея, узкие талия и бедра. Бритая голова и лицо, на котором раскрашен был белой краской какой-то узор. Жених, прямо слово!    Выпрямилась, похлопала в его сторону ресничками, чем ввела его в полный ступор. И пошла походкой от бедра голыми ногами по песку, потому что местные модницы запретили обувать так любимые мной ботинки на платформе. Зато навесили на щиколотки погремушки, при каждом шаге которые мелодично позвякивали. Женщины за моей спиной одобрительно загудели. И вот интересно мне стало, после того, как сняла скафандр, я же ни слова не понимала из того, что они мне говорили, а великая женская солидарность на почве моды, свела языковой барьер к нулю.    Вышагивая своей походкой от бедра, обошла по площади вокруг, наличный состав провожал меня взглядом как по стойке "Смирно!".    - Вечером, по случаю нашего знакомства, приглашаю всех на вечеринку! - оповестила местное население.    Вернулась обратно в свой тапэ и одела любимые таншипы. Смотрелись они очень стильно на обнаженных запястьях. Отцепила переводчик от скафандра и пристегнула к таншипам.    Женщины срочно переодевались в похожий у меня наряд к вечеринке. Новая мода была одобрена. Что такое вечеринка они не имели понятия, но как повод покрасоваться в новой тряпочке этого было достаточно.    При свете ночного костра все аборигены сидели вокруг и под ударные инструменты подпевали заунывную песенку с несложным мотивом. Переводчик перевел буквально три фразы: Жизнь трудна в нашем клане, нас хотят съесть, мы все умрем. Меня такой подход не устраивал, чтобы меня съели, во-первых подавятся, а во-вторых я еще Академию не закончила. И этого гада не позволю съесть. Кто мне зачет по практике поставит?    Прошла к барабанчикам местным, оттиснула загорелого диджея , который по природе своей должен был зажигать народ, а не втравливать их в депрессию. Провела пальцами по натянутой поверхности, необычный звук заставил вздрогнуть население и посмотреть на меня.    - Там-там, - произнес барабанчик, запустила все пальцы на поверхность. - там-та-да-там-та-да-та, - отстукивала ритм известного хита последней недели на танцполе.    Веселый ритм заставил меня приплясывать рядом, я еще умудрялась подпевать незамысловатые слова песенки. Барабанчик весело отзывался на мои пальчики, я кивнула диджею, чтобы схватывал ритм, и потеснилась на краешек. У того черные глазки загорелись и он с азартом приноровился в музыкальный ритм. Второй барабанщик подхватил мелодию, я подпевала им, приплясывая и выстукивая ритм ладошками.    - А теперь дискотека! - оповестила всех, вытаскивая из сидящих рядов своих знакомых модниц.    Те с азартом подскочили, прихлопывая в ладоши и повторяя мои движения. Мы с ними трясли руками, вскинутыми вверх, махали ногами, я еще делала несколько сальто с разнообразными подкрутками. Барабанщики поддержали нас в танце. В общем, танец получился веселый, азартный. После него нас наградили звучным "ООООО!!!!". Мы с подружками остались довольны.    Вспомнила про бабушкины пирожки, сбегала в тапэ, вынесла коробок, который нам помогли принести местные еще в обед. Пригласила всех попробовать. Ох, жаль нет моей бабушки, вздохнула. Такие восторги не передать, их нужно слушать самолично.    Второй танец после небольшого перерыва, начала сама на барабанах, диджей легко схватывал ритм, местная певица стала придумывать слова по ходу дела. "Победили мы такехэ, эхе-эхе-эхе-эхе! ", "Победили паука! Тра-та-та, тра-та-та" - это уже от меня шедевр.    На танец вскочили уже все со своих мест, потому танец победы над жутким пауком, как объявила им я, нужно танцевать всем кланом. Остались совсем немощные и один подстреленный больной, заботливо уложенный на пышную грудь без модной тряпочки. Собственно в такой толпе у костра я его только сейчас рассмотрела, когда все поднялись в танце. Лицо у командира было расписано белой краской, как у того местного красавчика, видимо, такая местная мужская мода.    Дружно ухали, подскакивали под веселые там-тамы барабанов. Когда стали приседать первые, не выдержавшие ритма, сделали паузу.    Пауза ознаменовалась раскуриваем вождем племени огромной трубкой. Длиннющий мундштук не возможно было держать в руках и само основание положили на песок. Дым, который пошел над площадкой, заставил меня закашляться. Не знаю, что за гадость курили, но в глазах защипало, и потекли слезы. Трубку торжественно передавали по кругу, и каждый вдыхал пару затяжек. Детям не давали, я ломала голову как мне отказаться от сомнительного удовольствия, потому что никогда не курила. Незаметно пересела в те ряды, где процедура курения уже прошла и, посмотрев на соседей, скосила похоже глазки. Моя передислокация прошла не замеченной.    Легкий бой барабанов был почти не заметен, в вечернем воздухе плавал дым от гигантской трубки. Когда она прошлась по кругу, причем капитану ее не дали из-за ранения, встал местный красавчик, и направился в мою сторону. Это он что увидел, что я не курила? То есть если нас в школе гоняли за то, что курим, то здесь за то, что нет? Стала стратегически отползать за спины рядом сидящих, старательно кося глазками, как отуманенная куревом, в целях конспирации. Но упорный местный красавец точно шел в моем направлении.    - Ты! - возвестил он, ткнув для наглядности в меня пальцем. Вот черные дыры, углядел, значит. - Я беру тебя в жены! - сообщили мне, поставив перед фактом. Глазки окосели по настоящему от новой информации.    - Это как? - обалдела я, выпадая в туманность.    - Ты женщина, я воин. Я беру тебя в жены, - не сводил с меня глаз, потенциальный жених.    - Я тоже воин! - выпятила свою немалую грудь перед ним. А чего? Ему значит можно грудь колесом, а я так тоже моряк космического флота.    Теперь глазки окосели у жениха, причем именно на выставленную достопримечательность. Оглянулась в поисках поддержки своих подружек, они, предательницы, согласно кивали и довольные такие лыбятся сидят. Ага, не им же замуж за этого местного бодибилдера идти.    - Воин! Воин! - согласно загалдели дети, - она такехэ убила!    - Ты моя! Это мое право! - не унимался окосевший жених.    - Я заявляю свои права на эту женщину! - разнесся громкий мужской голос над всеми собравшимися.    Оглянулась в поисках самоубийцы, который посмел кинуть вызов качку весом под 180кг. О, а вот и капитан нарисовался, надо же даже от пышной груди голову оторвал и сел. Местный жених окинул оценивающим взглядом будущую котлету слабой прожарки, потому что раздетый командир явно был белее всех собравшихся.    - Ты не ее мужчина! - поставил нас перед уже известным фактом.    - Но я так же могу взять ее в жены, - был ответ.    Взгляд женщин загорелся, мужчины оживились, теперь свадьба точно не обойдется без мордобоя. Вступился за мою честь вождь племени.    - Арун, если есть еще один мужчина, который претендует на эту женщину, значит, предстоит такуха!    - Такуха! Такуха! Такуха! - скандировал народ, примерно как наши погранцы орали "шайбу! шайбу!". Я поддержала их веселый настрой, введя свой голос в общий ор.    - Дексир, уймитесь, - прорычал голос у меня за спиной, оказалось, в общем порыве преодолела расстояние до своего командира.    - Господин капитан, а вам что, не весело? Смотрите, какая вечеринка сегодня удалась! - и снова кинулась к диджею, заводя его на новый ритм.    Теперь все подорвались в круг, не отговариваясь старыми язвами. Подружек научила нескольким очень чувственным ПА бедрами, и те с удовольствием затрясли своими аппетитными формами перед своими избранниками.    - Культуру в массы! - орала я, выписывая танец живота своей тряпочкой на бедрах, поглядывая на забавно трясущих полненькими животиками своих подружек, так чего доброго растрясут все калории за вечер. Хорошие они девчонки все же, ишь, чего выкаблучивают!    Наконец-то утро сегодня пришло ко мне ближе к вечеру. Сбылась мечта идиотки. Заспанная и слегка опухшая после неудобной лежанки, выползла на свет божий. Солнце стыдливо старалось спрятаться за деревья, чтобы не видеть моего помятого вида, я же обвела взглядом полянку перед костром, в попытках найти воды, чтобы умыться. Вчера отрубилась почти стоя, кажется, девчонки вели меня в палатку и спать положили. Вот за что им огромная человеческая благодарность, что дали поспать матросу.    - Кто рано встает, не мешайте тем, кто поздно ложиться! - отбрыкивалась еще по дороге к лежанке почти на рассвете.    Плетясь по песочку в почти полном одиночестве, прошла уже мимо раскрашенного мужика, когда он меня окликнул.    - Зайка.    - А? - обернулась. О, точно, командир сиятельной персоной. - Как здоровье господин капитан? Вылечила вас хатэ своими не традиционными методами? - присаживаясь рядом с ним. - А где тут водички раздобыть, умыться хочется.    - Ты себе мозги промой, - огрызнулся командир.    - Я вам не хамила, - не проснувшимся голосом ответствовала.    - Зато втянула меня в такуху, - огрызнулся командир.    - А кто вас вообще просил на меня права заявлять? - пожала плечами, - лежали бы дальше на груди хатэ.    - Он же тебя вчера собирался женой сделать! - возмутился командир.    - Вот стесняюсь спросить, по какому праву вы мне запрещаете замуж выходить? То вам Ратхан не нравится, то этот, как его ... - почесала колтун на голове. Черные дыры! Это что у меня на голове? Как же я выгляжу?    - Арун. - подсказал командир.    - Во-во, Арун. Он кстати намного симпатичнее вас.    - Никогда не понимал женщин, которым нравятся тупые качки, - фыркнул капитан.    - Ой, а мы такие все из себя интеллектуальные коллекционеры. - Протянула последнее слово, делая на нем акцент.    - Так наградить в душу могла только ты, Зайка моя. Тебе нельзя за него замуж! - строго выговорил мне капитан.    - Ну, знаете ли! Если бы вы были моим папочкой, я бы вообще никогда не смогла выйти замуж! - возмутилась тут же.    - А ты собралась быть ему женой? - мягко поинтересовался моим мнением.    - Ничьей женой не собираюсь быть, я учиться хочу, карьеру сделать. На границу, как мои родители уйти служить.    - К папочке под крылышко? - съехидничал командир.    - Граница у нас большая, и должна быть на замке, чтобы всякие Зайки, Ильки могли спокойно учиться.    - Да, пограничник - это призвание. - Уважительно произнес мой командир.    Да, это призвание, потому что это состояние души, когда ты понимаешь, что здесь, вот на этом самом месте есть точка, где находишься ты, а за тобой все Национальные силы, все мирные граждане, живущие не важно где, на планетах или в космогородах, как я, и ты ответственный за этот пусть узкий, но очень важный участок на границе. Здесь особые отношения между сослуживцами, здесь невозможно притворяться, потому что вся твоя чернота сразу же вылезет на поверхность. Именно поэтому моего отца так уважают в гарнизоне, совсем не из-за того что он генерал-лейтенант. Он свой авторитет среди пограничников завоевал службой, а мама всегда была ему опорой и поддержкой, при этом сама служила всегда, никогда не оставалась дома, болтая с подружками. Она очень сильная женщина, если бы не встретила моего папу, смогла сама построить себе карьеру. Я очень хочу быть достойной своих родителей, хочу быть похожей на маму, найти себе любимого мужчину и быть с ним рядом, помогать и поддерживать.    - Да, призвание, - отозвалась я. - Что хоть значит это такуху?    - Не понял толком, вроде как соревнование.    - А что ваша пышногрудая хатэ не рассказала, что это такое? - прикололась снова над местной целительницей.    - Неужто ревнуешь?    - Я к шлюхам не ревную!    Командир поперхнулся и замолчал. Ага! Значит что-то было, довольная собой, встала в поисках воды для умывания. Решив, в конце концов, прогуляться до моря. Не хватает мне аэрофена и красивых желтых волос с зелеными прядями.    Море было вечером очень красивое, сиротливый батарт остывал от полуденного солнышка.    - Привет, - подошла к нему, - как жизнь?    - Помощник Дексир, здесь местные дети облазили всю внутренность.    - На то они и дети, - философски ответила железяке. - Как связь? - для порядка поинтересовалась, потому что на наши туоки сразу присылаются все сообщения от батарта.    - Связи нет.    - А что есть?    - Переговоры эерханов.    - Ой, как интересно! - тут же воскликнула я. - И что говорят?    - Нас не обнаружили, разговоры об отдыхе. - Кивнула на новости.    - А я купаться, - просветила о своих планах батарт.    - В море несколько хищных животных, будьте осторожны.    - Ага, - легкомысленно отозвалась.    Скинула кусочки ткани на кромке песка, там же оставила так полюбившиеся таншипы. С разбегу нырнула в воду. Плавать толком не умела, потому от берега далеко не заходила. Самое главное было качаться на волнах, а для этого глубина не нужна. Это меня и спасло.    Огромные рыбы с зубами, размером с мою голову, приблизились ко мне, беспечно покачивающейся на волнах. Брюхо у них не пролезло на мелководье. А я всегда говорила: лишний вес - это зло! Поплачьте, смойте макияж, снимите платье и часы, Поплюйте сорок восемь раз и ... смело встаньте на весы!    Громадная рыбина, застряв брюхом на песке, клацала зубами в мою сторону. Выскочив из воды, я грозно уставилась на нее, направив свой любимый таншип.    -Я не жадная! Я принципиальная! Не дам себя сожрать, самой еще пригодиться! - со мной согласился лазер привычным "Воу". - Капец тебе, акула!    Лазер вспорол морскую воду и прошелся по зубатой пасти. Рыбка задрыгалась, а ее соплеменники с удовольствием отобедали как в лучшем ресторане, "Рыба прожаренная" - было сегодняшнее меню.    Ой, есть охота, неожиданно вспомнилось. Нацепила новомодные тряпки, и поплелась в поселок к своим уже родным аборигенам.    Рот мне неожиданно закрыли рукой и второй обхватили за талию. Как я не сопротивлялась, сделать этому бугаю ничего не могла, до тех пор, пока он не поставил меня на пол. Вот тут я от всех души зарядила в пах похитителю, оказавшемся моим женихом из местных.    - Женщина! - вскрикнул он, присаживаясь.    - Что, приседающий к земле мужчина? - нагло подперла руки в боки.    - Ты!    - Уже выяснили, я. Это все? Могу идти?    - Нет.    - А поподробней можно?    Он отдышался, выпрямился, сделал шаг ко мне и попытался сграбастать меня своими бицепсами в охапку.    - Тебе чего? - строго спросила его, отходя назад.    - Ты все равно будешь мой женой - рявкнул он, пытаясь достать ускользающую меня между прямых стволов неправильных деревьев.    - Ты делаешь мне предложение? А знаешь ли ты, что на предложение руки и сердца благородная  должна три раза отказаться, и только на четвёртый раз согласиться.    - Я не буду отрубать себе руку.    - И сердце вырывать не будешь? - распахнула глаза как можно шире и взмахивая все еще накладными ресницами в притворном изумлении розовой барби.    - Они мне еще пригодятся! - был обижающий меня ответ. Вот ничего он мне подарить на долгую и светлую память о себе не хочет! Я так обидеться могу, в конце концов!    - Вот чего ты во мне нашел?    - Я тебя захотел, когда вчера прыгала, - откровенный ответ.    - Сознаюсь, был грех, прыгала, - Моя ошибка. Не надо было сверкать кружевным бельем из-под мимо юбки. - И что теперь вот из-за моих прыжков ты готов на всю оставшуюся жизнь связать себя браком? А вдруг у меня характер скверный? Или лягушками питаюсь?    - Лягушки - это кто?    - А ты хочешь сделать мне приятное? - промурлыкала я, подходя к нему и строя умильную мордочку. - Тогда купи мне шубку, мне будет приятно.    - Шуба - это что? - изумился жених.    - Ну это такая одежда из шкуры животного мехом наружу. - Пояснила свой заказ.    - Ты будешь носить это в такую жару? - поразился мужик.    - Ну не совсем тут. Есть много мест, где не так жарко. Я же не навсегда тут останусь. - Мурлыкала я дальше, взмахивая ресницами.    - Ты останешься здесь! И шубы тебе не нужно! - был категоричен поклонник.    - Вот еще! Я вернусь к своим маме и папе, - возразила этому амбалу.    - Ты останешься здесь! - решительно шагнул ко мне и перевалил меня через плечо.    - Эй, а ну, поставь меня на землю! - тут же потребовала своей свободы.    Мне не ответили, продолжая меня нести головой вниз. А я так подумала, может пусть отнесет? Педикюр целее будет. Подперла для удобства кулачками подбородок, уткнув локти ему в спину, и задумчиво стала рассматривать окружающую нас растительность. Какие-то неузнаваемые места нарисовались, хотя может из этого ракурса, когда в основном видна была филейная часть бодибилдера, все было не слишком узнаваемо.    Оказалось у моего жениха есть отдельный домик в живописном месте с видом на море, романтично так. Оглянулась вокруг, чистенько прибрано. А из тапэ женщины стали выходить.    - Это кто? - вежливо поинтересовалась у жениха.    - Мои жены, - торжественно нас представили друг другу.    - Это как же вашу мать, извиняюсь понимать?! - развернулась к жениху. - У тебя, что тут гарем? Я не согласная.    - Я лучший воин, могу выбирать столько женщин, сколько хочу! - гордо ударил себя в грудь кинг конг.    И вот мне так срочно захотелось замуж за гада капитана. Он хоть и гад, но свой родной и жену себе берет только одну.    - А мне в туалет надо, - оповестила всех и направилась в кустики, в которых виднелся просвет к свободе, в смысле аборигенский брак с капитаном. На крайний случай можно и таншипом качка успокоить, но не хотелось восстанавливать дружественных туземцев.    Мчалась по зарослям и рассуждала о предстоящих уже трех (!) браках, что-то они множатся как кролики весной. Заросли не заканчивались, а поселение аборигенов не появлялось. С поздним зажиганием я стала соображать, что сбилась где-то с пути, потому что дорогу надо было запоминать, а не таращиться на аппетитную филейную часть, пусть даже и в гастрономических целях.    Погони позади не было слышно, звать на помощь опасно. Могут услышать хищники, эерханы и опять же этот как его? А, Арун.    Остановилась, переводя дыхание. Сбоку послышался рык хищника. Ну, где справедливость? Обедать хочу я, а получается, что моим красивым телом все подряд интересуются. Мне оно еще нравиться и делиться им не собираюсь! "Воу" мурлыкнули таншипы.    Из зарослей вышла такая милая кошечка, в полосочку. Рыкнула на меня облизываясь и припала на лапки.    - Ой, какая киса! - восхитилась я. - Ты поиграть хочешь?    Киска прыгнула, совсем не разделив мой восторг от нашей встречи. Оба таншипа раскроили киску под шубку моего размера. Рассматривая свою будущую обновку, не услышала, как с двух сторон ко мне подкрались другие хищники. Рефлексы сработали раньше, чем осознала что делаю. Ловкий подскок в сальто, обе кошки промахнулись в прыжке и вписались друг в друга. Я повисла на какой-то веревке, при ближайшем рассмотрении оказалось, что это тоже растение, что-то мелькнуло в голове - лиана.    Хищники сцепились в схватке, мало того что друг в друга врезались, так еще тушка убитой мной киски лежит, хозяина просит. И вот где, спрашивается, мой галофот? Как я потом снимки Ильке показывать буду? На пальцах?    - Э! Вы там поаккуратнее! - возмутилась тому, что от них стали разлетаться куски шерсти, - мне, что потом в стриженой шубке ходить? Шкурку берегите!    И вот два чудных носителя моей потенциальной шубки повернули головы ко мне.    - Закусывайте! Закусывайте, я не возражаю, - успокоила их я насчет своих гастрономических изысков.    Хищники, тяжело дыша, переводили взгляд с меня друг на друга и на подрезанную мной киску. Тон шкурок друг другу подходил. А, как известно, три шкурки за всегда лучше, чем одна. Определившись, принялись за киску.    - Э! Алё! Шкурку оставьте! - но меня не слышали, нагло игнорировав.    Вот что за наглость! Как я могу стерпеть надругание над моей обновкой?! Возмущению моему не было предела. Я резанула по ним лазером и киски прилегли рядом. Теперь надо решить момент транспортировки моей добычи.    Легко спрыгнув в низ, огляделась в поисках претендентах на мою шубку, вроде никого. Достала все-таки навигатор, приколовшись про себя, что ни один мужик не устроил бы себе побег без того что чтобы не свериться с навигатором. Навигатор показал направление, и легкой трусцой побежала в поселение.    Там я произвела фурор, было так приятно. Я мило рассказывала что подрезала трех кошечек полосатых, но проведу к ним только после того как мне пообещают не претендовать на шкурки.    После достижения консенсуса по всем вопросам, провела весь выданный мне наряд по транспортировке тушек в поселение, по одному навигатором известному маршруту.    Вернулись в поселение уже затемно. Народ уже пел под там-тамы заунывную песню, даже вслушиваться не хотелось, хотелось просто есть. Живенко организовав разделку туши, и запечение ее на костре, огляделась в поисках капитана. Он, как и следовало ожидать, мирно покоился на пышной груди хатэ.    - Господин капитан, - обратилась я к нему.    - Может быть из-за не стандартной ситуации отменим официальное обращении? - расслаблено проговорил мой начальник. Мне это показалось подозрительным.    - С чего бы это? - решила уточнить.    - Чего там у тебя? - лениво махнул ручонкой командир.    - Меня сегодня похитил Арун, в свой гарем приволок. - сообщила ему.    - Гарем остался цел после этого? - уже чуть заинтересовано спросил начальник.    - Слушайте, а вы ничего такого не принимали от своей хатэ? - подозрения крепли и крепли. - Что я могу сделать несчастным женщинам?    - Ну, несчастным хищникам не поздоровилось сегодня, при встречи с тобой.    - Они пытались мной пообедать. А я их на шубку припасла, - ответила довольная собой.    - И зверя уложит, и на шубку припасет, и корабль из порта выведет. - Перечислял мои достоинства командир.    - Господин капитан, с вами все хорошо? Что-то вы как-то странно говорите.    - Все хорошо, Зайка. И ко мне обращайся по имени.    - Радомир? - внесла ясность.    - Рад, мы же так знакомились.    - Предпочитаю капитан Эрикан, - передернувшись от воспоминаний.    - Пусть так, - произнес командир и сник окончательно на груди хатэ.    - Черные дыры! Что с вами? - опустилась на песок рядом с ним, нащупала пульс - чуть слышный. Рана затянулась благодаря "Ракете", надо его к батарту нести, диагностировать.    - Вождь! - рванулась к местному начальству. - Мне надо наряд для переноски капитана к батарту. Он сознание потерял.    - Это мой мужчина! - раздался глубокий женский голос за моей спиной, обернувшись, увидела хатэ.    - Женщина, не мешайте, капитану требуется помощь, потом в личных делах разберетесь. - Отвернулась от нее.    - Это мой мужчина, я его выбрала.    - Женщина, - обратился ко мне вождь, - ты не можешь претендовать на этого мужчину, потому что тебя выбрал Арун.    - Не хочу я за этого Аруна, у него гарем, и сегодня он меня похитил и туда приволок. - Отмахнулась от проблемы.    - Как похитил?    - Ну, украл, стащил, стырил. Так понятней?    - Если он тебя украл, он нарушил Такуху! - вскричал вождь, потрясая палкой с острой насадкой наверху.    - Нарушил Такуху! Нарушил Такуху! Нарушил Такуху! - понеслось по поселению.    - Вождь, туманность с этой вашей Такуху, мне капитана к батарту надо нести.    - Я объявляю белого мужчину своим! - загремела снова пышногрудая хатэ, - я готова принять его семя!    - Ты, белая женщина, готова принять семя белого мужчины? - спросил у меня вождь.    - Черные дыры! Да какое семя? Если он тут сдохнет, он же мне зачет по практике не поставит! - застонала я на их не понятливость. Народ безмолствовал вокруг. - Это что получается, что если Арун меня украл, больше не может на меня заявлять права?    Все молча кивнули, в том числе вождь.    - А если я соглашусь на это семя от моего командира, то вы его сейчас отнесете к батарту? - уточнила у вождя. Снова дружный кивок. - Так о чем разговор? Я согласна на это семя, быстренько теперь несем начальство выздоравливаться.    - Нет! - взревела недовольная хатэ, - Я заявляю на него свое право!    Народ сразу же остановился. Ничего не понимаю!    - Я тоже заявляю на него права! - мои соплеменники согласно закивали.    - Но он должен сам выбрать! - оперировала мне местная растлительница капитанов.    - В таком состоянии он вообще ничего выбрать не может, быстро несем его батарту, чтобы понять, что с ним.    - Я ему дала шаису, - гордо вскинула подбородок хатэ.    - Эта что за шаиса такая? - вождь с племенем одобрительно закивали. - Батарт! - Включила туоки, - что такое шаису?    - Наркотик растительного происхождения, парализует волю и активирует сексуальные потребности. - Был ответ.    - Черные дыры, - прошептала, садясь на песок. - Офанарела баба совсем. Да он и так за всеми юбками бегал. Что ж теперь с ним делать, с горемычным?    - А теперь Такуха! - возвестил вождь, потрясая своей палкой.    - Вождь, ты хоть скажи что за такуха это твоя такое? - простонала я.    - Соревнование. Если объявлена такуха, тот на кого заявлены права выбирает своего избранника сам. Арун должен был ждать, что ты его выберешь, а он нарушил такуху! Красть нельзя!    - Я сейчас быстренько смотаюсь к батарту и вернусь, не начинайте без меня! - крикнула соплеменникам, скрываясь в зарослях.    В аптечке нашла противоядие и перепрыгивая через корни и кустарник по ночному песку летела обратно в поселок. Ворвалась на самом эпическом моменте, когда шустрая хатэ волокла моего командира к себе в тапэ.    - Женщина! Ты куда моего капитана транспортируешь? - возмутилась ее предательскими действиями.    - Он мой! - закричала мне воровка моего резюме на пластике практики.    - А как же Такуха?! Вождь, это что за произвол тут? Разве белый мужчина выбрал эту вашу хатэ? - повернулась к своим подружкам в поисках поддержки. Я в них не ошиблась, девчонки поднялись на мою защиту.    - Хатэ, мужчина должен сам выбирать! - поддержал вождь решительно настроенных женщин.    Конкурентка остановилась, я метнулась к капитану и всадила в него универсальное противоядие. Через несколько секунд командир приоткрыл глаза.    - Зайка, - позвал меня.    - Капитан, давай приходи уже в себя, тебя тут хотят женить, пока ты в бессознанке валяешься.    Он переводил мутный взгляд, ни на ком не концентрируясь.    - Черные дыры! Капитан! - затрясла я его. - Приди в себя! Тебе надо срочно выбрать жену!    - Зайка, - слабо позвал командир.    - Мужчина! - прогремел рядом вождь, заставив меня подпрыгнуть на месте, - выбирай себе женщину.    Хатэ нагло попыталась оттереть меня в сторону, чтобы попасть в поле зрения капитана. Не на ту напала! Резкий удар под дых заставил конкурентку отпрянуть в сторону. Но она не сдавалась. С диким визгом кинулась на меня и вцепилась в мои волосы! Ах, ты ж курица! И пусть они сейчас не крашенные, но никому не позволю портить мою прическу, даже если она напоминает воронье гнездо! Я не осталась в долгу, вцепилась в ее косички, которые, кстати, очень удобно было держать, и резко потянула на себя. Наша свалка вызвала живейший интерес моих соплеменников. Их ожидания оправдались - свадьба не обошлась без мордобоя.    Катались мы на песке и визжали как те два хищника, которых присмотрела на мою шубку. Пинались ногами, и пихали друг друга в бока, царапались ногтями, причем мой сиреневый маникюр был лучше.    Никто не вмешивался, потому что известный факт - если женщины дерутся лучше в драку не встревай. Мужчины галдели, женщины поддерживали нас одобрительными криками.    - Зайка, - снова услышала голос командира.    - Я сейчас! - отозвалась и отправила хуком справа злодейку в накаут. Та упала на песок и раскинула руки, причем пышная грудь ее выставилась на показ. Мужчины уставились на нее, оставив меня в покое. Я подбежала к командиру.    - Капитан ты как? - затрясла его снова. Он опять закатил глаза, трясти стала сильнее и орать на него, - Ты чего?! А ну приходи в себя! Капитан Эрикан! - трясу дальше, - Капитан! Ну, пожалуйста, ну приди в себя, тебе тут жениться надо, а ты сознание теряешь! - трясти перестала и притянула его к себе и стала уговаривать, - Рад, ну очнись, ну кто мне практику подпишет? Рад, родненький, пожалуйста.    И вот если мои крики на него не подействовали, то тихая просьба отозвалась в нем.    - Зайка, что происходит? - тихо отозвался мне уткнутый носом ко мне в грудь командир.    - Тебе срочно нужно на мне жениться, - просветила я его о ситуации.    - Как это? - пробубнил мне командир, не делая попыток отстраниться.    - Это значит, ты должен сейчас выбрать меня себе в жены, а иначе тебя хатэ заберет, - отстранила его от себя уже почти пришедшего в сознание командира.    - А ты согласна стать моей женой? - командир внимательно посмотрел на меня.    - Рад, черные дыры! Если ты сейчас же не выберешь меня, это хатэ заберет тебя к себе в тапэ, и мне некому будет поставить зачет по практике! - пыталась достучаться до этого гада.    - Тогда пусть будет хатэ,    - Это как? - я обмерла. - Она тебя потом из племени больше не отпустит, мне Арун все объяснил. - Гад молчит и очень внимательно на меня смотрит. - Хорошо, хорошо, мне от тебя нужна не только подпись, - решила стратегически обойти скользкий момент.    - Мужчина ты выбрал? - прогремел вождь за спиной, заставив опять меня вздрогнуть от неожиданности.    - Зайка, ты согласна стать моей женой? - задал мне вопрос командир.    - Согласна, - энергично закивала головой.    - Я выбираю ее! - указал на меня пальцем капитан. Я выдохнула, зачет по практике был спасен.    - Такехэ! Белый мужчина выбрал белую женщину! - проревел над соплеменниками вождь. - Теперь они муж и жена!    Подружки рыдали от счастья за меня друг у друга на плечах, вытирали слезы и старались прорваться всем скопом через толпу мужчин, загораживающих им проход к нашей паре на песке, чтобы поздравить.    - Обряд! - взревел вождь.    Обряд, как известно, начинается с его подготовки. Подружки заволокли в наше тапэ и сразу же принялись за мои волосы. Их расчесали, заплели и еще кучу всего сделали, на что оставалось лишь моргать глазами. Потому что когда к моей голове поднесли ковшик с раскаленным маслом, который кипел, шипел, пузырился, да еще и смердел, я попыталась оказать сопротивление. За что была бита по загривку и строго выругана. Оказалось это длинные палочки туда окунают, чтобы потом они легче в прическу входили, для укрепления оной. После этого осталось лишь довериться в руки профессионалов, все равно другого выхода не было.    Меня нещадно дергали, мазали, чем-то примакивали, потом вытирали насухо, причем до покраснения кожи. Голова не осталась одна в своем несчастье, к ней присоединились руки, ноги, живот, любимая пятая точка. Что-то на мне рисовали, что-то подвешивали, все это окуривалось достаточно молодым еще шаманом, который с огромным интересом рассматривал все мои складочки на теле. Как пояснили мне подружки - делал для меня гороскоп. Свои подозрения на этот счет я выдавать не стала.    Достаточно болезненная процедура - подготовка невесты к сдаче в эксплуатацию была закончена, когда мой порог боли возрос до катастрофического. Единственное, что подружки невесты одобрили безоговорочно, был мой сиреневый маникюр.    Внутренне боялась посмотреться в зеркало, спасибо, что здесь его нет. Потрогала руками конструкцию из косичек на голове. Осмотрела себя. А ведь мне модную тряпочку на груди сняли! Я была возмущена. Но мне возразили, что так замуж точно не выходят, это необходимо для обряда. Прикрылась ладонями, еще не хватало перед мужиками всего племени грудью прокладывать себе дорогу.    Поинтересовалась у подружек, чем сейчас занят жених? Неужели его тоже в боеготовность приводят? Оказалось, таки да! Его раскрашивают в другой цвет. Если до этого белая краска на лице означала - готов жениться, то теперь окрас его будет означать - ну, в общем просто готов, там дальше шел полный список всего на что готов жених в брачную ночь. Девочки меня поразили разнообразием знаний.    Вывели меня из тапэ под заунывно-ритуальные песни. Что ж за стиль у них такой? Надо что-то жизнеутверждающее петь, а то, как-то жениться уже не хочется, в смысле замуж, в смысле вообще не хочется, а вот сейчас конкретно хочется утопиться от такого позитива.    Жениха узнала лишь потому, что на нем было намулевано краски больше, чем он сам. Сидел в самом центре, хорошо освещенный костром. Не промахнешься при всем желании. Я с интересом разглядывала иконопись на его теле, пытаясь, фрагменты живописи соотнести с обещаниями, про которые рассказали подружки. И ведь никого не побеспокоила та мысль, что жених о таких способах мог даже не слышать.    Стараясь затесаться среди подружек невесты, все-таки наряды у нас были похожи, я стыдливо прикрывала грудь ладошками. На настоятельные отрывания их от груди грозила послать всех в черные дыры и дальше в туманность.    Вождь вышел посередине площадки, между мужчинами и женщинами.    - Сегодня белый мужчина и белая женщина станут мужем и женой, чему мы будем свидетелями. - И стукнул своей палкой. И как это понимать? Надеюсь, ничего в дурном смысле он не имел ввиду?    Забили барабаны громко, зазвенели какие-то звенелки, от шума одурела совсем. Мой будущий супруг поднялся, ему завязали глаза. Нас с девчонками выстроили в одну линию. Барабаны забили уже знакомый ритм, которому вчера их научила, вот хоть немного от сердца отлегло. Капитана за руку подвели к нашему ряду благородных девиц, что-то ему объяснили. Он затряс головой, пытаясь снять повязку, но был пресечен тем же способом, что и я за ковшик, затрещеной. Смирился.    Оказалось, командиру нужно было наощупь опознать невесту, по груди! Теперь мне стала понятна их предпоследняя мода ходить в обнаженке. Это чтобы будущий супруг имел шанс не промахнуться. А девчонки схитрили, теперь пусть догадывается, кто ты, если не хочешь за него замуж идти. И что меня возмутило, эта хатэ тоже в рядок вместе с нами влезла, на несколько человек раньше меня. Ну то, что ее грудь он на ощупь опознает я нисколько не сомневалась.    Девчонки развлекались по полной. То одну подставят, то другую, а этот ответственный с каждой своей ручкой здоровается. Дошел до своей несравненной, пышногрудой хатэ, дотронулся и руку тут же отдернул. Вот черные дыры, было приятно!    Когда подошел ко мне, девчонки вцепились мне в руки и повисли на них, заставляя сдаться, я же так и прикрывалась ладошками. Замер передо мной.    - Зайка? - тихо спросил.    - Ага, - ответила, занятая борьбой с собственными подружками.    - Это она! - громко возвестил капитан, срывая повязку и кладя руку мне на плечо.    Народ обрадовано возликовал, барабаны взревели с удвоенной силой, подружки обижено зашипели на меня. Вот как будто им мало что он их ощупал, надо было еще на мою невольную физиономию посмотреть. Зато теперь мне разрешили одеть новомодный прикид на свою не помятую грудь. Меня тут же замотали, повесили загадочные, подозрительные бусики, с истлевшей кожей черепами. Чувство брезгливости подсказывало, что они натуральные. Вот правильно, что грудь прикрыла, гигиена прежде всего!    Посадили нас перед самым жаркИм из убиенного мной тигра. Неужели наконец-то накормят? Нет, оказалось, мы должны были выслушать речь молодого местного шамана, который в подробностях рассказывал все увиденное на моем теле, и что это может означать в моей дальнейшей жизни. По его представлению мне предстояло: родить десяток детей, стать красивой, а значит толстой, ублажать мужа каждую ночь, причем список избранных поз прилагался, научиться не только убивать дичь, но еще и готовить! Как он об этом мог узнать, рассматривая мои ягодицы, было решительно не понятно. Однако речь местных мужчин вдохновила, на моего почти мужа метали завистливые взгляды и были высланы в его адрес пожелания скорейшей смерти на охоте, причем многие готовы были поспособствовать, глядя на их лица. Я судорожно схватилась за руку капитана, он спокойно ее пожал.    Заканчивая речь, шаман пожелал нам горячей ночи и удалился. Слюна отделилась сама в предвкушении позднего ужина. Оказалось, рано радовалась. Теперь мы должны были выпить ритуальные брачные напитки для подкрепления духа в преддверии долгой ночи.    Сунули нам в руки огромные миски с чем-то бледно зеленым. Запаха не ощущалось вблизи шашлыка из тигра. На вкус напоминало молоко. С голодухи хряпнула всю миску за один присест. А мне бабушка всегда говорила, что у меня здоровый аппетит, что я миску молока, что ли не выпью перед ужином?    Соплеменники уважительно загомонили.    - Я что-то не то сделала? - поинтересовалась у капитана, глядя, как он спокойными глотками пьет молоко. Может он не голодный.    - Напиток для придания любовных сил. - Пояснил мне капитан.    - Ой, мама, - простонала я.    - Не бойся, я поддержу тебя, - подмигнул мне и выпил всю миску до дна, задрав ее залихватским жестом. Я поперхнулась и закашлялась. И это что же, мы оба теперь с этим сексостимулятором будем?    Хотя, надо отдать должное, после напитка жить стало лучше, жить стало веселее. Там-тамы звали танцевать, мясо вкусно покушать. Наконец-то нам выдали по куску жаркого. Разница с моими ящерками была очевидна, соль здесь присутствовала. После сытного, позднего ужина настроение вообще стремительно взлетело до звездного неба.    Первая подскочила танцевать и подхватила с собой вождя, он что думал, палкой стукнул и от остальной церемонии отмазался? Девчонки мои подхватились вместе со мной, уже оценив последствия танца живота от своих мужей прошлой ночью. Так что свадебный бал начался! По традиции конечно надо начинать танцем с женихом, но мы открыли бал с приемным папашкой, который оказался очень милым и добрым.    После первого танца вокруг костра, вождь позвал моего супруга и велел нести меня на спине, чтобы, как он выразился, доказать свою любовь, преданность и силу. Видимо подразумевалось, что весить при этом я должна была как жена вождя, которая просто затмевала всех своей красотой и необъятными формами.    Легко подскочив капитану на спину и уютно пристроившись у него на загривке, взмахнула рукой, и мой супруг вприпрыжку, поскакал вокруг костра. Веселились мы оба, хохотали, так что чуть не попадали носом в песок. Лихо перекрутив вокруг себя, поймал руками перед собой и нежно поцеловал смеющуюся меня. Наш поцелуй вызвал бурю восторгов. Оказалось, здесь еще и целоваться не умели! Теперь нам пришлось продемонстрировать еще раз поцелуй, потом еще и еще. Если на наших свадьбах кричат "Горько", то здесь целовались чисто в образовательских целях, потому что образование наше все! Нужно нести культуру в массы!    Доцеловались до опухших губ у меня и блеска в глазах у моего супруга. Может, конечно, у меня тоже что-то там в глазах было, потому что Рад недвусмысленно стал на меня поглядывать. Целующиеся парочки тренировались, спрашивали нашего совета и требовали консультации, отвлекая нас друг от друга. Достаточно непривычно целоваться под любопытными и изучающими взглядами нескольких пар. Надеюсь, на этом наш вклад в развитие их сексуальной культуры ограничится.    Свадебный, романтический вальс был ни на что не похож. Ритм вальса отстукивали там-тамы, а мы кружились в паре под напевание мной мелодии. Мимо юбка еще умудрялась взвиваться при крутых вращениях, в которые закручивал мой супруг. Кружились долго, пока голова не поплыла от вращений и поддержек. Оказалось, что Рад прекрасно танцует.    Вальс сменил энергичный танец, и тут тоже мой супруг показал себя в лучшем виде. Подкидывая меня в сальто и делая поддержки, красиво ловил и нежно прижимал к себе, иногда касаясь губами моих губ. Было так здорово, весело! В конце концов, это моя свадьба и можно зажигать по полной.    Кстати Аруна на свадьбе не было, не стала у вождя узнавать подробности его отсутствия. А вот хатэ, в самом начале пытавшаяся мелькать перед глазами моего супруга, теперь увлеклась тренировками поцелуев. После чего покинула уютное место у костра с каким-то спутником. Я видела, как она кого-то из мужиков волокла к себе в тапэ. Темпераментная женщина.    Немного напрыгавшись, присели у костра. Супруг посадил меня перед собой между ног и нежно прижал к своей груди, слышно было, как бьется его сердце. Иногда он касался губами моих волос, чем вводил в недоумение. Это до какой же степени нужно было напиться напитка для придания любовных сил, чтобы не чувствовать запах жира на моих волосах?    Очень пить хотелось, оглянулась, многие что-то потягивали из мисок. Подозвав одну из подружек, то есть, насильно оторвав ее от поцелуя в засос, попросила что-нибудь попить. Та понятливо кивнула и исчезла в бликах костра.    Подали нам две миски с подозрительным запахом алкоголя.    - Рад, - махнув на всю официальную субординацию после такого количества поцелуев, - они, что алкоголь делают?    - Причем, кажется, натуральный, - просветил супруг, принюхиваясь к своей миске.    Дегустировать решили совместно. Огненная жидкость разбежалась по жилам, это тебе не шампанское, здесь по круче будет.    - Хааа, - заорала я, пытаясь выдохнуть огонь через горло.    - Крепкая зараза, - сунул кусок мяса себе в рот Рад, пытаясь запихнуть закуску в голосящую меня. - Зайка, ешь! Иначе окосеешь совсем, что я потом с тобой делать буду?    - А что со мной делать? В моих планах спокойно отоспаться после вечеринки.    - Не надейся. Нам этого не позволят.    - Это как так? - задрала на него голову и посмотрела на его губы. Ну нечаянно, я вообще-то в глаза собиралась смотреть, а просто губы ближе оказались.    - А так, - доходчиво просветили меня. Рад увидев мой взгляд, потянулся к моим губам и снова поцеловал уже распухшие от его поцелуев губы. - Вождь сказал, что они рядом будут присутствовать, и если не справлюсь в удовлетворении тебя, тебе предоставят еще несколько мужчин на выбор.    Слова у меня закончились, то есть закончились цензурные слова, а делать культурную революцию в этом племени еще с помощью матерных не хотелось.    Нервно плеснула себе еще местной огненной воды в миску, выпила одним махом, чтоб прийти в себя. Закашлялась и после этого только нашлись слава, которые можно озвучить в приличном обществе. Ведь муж - это приличное общество, раз я вышла за него замуж?    - Это как же понимать? Секс сегодня мне обеспечен в любом случае? И в любом порядке?    - Совершенно верно, Зайка моя. - Улыбаясь, сообщили опьяневшей мне. - Не переживай ты так, пойдем лучше еще потанцуем. - Супруг подхватил меня за руку и потащил к костру, где вовсю гудел свадебный бал под бой там-тамов.    Огненная вода разбежалась по венам, ободряя и веселя. Эх, где наша не продала, ребята, будем жить! А с кем именно разберемся позже. Веселый перестук барабанов заставлял танцевать до упаду, а падая на песочек, хотелось пить. Кроме местной огненной воды нам ничего не предлагали, так что небо у меня кружилось, делая сальто похлеще меня.    - Зайка, Зайка, очнись! - тряс меня мой супруг.    - Ммм. - отмахивалась.    - Зайка, давай я тебя к морю отнесу, - подхватил меня на руки, я удобно свернулась калачиком у него на груди, прижавшись носиком к нему.    Ночное море было прекрасно, лунные дорожки от двух светил разбегались в стороны, причем это не двоилось у меня, а присутствовали обе луны на небе. Усадив на песок, Рад раздел меня и постарался по возможности распутать сложную, свадебную, торжественную прическу на охмелевшей голове своей супруги. Это ему практически удалось, в основном волосы рассыпались по голым плечам, стараясь прикрыть обнаженную грудь, но мне уже было все равно.    Подхватив на руки, капитан зашел воду. Прохлада ночного моря дала какое-то отдохновение, восстановило дыхание. Губы капитана нашли мои и нежно стали целовать, я обхватила его руками и прижалась к нему в ответном порыве.    Его поцелуи были нежными, трепетными. Он целовал меня как самую большую драгоценность, которую боялся разбить или потерять. Я же от всей души неиствовствала. Мой язык дразнил его и жадно врывался на его территорию, зубы кусали губы, я посасывала их и отпускала, захватывая снова, начиная все с начала. Рад не выдержал и прижал к себе, подскочила и обняла его ногами, не отпуская его губ. Я собиралась жестоко сегодня отомстить за ту ночь. Хотела довести его до состояния невменяемости и ничего ему не дать.    Рад, поддерживая меня у себя на теле, вынес из воды, подошел к батарту. Оказывается, добрые туземцы вечером поставили несчастную железяку на брюхо. Подготовили для нас брачное тапэ. Рад поднялся и залез через крышу в батарт, продолжая удерживать меня у себя на руках. Послышался шум механизмов, оглянулась, кресла стали складываться в единую кровать в ширину всего батарта. Предусмотрительный у меня капитан, видимо не видимо тут девушек перебывало, вон как подготовился.    Бережно опустив меня на роскошное ложе, Рад пытался сдержать свой пыл, но я не позволила. Лишь немного утвердилась на мягкой территории (диван в батарте показался мне раем после лежанки в тапэ) принялась яростно атаковать капитана. Прикусывая, лаская его губы, запустила пальцы по влажной коже, иногда прихватывая ноготками, заставляя заваливаться его тело на себя. Рад уперся в меня явно обрисовавшимся всем своим желанием под юбочкой на бедрах. Это у меня под мимо юбкой был последний бастион - кружевные трусики, а у него там была полная доступность.    Отпустив его губы, стала слизывать капельки соленой воды на шее, спускаясь на мощную грудь. Вот где он ее так удачно скрывал? Легкая дрожь и мурашки по всему телу дали мне сигнал о том насколько ему это нравиться. Вернулась к его губам и своими, слегка солеными губами, стала притягивать его к себе, зовя на более смелую ласку.    Он подался, я возликовала, вот сейчас, еще немножечко вольности, протянула руку к модной тряпочке на груди, стараясь ее снять, и все, будешь моим, я смогу делать с тобой все что захочу. Переложила его руки на свою грудь, продолжая целовать. Вот чего не ожидала, это того что он ответит на поцелуй! Так страстно, так жадно, и я ... пропала. Ведь знала, что он умеет целовать, а все равно голову потеряла. Потерялась в водовороте его ласк, не понимая, он меня целует или я его. В порыве какого-то отчаяния притянула к себе, обнимая ногами.    Гад прервал жаркий, до этого момента, поцелуй и отстранился, посмотрел внимательно в глаза. Поправил мою мимо юбку и, молча, выскользнул из батарта, оставив меня одну.    Растерялась настолько, что не могла понять, что произошло. Это я собиралась с усмешечкой покинуть его на брачном ложе! Как он гад, мог такое со мной сотворить? Я взревела негодованием в праведных чувствах. Он что себе позволяет? Как он смеет? Это была моя месть! И он ее украл! Все гаду не жить!    Плакала долго, наконец-то выплескивая все, что накопилось за эти два дня, весь страх, что пришлось пережить начиная с нападения эерханов. Уснула все еще плача в шикарную обивку батарта.    Утро разбудило меня голосом Ильки.    - Зайкаааа! - орала она, - Зайкаааа! - вот что ей неймется? Не пойду сегодня на пробежку, пусть лежат золотым запасом лишние калории на моем теле.    - Отвяжись! - буркнула ей и попыталась натянуть на себя отсутствующее одеяло. Вот зараза активная! Пришлось сесть, чтобы найти пропажу в ногах, но там тоже ничего не было, только мои босые грязные ступни с какими-то браслетика, которые звенели при каждом моем движении.    Резко пришла в себя. Черные дыры! Я же в батарте и это Илька орет по связи!    - Илька, ты где? - наконец заорала ей в ответ.    - Я-то здесь на "Висконсине". Это ты где потеряшка? - орала мне Илька.    - Илька, не ори, а то оглохну. Связь нормальная, - почесывая лоб, сообщаю ей. Вот чего так башка трещит?    - Зай, вы пропали два дня назад, связи нет, на радарах вас нет, Вискон вас найти не может. Что происходит?    - Мы на планете Фаэтель, созвездие Скорбул, - лаконичный ответ.    - Вы в плену? - встревоженный вопрос.    - Нет, нас приютило миролюбивое племя туземцев. - Поясняю.    - Тогда понятно, что на тебе надето. - Понимающе произнесла она. - Только ты учти, на тебя смотрит весь наличный состав на мостике.    - Черные дыры, Илька! Ты раньше не могла сказать? - одергиваю мимо юбку, одеваю модную повязку на грудь.    - Ратхан не спал два дня, рвет и мечет. Сейчас сообщу ему, где вы, боюсь, от планеты ничего не останется.    - Илька, не смей, мне туземцев жалко, они хорошие. Замуж пытались, правда, отдать, но я отвертелась. Капитана тоже местная хатэ пыталась женить на себе. - Хихикая, выдавала ей информацию.    - Да ты что! - в ее голосе прозвучали знакомые любопытные нотки. - А почему у нее не получилось? Он же со всеми готов.    - А мне кажется, она до брачные отношения с ним успела попробывать, - покатилась со смеху, - сама знаешь, ему больше чем на одну ночь не нужно.    В наш дуэтный смех ворвались другие голоса с мостика.    - Черные дыры! - Стонала на том конце связи Илька, - а что будет, если он задержится там в племени?    - Илька, не надо, пожалей планету! - умирала я здесь, совершенно игнорировав тот факт, что нас слышит весь корабль. Слезы из глаз вытирала руками, и странная обжигающая боль в кисти заставила неожиданно замолчать. Внимательно посмотрев, обнаружила на внешней стороне татуировку! Цветочек с точечками. В общем, красиво, но не помню когда ее сделала, судя по болезненному ощущению, сегодня ночью.    - Зайка, что ты там рассматриваешь? - поинтересовалась Илька, видимо наблюдая озадаченную меня.    - Татуировку, и вот, Иль, я в упор не помню когда ее сделала, кажется ночью сегодня. - Пояснила озадаченная я.    - Много выпила? - понимающе спросила подруга.    - Иль, здесь подавали самогонку натуральную под шашлык из тигра, - просветила о ночном меню.    - Черные дыры! И я все пропустила! - простонала Илька.    - Иль, представь, здесь море настоящее есть. Я уже купалась несколько раз и акулу пристрелила, когда она на меня напала, решив пообедать. - Улыбаясь, выдала почти все свои приключения.    Это был удар под дых, Илька со стоном осела под стол и заверещала от обиды:    - Я тоже хочу к акуле на обед! Что ж я такая невезучая-аааа!    - Иль, милая моя, иди сюда, ну хочешь, мы поедем в свадебное путешествие на остров, где живут одни акулы? - раздался голос Ная.    - Я хочу с Зайкиным туземцам и акулааам, - продолжала голосить Илька.    - Так прилетайте сюда, я вас с вождем познакомлю, мировой мужик. От брака меня спас, это раз, на капитане женил это два. - Начала перечислять достоинства приемного папашки и осеклась от Илькиного возгласа.    - На ком он тебя женил?! - тут же вылезла Илька из-под стола. Ибо женское любопытство способно вывести из любой депрессии, даже женской.    - А я что не сказала? Так его местная хатэ пыталась прибрать к рукам, а тогда он из племя ни ногой, понимаешь? А мне кто тогда зачет по практике поставит? Ну, я той пышногрудой хук справа организовала, и победа осталась за нашим кораблем! - торжественно возвестила я.    - Зайка, - тихо проговорила Илька, - ты соображаешь что говоришь? Это сейчас весь корабль слышит.    - А что такого я сказала? Танцевали до упаду, какую-то бурду пили, вот татушку на руке сделали, так я ж с ним не спала!    - Зайка, ты рот свой прикрой и давай двигай домой, пока обо всем этом Рат не узнал. - Все так же тихо посоветовала подруга.    - А вы где? - несколько опешив, задала вопрос.    - Три, семь, двадцать, батарт уже знает координаты. - Резко прекратила разговор подруга.    Связь прервалась. Пустой головой пыталась понять, что произошло. Вроде ничего такого сверх естественного не сказала, но подруга резко осекла меня. А что там с Ратханом? Ой, Черные дыры! Мы же помолвлены, а я на весь честной мир заявила, что вышла замуж за другого! Это у меня точно туманность в голове вместо мозгов. Поднялась с мягкого дивана и вылезла из батарта. Капитана нигде не было видно, нужно топать в поселение.    Плетясь по тропинке, смотрела себе под ноги, стараясь обдумать ситуацию. Получалось плохо. Махнула рукой и решила, что буду решать проблемы по очереди. Сейчас нужно было найти капитана и сообщить, что наши нашлись, в смысли нас нашли.    И вот что странно, за последние два дня для меня "наши" стали аборигены, а Илька, Вискон, Ратхан ушли на второй план и плохо вспоминались. А вот капитану, думаю, наоборот понравиться информация о возвращении домой.    Утро в племени еще не началось, наверное, закончили праздновать торжественную сдачу невесты в эксплуатацию гораздо позже нас. Богатырский храп раздавался почти из всех тапэ, причем некоторые трели выводились не только мужскими голосами, но и женскими.    Поиск капитана решила начать с нашего тапэ, потому что, получив хоть какую-то информацию, можно действовать. Подружки все отсутствовали, на лежанках были в основном дети и две старенькие бабушки. Растолкала ребятишек, эти-то точно в курсе всех событий. Расспросила, как закончился праздник, мне с восторгом поведали, как я танцевала танец живота. Потом, забрав у вождя его тунир (догадалась палку), воткнула в песок и попыталась танцевать стриптиз. Вышло плохо, к общему разочарованию, потому что тунир все время падал и стоять вертикально отказывался, поэтому свой танец продолжила вокруг капитана.    Дети с восторгом повторяли все мои "па", отчего мои плохо промытые морской водой волосы, зашевелились как живые. Вот интересно, как после этого капитан живым остался, потому что полное отсутствие женского состава говорило о том, что мужскую часть племени вдохновил мой танец на любовные подвиги.    Дальше мне поведали, что была заключительная часть обряда, нам нанесли несмываемые татуировки в знак того, что теперь навечно принадлежим друг другу. С ужасом осматривала руку с красивым рисунком.    - И что теперь совсем не удалится? - в замешательстве вопросила окружающих детей.    - Не, навсегда. - Дружный хор детских голосов подтвердил мои наихудшие опасения.    - А в косметичке тоже не смогут свести? - это была последняя надежда.    - Вот смотри! - дети кинулись к старенькой бабушке и затрясли ее рукой. У той, на пожелтевшей коже, виднелся похожий на мой рисунок. Видно было, что его старались свести, стереть, но он проступал вновь.    - Черные дыры! - простонала снова. - А капитан где сейчас?    - Он вместе с вождем в тапэ спит. После того как ушел от тебя, они накурились трубки и уснули. - Разноголосье детских голосов било по ушам и больной голове.    Мои маленькие разведчики точно вычислили место ночевки капитана. Войдя в тапэ, в темноте разглядела уже отмытого от вчерашних рисунков морской водой жениха. Не зря купались ночью. Проснулся капитан от легкого прикосновения к его руке. Глаза открыл мгновенно.    - А это ты, - как-то совсем не радостно произнес капитан.    - А вы ждали кого-то другого? Может, хатэ должна была прийти? - обиделась на такой прием.    - Не должна. Что случилось? Почему такая расстроенная? - с заботой во взгляде поинтересовался командир и постарался подняться, что ему не удалось. Подхватила его и помогла присесть. Тело капитана практически не слушалось, пришлось подсесть к нему на лежанку и прислонить к себе, обняв рукой. - Тебя кто-то обидел? - утвердившись на моем плече, снова поинтересовался капитан.    - Ты вчера ... - начала и не договорила.    - Зайка, маленькая моя, ты на это обиделась? Так тебе же нельзя, - ласково проговорил гад.    - Точно. Забыла совсем. - Решила подыграть гаду. То, что я собиралась вершить вчера правосудие над его личностью, нужно умолчать.    - Я запомнил. Зайка, простишь меня когда-нибудь за ту ночь? - Он что догадался о вчерашнем плане мести?    - Капитан, связь с кораблем восстановилась, нам пора. - Решила сменить тему.    - Ты мне не ответила, - я промолчала. Нет у меня никакого желания его прощать. Месть интереснее. - Значит, до сих пор не простила. Зайка, я был идиотом, прости. - Он рухнул передо мной на колени и уткнулся в мои. - Зайка, - прошептал оттуда.    - Господин капитан, вставайте! - он лишь мотнул головой, оставаясь лицом в моих голых ногах. - Перестаньте, нам пора, - пытаюсь его оттолкнуть, он вцепился руками в мои бедра и не отпускает. - Рад, ну отпусти, перестань.    - Простишь? - с трудом поднял голову капитан.    - Слушайте, - вскипела я как чайник, - вы сейчас после выкуренной трубки вообще плохо соображаете. А Ратхан обещал планету спалить, а мне туземцев жалко, - схватила колтун на его голове и придержала очередной полет лица командира в мои голые ноги. Потому что по тому, как он стремительно ронял свое лицо, мог запросто попасть в цель и между них.    - Туземцев тебе жалко, а меня нет? - слегка расфокусированными глазами смотрел на меня. Выглядел забавным со своей двухдневной небритой щенной. Хотелось ноготками почухать под подбородком и услышать, что он замурчит как кот.    - Туземцы добрые, - вздохнув, ответила.    - А я? - голос все еще был безэмоциональный. Крепкий, видать, табак у батюшки вождя.    - А ты злой и страшный серый волк.    - Красная шапочка с пирожками, - поведали мне.    Улыбнулась этому большому маленькому ребенку.    - Рад, а пойдем к морю? Может, в себя быстрее придешь, а нет, так в батарте универсальное противоядие поищу, только ты там диван сложи.    - Пойдем, - опять безучастно ответил капитан. Ой, и крепко его забрало.    По тропинке добирались уйму времени, ребятня, как могла, помогала тащить на мне это почти неподвижное тело. Периодически падали, причем исключительно на меня. Хорошо хоть синяков не наставил, лечи потом эти гемотомы. По влажному берегу уже волокла, прикидывая, что в море от песка отмоется.    Море распростерло свои объятия, заплыли не далеко, помня о толстых и зубастых акулах. Пришлось голову капитана расположить на себе, иначе этот поплавок совершенно не хотел держаться на поверхности. Солнышко старалось нас достать сквозь воду, но я терпеливо ждала возрождения к миру разумных существ моего капитана.    Понемногу командир начал оживать и уже сам держался на плаву. Выбрались на берег и сидели, позволив волнам омывать наши ноги. Они накатывали тихо, боясь спугнуть нас.    Смотрела на море и вдруг пришла мысль, что купаюсь в этом море последний раз, что никогда больше здесь не буду, никогда не увижу дружественных туземце, такого близкого вождя с его острой палкой, Аруна с гаремом и вредную пышногрудую хатэ. Стало так грустно, слезы накатились сами, моего разрешения не спрашивая. Всхлипнула, стараясь сдержаться, потом еще раз, ну женские слезы их остановить сложно.    Рад притянул меня к себе и обнял.    Слёзы женщин - свинцовые пули:
Ранят в сердце и рвут на куски.
Женщины плачут от горя и боли,
Рушится мир от ужасной тоски.
Они плачут тихонько в подушку,
Пока город, вздыхая, сопит,
Иль ревут, ощущая игрушкой
Свою душу в руках сатаны.
Они плачут - твердеет характер.
И страдают - мертвеет душа.
Они верят: всё будет иначе - 
И не находят в других счастия.
Они бесятся, лезут на стену,
В безразличии тонут людей.
Они ждут: вот придут перемены!
Но ложатся в пустую постель.
Они больше не любят, не верят,
Они брошены и не нужны.
Они страшнее лютого зверя,
Ибо женские слёзы святы!
О, мужчины! Забудьте про гордость!
Не давайте любимым страдать!
Если женщина плачет - без спроса
Нужно к ней подойти и обнять,
И не отпускать ни на миг, ни секунду,
Говорить, как вам она дорога,
Целовать в остывшие губы,
Чтоб она поняла, что ЖИВА!    Капитан наклонился и нежно поцеловал меня. Опухшие, после вчерашнего, губы, отозвались легкой болью, но было безумно приятно.    - Рад, - прошептала я, посмотрев ему в глаза. - Кто это написал?    - Филимонова Екатерина.    - Очень красивые стихи, но они же женские, о женщинах.    - Хорошие стихи это хорошие стихи, - пожал плечами. - Я много читаю, собираю старые книги. Они мне нравятся, так же как тебе за то, что живые, за то, что несут частичку своего мира. Своим видом, запахом. Я перелистываю их и погружаюсь полностью в их мир, вижу не только героев, о которых написаны книги, представляю авторов, людей напечатавших их. Помнишь, показывал, как печатали в старые времена книги?    - Помню, конечно, помню. - Не могла я скрыть восторга от того видео.    - О чем ты плакала? - нежно спросил Рад, вытирая мои мокрые щеки.    - О том, что больше здесь никогда не появлюсь. Что больше никогда не увижу вождя и девочек своих из тапэ. Что никогда не искупаюсь в этом море и не поем шашлык из тигра.    Рад улыбнулся, его пальцы лежали на моем подбородке. Он притянул меня к себе и снова поцеловал.    - Рад, почему ты все время меня целуешь? - на вдохе, еще не открыв глаза, после поцелуя поинтересовалась.    - Потому что люблю ... - пауза, которую заполнил легким поцелуем, - тебя целовать.    Отпустил меня. Мы смотрели в глаза друг друга и молчали, было хорошо, что сейчас молчим, что-то хорошее было между нами, что согрело душу. Может быть, это его поцелуй позволил понять, что я жива? А может я просто стала отогреваться рядом с ним? Может, он не такой уж и гад?    - Брак между белым мужчиной и белой женщиной состоялся! - громогласный голос вождя за спиной заставил подпрыгнуть от неожиданности.    - Это как? - повернулась к папашке.    - Ваши намити, - показал на наши татуировки, - и вчера белый мужчина удовлетворил тебя! - Громкий рев над всем побережьем и радостные крики соплеменников почти оглушили.    - Что значит "удовлетворил"? - поднялась на ноги, возмущаясь такому предположению.    - Зайка, лучше молчи, - посмеиваясь у моих ног, тихо посоветовал капитан.    - Белая женщина, если ты утверждаешь, что твой муж не смог тебя удовлетворить сегодня ночью, я предоставляю тебе любого из своего племени! - это его предложение радостно поддержало все мужское население.    - Так, а я что? Я так, уточнить просто, откуда у вас такая достоверная информация, - на последних словах сделала акцент и посмотрела гневным взглядом на капитана.    - А я говорил, лучше молчи, - покатывался гад от смеха, обнимая мои голые коленки и награждая поцелуями ноги. - Или ты хочешь кого-нибудь из местных неутомимых воинов племени?    - Рад, прекрати! - дрыгала ногами, чтобы отцепиться от него.    - Ой, не могу, твои коленки такие аппетитные, - не отставал капитан.    - Рад, уймись, а то позову на помощь, - пригрозила ему.    - Зови! Они с радостью мне помогут, - хохотал над ситуацией Рад.    - Черные дыры! - вскрикнула я, падая в мокрый песок.    Рад успел подхватить меня и снова принялся целоваться. За что был бит туниром по спине приемным папашкой.    - Белый мужчина не должен прикасаться к белой женщине при свете солнца! - строго проговорил вождь.    - Понял?! - радостно воскликнула своему побитому супругу. - Я плавать, хоть последний разок! - и забежала в воду.    Рад остался сидеть на берегу, довольный как кот. Туземцы покинули нас, наведя порядок в супружеских отношениях. Наплескавшись вволю, вышла на берег и плюхнулась рядом с капитаном.    - Рад, а почему они решили, что между нами что-то было? - задала интересовавший меня вопрос.    - Я сказал, тем более у батарта было несколько желающих, которые караулили нас. - Снова улыбнулся капитан.    - Черные дыры! - прокомментировала ситуацию. - Так они что в серьез предлагали мне любого туземца?    - Я же говорил тебе об этом вчера. У них главное чтобы брак состоялся фактически. - Рад продолжал улыбаться, глядя на меня.    - Рад, нам пора возвращаться на корабль. Илька сказала, там Ратхан рвет и мечет, готов взорвать всю планету.    При имени Ратхана улыбка сменилась недовольством на лице капитана. Молча поднялся, протянул мне руку, помогая встать, так и повел к батарту. Залез внутрь, оставив меня снаружи, сложил мягкое ложе и после этого позвал к себе.    - Зайка, а как получилось, что связь включилась? - задал деловым тоном вопрос капитан.    - Не знаю, я спала, а потом Илька как заорет. - Пожала плечами, сидя на своем кресле, рядом с ним.    - Смотри, вот здесь есть кнопка выключения связи с кораблем, я ее специально поставил, чтобы не мешали, - замялся. Да понятно все, чтобы не мешали, когда девчат окучивает. - Сейчас она включена, и связь с кораблем есть. - Более бодрым голосом стал объяснять дальше. - Ты ее трогала?    - Не знаю. Если только во сне. А раньше она, что была выключена? - поинтересовалась.    - Как мы приземлились сюда?    - Вылетели из субпространства сразу в атмосфере планеты, врезались в поверхность, меня бросило на лобовое стекло, потеряла сознание. Когда очнулась, на табло горела надпись "Связи нет", - рассказала я.    - По-видимому, ты случайно нажала и отключила связь когда тебя кинуло на стекло вперед, - задумчиво проговорил Рад. - А сегодня ночью во сне могла случайно включить, поэтому связь восстановилась. Батарт, твое техническое состояние.    - Двигатели в норме, крыша открыта для катапультирования, двери при небольшом ремонте возможно восстановить. Запас кислорода меньше половины, запас топлива 2000 парков.    - Почти полный. Значит можем сами улететь. Зайка, я займусь крышей, ты забирай наши скафандры. - Распоряжался капитан привычным командирским тоном. С каждым словом мне становилось все тоскливее.    Выбралась через крышу батарта и побрела в поселение родных туземцев. Соплеменники были заняты насущными делами. Варили еду, воспитывали детей, ругались друг с другом о каких-то важных мелочах. Жизнь шла своим чередом.    Зашла к девчонкам в наше тапэ. При виде меня подружки радостно защебетали о том, как здорово вчера повеселились, глазки горели огнем, на лицах были довольные улыбки. Невольно стала улыбаться при взгляде на них.    - Девчонки, где мой скафандр? Мы сегодня улетаем, - вмиг погасли все улыбки, как будто кто их выключил.    Общий гомон показал, что они очень расстроены нашим отлетом и совершенно не желают с нами прощаться.    - Да мы в свадебное путешествие, - постаралась их немного ободрить. Разумеется, пришлось объяснять, что это такое. Идея в этом племени оказалась нова и неожиданно всем понравилась. Девчонки с готовностью помогли искать оба скафандра, теперь веселое настроение вернулось обратно. Нашлись не сразу, только благодаря прочной специальной ткани, они остались целы. Потому что над ними сначала трудились старушки из племени, которые хотели разделать скафандры на полосочки ткани для каких-то хозяйственных нужд. Потом дети, причем у них выходило более удачно, дырки они смогли проковырять, только специальная ткань снова восстанавливалась. Хихикая над их трудами, отряхивала от песка скафандры.    Девчонки вызвались устроить нам красивое прощание перед путешествием. Взяв скафандры в руки, побрела одна в сторону моря. Подружки остались в поселении организовывать праздник прощания.    Капитан с озабоченным видом кружился вокруг батарта, наверное, подсчитывал во сколько ему ремонт обойдется. Я человек совестливый, помогу ему с ремонтом, отдам ему с первой пенсии часть денег, все же руку приложила к аварии.    - Капитан, скафандры нашла. Песок из них вытряхнула, - доложилась.    - Я тоже почти закончил. Связывался с Високоном. Твоим родителям сообщили, что с тобой все в порядке. - Повернулся ко мне командир.    - Девчонки проводы нам готовят, - улыбалась я.    - Сувенир своей подружке приготовила?    - Ой! Черные дыры! А мои шкурки на шубку?! - подхватилась обратно в поселение, слыша себе в след смех капитана.    - Вождь! Вождь! - орала я, вбегая в поселение.    Народ прибежал, как будто я их на пожар звала. Вождь солидно вышел из своего тапэ, вытирая губы.    - Вождь! Где мои шкурки на шубу?! - проорала я по середине площади.    - Какие шкурки? - невинно хлопая глазками.    - От тигров! - рявкнула на него, подозревая, что папашка решил их примылить.    - Не знаю, белая женщина, - ангельским голоском запел вождь.    Но меня не проведешь, обойдя по касательной его мощную, толстую тушку, влетела в тапэ вождя. Мои шкурки мило украшали лежанки.    - Вождь! Это что?! - негодовала я праведным гневом.    - Так я думал, тебе не до них сейчас. Молодой муж рядом, зачем тебе шкурки? Он тебя и так согреет. А моей Арунии холодно по ночам, а ты себе еще добудешь, - елейным голосом поведали мне печальную судьбу моей шубки.    Обиделась страшно.    - Вождь, мы улетаем, - печально села на лежанку, поглаживая рукой шкурку. Жалко было с ней расставаться.    - Как это? - опешил вождь.    - Пора нам. Нас дома ждут. Хорошо тут у вас. Жаль больше не увидимся. А шкурки оставь себе, пусть жена твоя меня добрым словом вспоминает.    Вождь обнял меня и прижал к своему необъятному животу, я тоже обхватила его руками. Мужчина смахнул рукой слезу и повернулся в угол тапэ, достал из-под кучи наваленного хлама подвеску на веревочке. Интересный камушек с дырочкой по середине был фиолетового цвета с золотыми искорками, очень красивый.    - Носи его, не снимая, и все беды обойдут стороной, - сказал вождь, одевая мне на шею, бормоча какие-то слова, которые переводчик не смог перевести.    - Спасибо тебе, Вождь, - поцеловала его в щеку от всех чувств.    Возвращалась к батарту в сопровождении подружек. Пели они мне напутственные песни, по нашему частушки.    Ой, красавцы вы мои,
Женишок с невестою,
Нарожайте нам детей --
Мы их тут попестуем. - Эта была одна из самых приличных.    Рад встретил наше сборище довольной улыбкой.    - Ну что попрощалась? Пора лететь. На корабле уже ждут. Эерханы могут переговоры перехватить. - Помогая залезть в скафандр, просветил меня капитан Эрикан. Что я такого тут ела, что еле-еле втиснулась?    Подружки пели вокруг нас свадебную песню, обсыпали цветами, остальные стояли рядом. Вождь подошел, когда втиснутые в скафандр уже собирались идти к батарту.    - Белые мужчина и женщина, будьте счастливы вместе. Ваши намити будут оберегать ваш брак и принесут в него много детей! - наши соплеменники радостно взревели.    Капитан привлек меня к себе и долго целовал. Народ вокруг нас ликовал, подружки все так же сыпали белыми благоухающими цветами. И я как то почувствовала себя невестой, совершенно неожиданно для себя.    Оторвавшись наконец друг от друга, залезли через крышу в батарт, помахали всем рукой. Капитан отдал приказ и крыша над нашими головами закрылась. Как он смог отремонтировать люк после катапульты для меня осталось загадкой. Активировали скафандры, шлемы закрыли наши головы. Взревели моторы батарта. Пуск!    Стремительный вертикальный взлет оставил кусочек сердца там, на берегу с моими соплеменниками. Впереди были давно знакомый, любимый космос и звезды.    Выйдя из атмосферы планеты, звезды слились в белые полоски, а нагрузки зазвенели в ушах. Скоро скачок в субпространство.    Капитан ввел координаты корабля "Висконсин", перед нами образовалось белесое кольцо субпространства. Скачок скорости привычно вдавил наши тела в кресла. Капитан взял меня за руку и сжал пальчики. Повернула к нему лицо, он смотрел на меня и улыбался. Все несколько минут, что мы были в сером мареве субпространства, мы не сводили взгляда друг с друга. Капитан молчал, я тоже не знала что говорить.    Выйдя из субпространства, батарт сбросил скорость и направился к приемнику "Висконсина". Открыв двери, капитан помог мне выбраться, руку после этого не отпускал весь путь, что мы шли по коридору, сжимая мои пальчики.    Прошипела дверь, впуская нас внутрь корабля, мы перешагнули порог и снова очутились в прежней жизни. Шипение закрывающейся двери отрезала от нас все, что мы прожили за эти два дня среди туземцев.   

5

      Опустились шлемы скафандров, и я услышала визг Ильки. Она летела мне на встречу, стройная с красивыми развивающимися зелеными волосами, с накладными ресницами того же цвета. Я поймала ее в охапку, и мы крепко обнялись, как будто расставались надолго.    -Зайка!    -Илька!    Проорали мы одновременно.    - Иди родители тебя ждут, - схватила мою руку и поволокла за собой. Я взглядом искала знакомые лица родителей.    - Мааам, пааап! - заорала я подпрыгивая к ним на радостях. Они меня тискали, обнимали, целовали и похлопывали по мягкому месту на радостях что увидели меня живую.    -Зайка, тебя тут еще кое-кто ждал, - Донесся до меня голос подруги, повернула и прыгнула на руки улыбающемуся Ратхану.    - Рааат! - орала я от радости, покрывая его лицо поцелуями, обнимая за шею. Он держал меня на руках, и довольная улыбка не сходила с его лица.    - Рат, ты только планету не трогай! Там такие хорошие аборигены живут! - попросила я, немного успокоившись.    - Если ты так просишь, не буду, - улыбнулся Ратхан. За что был вознагражден еще серией поцелуев от меня.    - Илька, я тебе сувениров местных привезла, - соскочив с рук Ратхана, повернулась к подружке.    - Ну?! - потащила меня Илька в сторону.    - Зайка, - удержал меня за руку Ратхан, - свадьба завтра! - тоном, не терпящим возражений, поставили меня в известность.    - То есть как? - опешила я.    - Она моя жена, - спокойный голос капитана за моей спиной заставил замереть всех вокруг.    - Зайка, - заглянул мне в глаза Ратхан, - что это значит?    - Так, Рат, мы же у туземцев были. На капитана местная хатэ претендовала, я ж Ильке все рассказала. А мне зачет по практике нужен, как я могла капитана навсегда в племени оставить? - сбивчиво пыталась объяснить ситуацию.    - Значит брак фиктивный? - уточнил Ратхан.    Я активно закивала, не потому что меня брак с капитаном не устраивал, а потому что брак вообще не устраивал. Просто он в мои планы не вписывался абсолютно.    - Это официальный брак! - зло и отчетливо проговаривая каждое слово, произнес капитан.    - Не консуммированный брак может быть расторгнут.    - Черные дыры! - простонала я, оседая в руках Ратхана.    - Брак не был консуммирован из-за здоровья Зайлин Дексир. - такой же злой голос капитана заставил меня разозлиться.    - Заткнитесь оба! Мое здоровье никто не позволяет вам обсуждать, - развернулась и ушла в свою каюту, схватив руки обоих родителей. Их видеть я была рада.    В своей каюте рассадила родителей, предварительно перецеловав их и задав кучу вопросов. Но видя вопросительные лица, сдалась и махнула рукой.    - Говорите - разрешила им.    - Зайка, что происходит? - спросила мама.    - Если бы я сама понимала, - вздохнула тут же.    - Девочки мои, вижу вам надо поговорить. Не буду вам мешать, - отец у меня очень умный и тактичный, всегда понимал женскую психологию.    Не всегда скажешь отцу, что скажешь маме. Не всегда скажешь маме, что по секрету расскажешь подружке. Вот мой папа это понимал и довольствовался минимум информации, которая доходила до него их первоисточника. Никакие домыслы и слухи на него не влияли. Для него всегда было важно, что скажут его жена и дочь и что при этом они испытывают. Сейчас, удаляясь из каюты, он показывал нам, что доверяет обеим и примет наше решение. А мама позже донесет до него адаптированную версию происшедшего, которой он будет придерживаться всегда, потому что мы с мамой его никогда не обманывали в главном, утаивали только свои женские секреты.    - Зайка, рассказывай, - мягко попросила мама, - я постараюсь помочь тебе разобраться с ситуацией.    Рассказ получился длинным и сумбурным, иногда перескакивающим на разные события и детали. Но начинался он точно с бабушкиных пирожков.    Выслушав все, что я могла рассказать маме, не подруге, мама задала главный и правильны вопрос:    - Кого из них ты любишь?    - Никого, - был искренним ответ. А потом задумалась, действительно никого? А может, я чего-то не понимаю в свое жизни?    - Девочка моя, ты еще совсем юная, тебе тяжело разобраться в себе. Что ты испытываешь к капитану Эрикану? - ласково обнимала меня мама.    - Он урод, причем моральный, - уверенно произнесла я.    - А то, что он стихи тебе читал, не вдохновило тебя? - Мама улыбнулась.    - Скорее немного поколебало мою уверенность. Но мам, нельзя же быть таким как он! На каждую ночь новую девушку! - возмутилась я.    - Зайка, у него в молодости была трагедия, после которой он стал так себя вести. - Медленно, подбирая слова, проговорила мама.    - Головой ударился о приборную доску при торможении корабля? - с надеждой спросила.    - Нет, Зайка. Он полюбил очень сильно женщину из своего аристократического общества. Капитан собирался жениться, о чем было известно всему флоту. - Медленно рассказывала мама.    - И? - подтолкнула я, сгорая от любопытства.    - А потом она сообщила ему, что просто коллекционирует офицеров космического флота и показала коробочку с номерными знаками. Многие он тогда опознал, как своих ближайших друзей. Они ему ничего не сказали о ней, не предупредили. Впрочем, могли не знать об этом. Капитана Эрикана сильно ранило это. Он ушел к нам в гарнизон служить, мы с папой были его ближайшие друзья очень долго.    - Почему я об этом ничего не знала? И не видела его никогда у вас? - удивилась этому обстоятельству.    - Не знаю. Так как-то получилось. Ты в Академии была, приезжала в то время редко. В начальных классах вас почти не отпускали, помнишь? - согласно кивнула. В нас тогда усиленно вдалбливали военную субординацию и подчинение высшим офицерам, чтобы могли потом требовать того же от подчиненных.    - Обозлился он тогда сильно, - печально рассказывала мама дальше. - Потом я уже узнала, что он стал так же как та дама из высшего света, коллекционером. Мне очень жаль, что ты узнала Эрикана с этой стороны.    - Мам, - замерла не надолго, - ты так говоришь ... - мне трудно было подобрать слова, - ты ... с ним ... была? - и замерла от ответа.    - Нет, Зайка, я просто ему очень сочувствую, - улыбнулась мама, - он встречался с Нейли. Они не плохо тогда расстались, Эрикан помог ей материально, Нейли вышла замуж, сейчас счастлива в браке. Это было почти восемь лет назад. Так что мы все просто за него переживаем.    - И все же он коллекционер, - задумчиво произнесла я.    - Увы, - вздохнула мама. - А с Ратханом что?    - Да ничего, - беззаботно махнула рукой, - пристал ко мне с этой женитьбой. Он для меня брат Ильки, как лучший друг. Считай, всю жизнь знаю, а тут свадьба! Ведь знает же, что служить хочу, а все равно.    - Зайка, так за кого замуж пойдешь? - рассмеялась мама.    - Если уж выбирать так Ратхан лучше, - убежденно произнесла, - я от него только добро в течение десяти лет видела. А этот просто гад. Я же говорила, согласила с ним на брак только из-за зачета по практике.    - Значит Ратхан, решено! - встала мама.    - Мама! Я не хочу замуж вообще! - возмутилась тут же ситуацией.    - Зайка, теперь придется. Раз твою личную жизнь со всех сторон уже знают и обсуждают. Служила бы тихо ничего подобного не случилось. Вам же с Илькой не сидится на месте! - хохотнула мама. - Наверное, это к лучшему, твой брак! Придержит твоей норов Ратхан, ни в какие переделки больше не попадешь.    - Мам, а татушку эту свести можно? Хотя красивая, мне нравится, - спросила, показывая кисть руки.    - Это что? - мама от удивления присела обратно, хотя собиралась уже уходить.    - Так нам на свадьбе с капитаном сделали, красиво, правда, - снова залюбовалась цветком на тыльной стороне кисти.    - Зайка, ты хоть соображаешь что это? - посмотрела на меня внимательно мама.    - Татушка, а что? В косметичке не сведется? - озабоченно стала разглядывать свой цветок, - мне дети говорили, что он навсегда останется.    - Зайка, такие татушки, как ты говоришь, делают только если люди уверены в своих чувствах, она говорит о сильной любви. Разумеется, она не сводиться, потому что сделана с помощью магии. Магия связывает дополнительно брак, кроме официальной церемонии.    - Черный дыры! - потрясенно прошептала я. - А делать-то теперь чего?    - Пойду с Ратханом поговорю. Ты же татушку свою делала, когда натурального спирта напилась у туземцев? - решительно произнесла мама уже у дверей.    - Ага, я даже не помню ничего. Только утром ее увидела на руке, когда глаза протирала. - Подтвердила ее догадку.    - Так и поняла. Постараюсь все ему объяснить. - Кивнула и вышла из каюты.    Я решила все проблемы со свадьбами оставить на потом и побежала в душ отмокать. На кой черт мне моя голова, когда она три дня не мыта! В душе с меня катилась оставшаяся краска после свадьбы, то, что не смогла отмыть морская вода. Волосы теперь полыхали блондинистым цветом. Солнце выбелило их до невозможности. Красить заново не было сил никаких. Маникюр быстро содрала, решив оставить все на потом.    Вышла из душа, себя не угадывая. Мои туземные тряпочки сиротливо лежали на полу и смердели животным жиром. А выкидывать их было жаль. Вот интересно, как меня такую грязную, чумазую, провонявшую жиром мог целовать капитан? Выкинуть модный туземский прикид рука не поднялась. Отчасти чтобы не испачкаться, отчасти чтобы на вечеринку потом было что надеть.    - Вискон! - тихо позвала корабль.    - Слушаю, помощник капитана Дексир. - Тут же отозвался корабль.    - Что обо всем этом думаешь? - спросила, укладываясь в кровать.    - Думаю, ваша мама права. Брак с лейтенантом Сантау лучший выход из создавшегося положения.    - Как капитан? Его врач осмотрел? - почти засыпая, поинтересовалась.    - Да, вы наложили хоть и не красивые швы, но очень вовремя и правильно подобрали медикаменты для выздоровления. С ним все будет в порядке.    - Это хорошо. Вискон, а я совсем замуж не хочу, - проговорила уже сквозь сон и отключилась.    "Сегодня у меня свадьба" - эта мысль разбудила с утра. Вот интересно, почему утро у меня в последнее время не получается? То голова болит после свадьбы, то новая свадьба предстоит.    Утренний макияж решила ограничить синими ресницами, волосы все равно к свадебной прическе перекрасят. Одела свою форму и помчалась в перемещателе на капитанский мостик, по дороге радостно здороваясь со встречными.    На мостике встретилась с Илькой, но присутствие капитана заставило прикусить наши язычки до его ухода. Подруга вводила в курс дел корабля, с нетерпением поглядывая на начальство. Тот внял нашим прожигающим взглядам и покинул мостик.    - НУ?!!! - повернулась Илька ко мне.    - Илькааа, я не хочу замуж! - выпалила сразу основное.    - Ты тут не ерепенься, мои родители уже через пару часов из субпространства выйдут, на скоростном лайнере летят. Свадьба вечером у твоих в гарнизоне, мама твоя все организовала, со всеми договорилась, в том числе с капитаном Эриканом и Ратханом.    - Да? Она разговаривала с ними обоими? И Вискон остался цел? - поразилась я информации.    - Каюту капитана придется ремонтировать после их разговора, - просветил Вискон.    - А что случилось? - в один голос с Илькой воззвали к кораблю.    - Капитан Эрикан швырнул кресло в свой рабочий стол, отчего тот разлетелся на осколки, повредив отделку внутри каюты.    - ОГО! - опять в один голос.    - Илька, я же тебе сувениры привезла от туземцев. В моей каюте ждут.    - А что там?    - Ожерелье, в котором я замуж за капитана выходила из дохлых голов с полуистлевшей кожей, ножные браслеты как у меня были, звенящие такие. А еще палочки, которыми мне прическу укрепляли.    - Отпад! - Илька восхищенно открыла глаза, - А что я еще пропустила?    - Я трех тигров подрезала себе на шубку, но вождь попросил шкурки его жене оставить, а взамен подарил вот это. Сказал не снимать. - Достала шнурок с фиолетовым камушком.    - Зайка, какая прелесть! - прошептала Илька, - искорки такие красивые.    - Магический камень "Кольцо дракона", - прокомментировал Вискон, - приносит удачу и благополучие владельцу, если подарен ему от чистого сердца. Делается с помощью магии из очень ценной и редкой руды - Мертанзит. Стоимость грамма мертанзита соизмерима с килограммом платины.    Мы с Илькой уважительно присвистнули.    - Стоимость магического камня не измерима, потому что о наличии его в наших мирах не известно было, до вашего случая.    - Ничего себе! - уставились на камень с подружкой.    Тренькнул виер, и на экране показалась мама.    - Зайка, берешь битер и с Илькой мчитесь к нам, срочно!    - Как? Мы же на вахте! - в один голос ответили.    - Сейчас вас сменят, я договорилась. Илька сама решай с одеждой и остальным. Берешь с собой или здесь у нас выберешь. Зайка, тебя ждет примерка платья. Девочки, живо! - и отключилась.    Я нервно сглотнула, посмотрела на Ильку.    - Не дрефь, подруга! Зато теперь мы с тобой будем одна семья, - подмигнула мне Илька. - Оторвемся на свадьбе и после нее.    Сменил нас старпом Ринглс, улыбнувшись нам вслед, после того как мы стартанули в наши каюты. Из перемещателя разлетелись в разные стороны, на ходу сбив какого-то мужика, проорав "Простите!"    - Помощник Дексир! - раздалось за спиной от сбитого.    Я затормозила и влетела плечом в угол. Передо мной стоял капитан Эрикан.    - Слушаю, господин капитан, - потирая плечо, ответила по форме.    - Куда торопитесь? - строго спросили меня.    - Так у меня свадьба, на примерку пора бежать, мама ждет. - Лихорадочно прикидывала что мне понадобиться в каюте.    - Значит, решилась? - тихо проговорил капитан.    - Ну, после того, как вы устроили разбор полетов моей интимной жизни на просторах Висконсина перед всеми, выбора особо у меня не было. - Пожала плечами. Капитан промолчал, видимо осознал свой проступок.    - Разрешите идти? - козырнула к пилотке.    - Идите. - Кивнул мне капитан.    В каюте быстрыми, суетливыми движениями собрала косметику, краски для волос, потому что не знала какое платье по цвету выберу, и выбежала в коридор к перемещателю. Ильку пришлось ждать, ее косметичка больше моей раза в три, как будто она всю ее на лицо будет наносить.    Подруга вытащила в коридор два увесистых баула, которые были не подъемные, судя по тому, как они согнули стройную Ильку.    - Илька, зачем тебе столько? - всплеснула одной рукой, потому что вторую оттягивал мой скромный набор для красоты.    - Здесь все только необходимое. А платье я решила не брать, выберу в гарнизоне, здесь, говорят, есть из таможни, те, что контрабандой для бутиков везут.    Одним слово, мы с Илькой, обе жертвы красоты, еле втиснулись в перемещатель, а потом так же усердно все это заталкивали в битер.    Мама встретила нас в приемнике гарнизона.    - Девчонки! - всплеснула руками, увидев наши косметички, - Рядовой Насим, примите вещи у девочек и отнесите это ... - загадочная пауза заставила нас задержать дыхание. Это какое же место моя мама для них приготовила? - в мою квартиру, - скрипя зубами, продолжила. Мы вздохнули с облегчением, значит, не выкинет.    Завела нас в перемещатель, набрала код и мы полетели по просторам гарнизона. Вышли в свадебном салоне, на встречу выпорхнули две стройные до неприличия продавщицы. Я бы таким запретила работать в свадебных салонах, потому что нельзя так деморализизовывать невест! Чувствуешь себя не самой прекрасной и любимой на свете, а так облагодетельствованной.    Мы с Илькой понимающе переглянулись - а теперь развлечения! Мы погрузились в наиприятнейший водоворот тканей, кружева. Оборочки, цветочки, ленточки. Органза, шелк, шифон. Все это мелькало перед нашим придирчивым взглядом, потому что к свадебному платью и платью подружки невесты нужно подойти ответственно. Такое торжественное событие как свадьба в жизни женщины может произойти лишь один раз в жизни, ну может два, или три, на крайний случай четыре, если сильно повезет. Но в любом случае невеста должна быть украшением праздника и главным блюдом, при взгляде на которое все окружающие женщины лопались от зависти, а мужчины пускали слюни и готовы были жениться.    Мы восхищенно не охали, как ожидали от нас продавщицы, увидев перед собой молодых, семнадцатилетних девчонок, чем вывели их из состояния уверенности. Наш практичный подход к красоте ткани и невесты в ней просто поразил их уже видавшие виды опыт.    Сначала нам пытались подсунуть самую дорогую безвкусицу, которую мы тут же забраковали, не сговариваясь и даже не примерив, не поддавшись на уговоры. На нас уловки продавцов не действовали. После этого было отвергнуто все розовенькое, синенькое, лиловое, то есть цвета гнили, желтоватенькое и прочее заканчивающее на "миленькое".    Отбор цвета платья был строгим и контролировался Илькой, которая побывала на уйме аристократических свадеб.    Остановили выбор на шелковом белом узком платье, расходящееся к низу в виде цветка лилии, схожесть с цветком подчеркивали обнаженные плечи и слегка прикрытая грудь. Вот тут возмутилась моя мама, что девушке моего возраста не пристало так открываться. Скрипнув зубами, согласились и стали искать, чем прикрыть если не плечи, то хотя бы грудь. Выход нашелся неожиданно у другого платья. Безжалостно конфисковали прозрачную накидку, вышитую небольшими золотыми лилиями, что вполне гармонировало с общим фасоном платья.    Когда вышла из примерочной, Илька кивнула одобрительно, мама замолчала, раскрыв глаза, а продавщицы были полностью деморализованы, и стон зависти с их стороны подтвердил правильность выбора платья.    С обувью был бой! Настоящий. Мы с Илькой стояли за высокие ботинки на платформе, мама с продавщицами за туфли на каблуке. Победил опыт, мне предложили обуть понравившиеся ботинки, а они предательски грубо вырисовались через тонкую ткань платья. Пришлось со вздохом отказаться от столь любимой обуви. Тогда выбор стал проще, модельные туфли были подобраны белого цвета, без украшений. Невозможную шпильку легко перенесла в разряд не актуальных и согласилась на каблук средней высоты, хотя при росте Ратхана могла себе позволить любую.    Все выбранное упаковали и отправили нам домой. Мы же направились за украшениями. С этим было проще, простая золотая цепочка, гармонично вписалась с золотыми скромными подвесками в ушах. Илька выпендрялась. Ее платье позволяло полету фантазии сделать широкий выбор. Чем она безусловно воспользовалась. Мама пыталась оторвать меня от выбора украшений для Ильки, но мы своих не бросаем ни на поле боя, ни в ювелирных салонах.    Заставив нас наскоро пообедать, мама вручила меня в руки профессионалов. Прическу мне делали с большей жестокостью, чем в племени мои подружки. Меня чесали, потом завивали, вздыбливали, потом приминали. Я ойкала постоянно. Хотя по загривку никто не лупил. Илька влазила в каждый завиток и придирчиво смотрела на руки специалистов, за что я ей была безмерно благодарна. С начало из меня хотели сделать модного барашка, чему подруга воспротивилась и избавила от этого модного ужаса последних дней.    Волосы решили не красить, чему я осталась весьма не довольна. Жутко завидовала зеленому цвету Илькиных волос. Вот почему подружка может быть с таким цветом, а невеста нет? Успокоила Илька, что завтра могу себе любой цвет выбрать, один день лишь перетерпеть, потому что Ратхан никогда сопротивляться моему выбору не будет.    В итоге мои светлые, выгоревшие на солнце волосы подняли на затылке, оттуда выпустили несколько завивающихся прядей, пообещав после приколоть фату.    Мое лицо Илька не доверила никакому специалисту, уверенным жестом отодвинув всех в сторону, устроив грандиозный скандал на тему: "Кто накрасит моей подружке красные губы - умрет через пять минут мучительной смертью от шпильки в глаз". Специалисты сложили лапки кверху, тем самым подтвердив наши наихудшие опасения.    Когда Илька открыла свою косметичку, профессионалы ахнули, и стали, отталкивая друг друга, благоговейно доставать крохотные упаковочки и полушепотом молиться на них. Илькина косметика стоила уйму денег, это я знала из-за звонков ее мамы на виер, когда та смотрела счета своей дочурки. Мамочка смирялась с этими тратами лишь из-за качества продукции, что Илька покупала, потому что единственная дочь не должна мазать свое юное лицо всякой отравой. На чем собственно спор заканчивался, а папочке приходилось смиряться с выбором своих любимых женщин.    Нанесенный Илькой макияж на моем лице был абсолютно не заметин, но лицо необычно преобразилось. Появилась аристократичная мраморность кожи, она как будто светилась изнутри. Теней не было видно, но они подчеркивали цвет моих голубых глаз, делая их ярче и каким-то образом блестящими. Ресницы Илька лишь подправила тушью, отказавшись от накладных. На губы наложила блеск.    Вытолкав профессионалов из комнаты подготовки невесты, мы с Илькой и мамой устало опустились в кресла.    - Никогда не думала, что выдавать дочь замуж это так хлопотно! - устало выдохнула мама.    - Мам, я замуж не просилась, это все вы за меня решили. Мам, а можно откажусь? - жалобно спросила я.    - Не вздумай! - воскликнули мне обе.    Оставалось совсем мало времени перед свадьбой.    - Что там Ратхан делает? - озабоченно задала вопрос сама себе Илька. Набрала номер по виеру, отвернув так, чтобы я не попадала в поле его изображения. - Рат, родители прилетели?    - Да, Иль, - голос у Ратхана такой грустный.    - Рат, что случилось? - в один голос тут же спросили мы с Илькой, причем она меня придержала рукой, чтобы я не попала в изображение.    - Я с Эриканом опять общался, - ответил Рат.    - И что он? - тут же вцепилась в него Илька.    - Иль, дай нам с Зайкой поговорить, наедине, - попросил Ратхан.    - Рат, ты не должен ее видеть до свадьбы. - Пригрозила подруга.    - Выйди просто, мы так поговорим. - Усталость в его голосе заставила выполнить его просьбу Ильки и мамы. В комнате я осталась одна.    - Зай, - позвал Ратхан.    - Я здесь, Рат, одна, все вышли. - Отозвалась ему.    - Зай, объясни что происходит, почему капитан рвет и мечет по поводу нашего брака?    - Не знаю, Рат. - честно ответила другу.    - Зай, он говорит, что ты согласилась быть его женой на острове. Было?    - Было, я же пыталась объяснить. Там местная хатэ хотела его на себе женить, а это означало бы, что его из племени никто не выпустит, а зачет некому будет ставить. - Честно рассказала все что думала.    - Зай, ты правда веришь, что его могли удержать в племени?    - Ну, да, - уже неуверенно протянула.    - Зай, скажи честно, ты хочешь выйти за меня замуж? - задали мне наконец-то этот вопрос.    - Рат, я тебя обожаю, ты прелесть. - Пропела я ласково, боясь обидеть парня.    - Но? - подтолкнул меня к ответу дальше Ратхан.    - Но, я просто не хочу замуж. Понимаешь? Не за тебя, а просто замуж не хочу. - Честно ответила.    - Почему, Зайка? - вопрос был задан, чтобы понять меня.    - Рат, я слишком молода, хочу сделать карьеру, закончить Академию. Не хочу как ваша мама, при всем к ней уважении, сидеть дома и тратить деньги мужа. Рат, я хочу как мои родители, служить на границе, понимаешь? Самой служить, а не сидеть как гарнизонные жены в ожидании прилета мужа домой.    - Зайка, если я пообещаю, что дам тебе полную свободу выбора. Дам возможность доучиться и служить там, где ты захочешь, ты согласишься выйти за меня замуж? - вот это вопросик.    - Рат, но я же не люблю тебя. В смысле люблю как друга, как самого замечательного парня на свете, - пыталась объяснить необъяснимое.    - Зайка, решай сама, - устало проговорил Рат, - у тебя времени до церемонии. Там тебе зададут вопрос, вот на него и ответишь.    Актовый зал гарнизона был забит до отказа, все кто сейчас не находился на службе был здесь. Всем интересно было посмотреть, как выходит замуж дочка их генерала, тем более многие знали меня с детства. Многим доставалось не по одному наряду из-за моих проказ. Теперь их егоза выросла и ее сдавали под ответственность одного единственного (!) мужа, что всех несколько смешило, как будто он будет в состоянии со мной справиться.    Алтарь для бракосочетания стоял по середине, чтобы церемонию могли видеть все желающие. Илька перехватила меня перед выходом.    - Ну, что решила? - прошептала они сквозь зубастую улыбку, которую посылала всем присутствующим.    - Илька, я не знаю, - дрожащим голосом произнесла, - у меня коленки подкашиваются, руки трясутся.    - Зайка, хорош мандражировать! Решай уже, дальше тянуть некуда. Ты не хочешь вечеринки после свадьбы?    - Хочу, - стала приходить в себя после таких перспектив.    - Ты не хочешь свадебного путешествия?    - Хочу, - более уверено произнесла.    - Ты боишься, что он тебя засадит дома, и ты не сможешь служить?    - Обещал, что даст полную свободу.    - Ну, так чего боишься? - недоумевала подруга, не снимая конспиративную улыбку с лица.    - Иль, мне же с ним жить придется, - протянула я.    - Ты про секс? - уточнила подруга. Вот всегда зрит в корень.    - Про него. - Со вздохом призналась.    - Не дрефь, с ним все путем будет. Говорят он опытный любовник, все объяснишь, поймет. Не сможешь сама, я ему мозги вправлю, - успокаивала она.    - Иль, ну что прям обязательно замуж?    - Зайка, я тебя придушу сама сейчас. Надо и обязательно. Я тебя знаю, сейчас не решишься, никогда не решишься. В следующий раз, даже когда карьеру сделаешь, тоже насилком буду тебя замуж выдавать.    - Может ты права. Ладно, давай замуж сейчас, пока не передумала, - согласилась под тяжестью обвинений.    - Стой тут, я быстро, - метнулась куда-то в толпу подружка невесты, за которой летел шлейф безумно воздушного платья. Как она не боялась во всем своем великолепии запутаться, мне было не понятно.    Стояла в толпе приглашенных гостей и нервно переводила взгляд, никого не узнавая, принимала поздравления и машинально отвечала.    Илька вывентилась из толпы на такой скорости, как будто за ней гнались эерханы.    - Передала, успокоила, теперь свадьба. - Через вдох произнося каждое слово, проинформировала подруга.    Раздалась торжественная музыка, ко мне подошел папа, взял за руку и повел среди гостей к алтарю, где стоял в ожидании Ратхан. На мне была фата, которая скрывала лицо и практически, если бы не папа, мне понадобился навигатор чтобы найти дорогу. Подведя к алтарю, папа поднял фату и с улыбкой поцеловал в обе щеки. Повернул к жениху и отошел в сторону.    Священник забубнил про обеты и обязанности, потом еще про что-то. От долгого стояния на одном месте в туфлях лодочкой, ноги стали зудеть, хотелось или присесть, или пройтись. Но священник старательно бубнил и бубнил бесконечно.    - Рат, - прошептала, только так чтобы он услышал, - он еще долго?    Ратхан сделал жест, и священник ускорился, проглотив пол фразы. Наконец-то мы услышали последние слова проповеди, и подошли к главным вопросам, которые навсегда повернут мою жизнь в другое русло.    - Знает ли кто причины, по которым мы не можем сочетать этого мужчину и эту женщину? - стандартная фраза на всех церемониях, небольшая пауза и продолжение. Продолжение последовало, причем не то, какое мы ожидали.    - Я утверждаю, что Зайлин Дексир является моей женой и не может выходить замуж.    Все обернулись на голос, Ратхан сжал мою руку.    - Продолжайте, падре, - попросил он, не оборачиваясь.    - Я не могу, пусть этот мужчина предоставит доказательства.    - Эрикан, - заревел Ратхан, поворачиваясь, - мы уже все выяснили.    - Нет, Сантау, наш брак с Дексир был официальным, чему наши намити являются доказательством, они признаются в любой галактике.    - Падре, нам надо поговорить, - спокойно повернулся к священнику Ратхан, - Пошли, Эрикан, - продолжая держать меня за руку, направился к выходу.    - Говори, что ты хочешь, - повернулся к капитану Ратхан, войдя в небольшую комнату, судя по обстановке здесь переодевался священник.    - Развода, - совершенно спокойно произнес возмутитель. - Ратхан, ты должен понимать, что находясь в одном браке, Зайка не может сочетаться другим. Наш брак официальный.    - Он не был консуммирован, - возразил Рат.    - Даже если так, он все равно требует официального расторжения.    Эта информация заставила замолчать нас всех троих, Ратхан явно пытался найти выход из ситуации.    - Как ты собираешься расторгнуть брак? - уже более спокойно спросил Рат.    - Необходимо вернуться на планету, в племя и провести обряд развода, - пожал плечами Эрикан.    - Чудесно, - протянул Ратхан, - То, что вы пали туда в прошлый раз и смогли вылететь обратно, не попав под обстрел эерханов, уже чудо. А теперь ты собираешься это проделать второй раз?    - Зайка, покажи свое "Кольцо дракона" - повернувшись ко мне, попросил капитан.    Я с готовностью достала амулет, подаренный вождем, и заинтересовано посмотрела на обоих, мое внутреннее чутье подсказывало, что затевается великая заварушка. И кто если не я будет в этом участвовать? Ратхан присвистнул, увидев мое украшение.    - Даже тааак! - протянул Ратхан, - Очень интересно. Значит, ты предлагаешь...? - не закончил фразу он. Я затаила дыхание. Капитан кивнул в знак согласия, а я чуть не задохнулась от любопытства, потому что они не произнесли ни слова.    - Что вы задумали? - все-таки вспомнила, как дышать.    - Сделать из тебя самую богатую невесту и выдать тебя замуж, - очаровательно улыбнулся капитан, - Согласен? - задал вопрос он Ратхану. Не понятно было, на что именно согласия спрашивал.    - Согласен, - протянул Ратхан руку и улыбнулся в ответ. Мужчины пожали друг другу руки.    - Момент! - остановила я их. - Я в доле и Илька тоже! - поставила ультиматум.    - Иначе что? - Улыбнулся в мою сторону Рад.    - Иначе ... иначе ... - старалась подобрать самую жуткую жуть, - Не дам развода! Вот!    - Я согласен! - тут же протянул мне руку Ратхан.    - Я тоже! - рассмеялся капитан.    - Остался один вопрос - что делать с тем сборищем? - озадачено, но, все еще улыбаясь, спросил Ратхан.    - Надо разгонять, - пожал плечами капитан. - Если вы сейчас проведете церемонию, она все равно не будет иметь силы.    - Ну, уж нет! - вот тут возмутилась я, - а вечеринка после свадьбы?!    - Вечеринку можно провести и без церемонии, - улыбаясь, предложил капитан.    - Согласен. Можем отметить ваше удачное возвращение и начало новой операции. Назовем ее "Самая богатая невеста", - внес еще одно предложение не состоявшийся жених.    - Согласна! - подпрыгнула на месте от предвкушения вечеринки.    Вылетела из комнаты и понеслась по свободному проходу между людьми.    - Илькааа! - орала я подружке. Та стояла и смотрела расширенными глазами на то, как я в опасных туфлях, в длинном вечернем платье лечу к ней.    - НУ?! - выдохнула она мне в лицо, когда успела затормозить перед ее платьем в опасной близости.    - Мы едем искать сокровища! - выдала оглушительным шепотом подружке.    - Именно этого я и боялась! - громко простонала моя мама и села прямо на пол.    - Мамочка! - кинулась я к ней. С другой стороны уже бежал отец, доставая приготовленную бутылочку с успокоительным, которую носил всегда при себе с тех пор, как я научилась ходить.    - Уважаемые гости! - раздался громкий голос Ратхана, - свадьба откладывается на некоторое время. Все приглашаются на вечеринку!    - Зайка, что ты делаешь? - слабо простонала мама.    - Мамочка, не переживай ты так. Вернемся и свадьбу сыграем. Я тебе обещаю. - Ласково приговаривала, гладя ее по волосам и плечам.    - Уля, ты же знала, что этим все закончиться, - улыбнулся отец и, подхватив маму на руки, понес к выходу. - Такая наша дочь, за семнадцать лет могла бы уже привыкнуть.    - Вот что мы с тобой сделали в прошлой жизни, что в этой нам подарили такую дочь? - задала риторический вопрос мама.    - Видимо были слишком спокойными, - рассмеялся папа в ответ.    Оглянулась на Ратхана, тот стоял рядом со своими родителями и что-то эмоционально им объяснял, махая рукой в мою сторону. Волна негодования возрастала на их лицах.    - А теперь бежим! - схватила руку подружки и потащила ее на выход, вслед за родителями. Илька оглянулась, оценила степень угрозы, исходящей от людей которые подарили ей жизнь, и припустила вслед за мной.    - Куда собрались? - перехватили нас мужские руки на выходе.    - Най, - воскликнули одновременно.    - Свадьба, я так понял, не состоялась. От кого сбегаем? От жениха? - улыбался Най Ильке.    - От родителей, - пояснила подружка. - Им Ратхан сейчас сообщил об отмене церемонии.    - Рад, забирай Зайку, я с Илькой, спасаем девочек от родительского гнева. - С этими словами меня вручили в руки капитана, стоявшего за моей спиной.    - Вечеринка, - напомнила я капитану.    - Най, вечеринку проведем на "Висконсине" - прокричал в след капитан, убегающим друзьям.    Вечеринка в честь предстоящей операции удалась. Всю ночь мы отрывались в актовом зале, с разрешения начальства. Партнеры менялись, сальто крутились, музыка гремела. Одним словом утро пришло опять не вовремя и опять ко мне.    Не выспавшаяся стояла в душе и пыталась проснуться. Выйдя из ванны обнаружила на моей кровати тело Ратхана.    - Рат, ты, что тут делаешь? - пнула его в бок.    - Спал, пока ты меня не толкнула, - повернулся ко мне не состоявшийся жених.    - Рат, это моя каюта, - пыталась что-то объяснить.    - Зай, мне нужно было где-то спрятаться от родителей, а потом спать в коридоре как-то не уютно. - Потянувшись, он встал с кровати и пошел в душ.    Брр, тряхнула головой, вроде не болит, вроде не пила ничего, как же я не помню, что мы спали вместе?    - Рат, а почему ты у Ильки не ночевал? - спросила у вышедшего парня.    - Они с Найем ушли, - махнул рукой. - Капитан к себе не пустит. У него ремонт, - хохотнул.    - А как мы вместе оказались здесь?    - Я тебя принес, ты уснула прям на вечеринке, на диванчике свернулась калачиком и под гремящую музыку видела сладкие сны. - Улыбаясь рассказал Рат.    - Почему сладкие? - недоумевала я.    - Потому что улыбалась во сне. Ты была такая тихая, смирная и довольная, - продолжал улыбаться Рат.    - Мама мне всегда говорила, что я хороший ребенок только тогда когда сплю, - рассмеялась воспоминаниям. - Бедная мамочка, она вчера так переживала.    - Помощник Дексир, лейтенант Сантау, приглашаются капитаном в свою каюту, - раздался голос Вискона.    - Доброе утро, Вискон, - тут же отозвалась я, - Как капитан?    - Ранение зажило, шрам позже можно удалить, - проинформировал корабль.    - Какое ранение? - повернулся ко мне Ратхан.    - Капитана в стычке с эерханами ранило лазером, потому такая экстренная посадка была у нас. А мне пришлось его шить, - рассказала, вытаскивая свою форму из ящиков, после прачки. - Рат, ты бы вышел, мне одеться надо.    - Хорошо, я пойду к капитану, - кивнул Ратхан.    Одевшись в свежую форму и, выйдя в коридор, застала целующуюся парочку.    - Вам не надоело? - весело поинтересовалась у них.    - Неа, - ответила довольная Илька.    Перемещатель доставил нас в каюту капитана. Ремонт был почти закончен. Вот стола не было, мой взгляд сразу нашел книжные полки, они не пострадали.    - Можно? - не удержалась.    Капитан кивнул и улыбнулся. Вся наша компания собралась вместе. Ратхан, Илька, Най, капитан и я. Слово взял Эрикан.    - Предложение такое. На планете Фаэтель есть руда Мертанзит. Местонахождение известно приблизительное. Нужна разведка. После этого будем принимать следующие решения.    - Кто будет в отряде? - серьезно спросил Най.    - Все присутствующие, - широко провел рукой на нашу компанию капитан.    - И девушки? - удивился Най.    - Они нас заставили шантажом, - рассмеялся Рат.    - Каким шантажом? - удивился еще больше Най.    - Зайка, обещала не дать развода Эрикану, если мы с Илькой не возьмем в разведку, - смеясь, пояснил Ратмир. Капитан кивал, подтверждая каждое слово.    - Ну, Зайка, ну подруга! - взвизгнула Илька и кинулась мне на шею. - Это что значит, мы теперь можем поохотиться на акулу?    - Там еще ящеры есть, они при нашем приземлении капитана пытались съесть, но я из них отличное барбекю приготовила, запекла на костре. - Рассказывала я заманчиво.    - Черные дыры! - простонала Илька. - А тигры будут?    - Даже такехэ есть, - утешила я ее.    - Это кто? - застывшая тревога в глазах Найя заставила нас улыбнуться.    - Паук такой, в два моих роста, он на детишек охотился, когда те к ручью шли, - объяснила более подробно.    - Илька! Ты не едешь! - в один голос выкрикнули Ратхан и Най.    - Ррразвод, - прорычала я, заставив прикусить язык Ратхана. Но Най был настроен решительно.    - Най, перестань, я за планету больше переживаю, чем за своих помощников, - рассмеялся капитан. - Ты бы видел, как Зайка уложила хатэ одним ударом.    Най бурчал, но под пристальным взглядом Ильки решил сдаться. Что-то мне подсказывало, что подруга уже нашла рычаги воздействия на этого мужественного капитана.    - Предлагаю вылетать сегодня вечером на моем батарте и битере. Координаты побережья остались. Зайка, ты своим любимым туземцам гостинцы припасла? - задал насущный вопрос капитан.    - Черные дыры! Илька, бегом в гарнизон, надо подарки выбирать! - мы вылетели из каюты капитана не дожидаясь разрешения. Но туземцы дороже соблюдения служебной субординации.    Гостинцев набрали столько, что еле-еле смогли втолкнуть в битер, не мало не задумываясь над тем, как будем их доставлять на Фаэтель. Детям сладости, мужчинам ножи, женщинам украшения самые разноцветные и яркие, а так же кучу материи. С вождем вышла заминка, он сделал настолько ценный подарок, что мы никак не могли решить, чем его отблагодарить. Что можно подарить мужчине, у которого все есть, в том числе несравненная Аруния, то есть жена?    Решив из битера подарки не выгружать, чтобы потом обратно их не впихивать, выпорхнули в кабинете капитана. Мужчины даже дислокацию свою не сменили. Их большие военные планы по захвату одной маленькой планеты нас особо не волновали в преддверии настоящей охоты и туземской моды.    - Девчонки, готовы? - спросил нас Ратхан. Мы довольные кивнули головой.    - Вылет через час, сейчас обед, - распорядился капитан.    Най летел с Илькой в битере, нагруженным подарками, я в капитанском батарте, сидя на заднем сиденье. Капитально отремонтированный, с закрывающимися дверьми, он выглядел снова красавчиком.   

6

      Пересекли субпространство и влетели в атмосферу Фаэтель. Радостно сверкнуло вечернее солнце нам на встречу, море блестело золотыми бликами, указывая посадочную полосу. В этот раз посадка была мягкой, в отличие от предыдущей экстренной. Я с готовностью отключила скафандр, махнув рукой на предупреждающий возглас Ратхана. Битер приземлился рядом, выпорхнула на встречу Ильке с Найем, вдыхая полной грудью морской чистый воздух. В этот раз гарью не пахло, улыбнулась воспоминаниям.    - Зайка! - восхищенно произнесла подруга,- и здесь можно купаться?    - Можно, как раз там с акулой встретились, - широким жестом показала на море.    - Пошли к вождю? - предложил капитан парням, но те стояли, замерев от раскинутых морских просторов.    - Пошли, - кивнула Раду, - пусть ребята порадуются, а мы за ними вернемся.    - Я с вами, - тут же развернулся к нам Ратхан, потому что Илька, начала стягивать с себя скафандр, оставшись совершенно без одежды.    Най последовал примеру подруги, вот тут уже я развернулась в сторону зарослей. Оставив этих влюбленных купаться, мы направились в поселение. Бежала почти вприпрыжку.    - Вождь, - орала я, подбегая, - вождь! - и влетела в его широкие объятия.    - Ты вернулась! - из глаз этого полного мужчины текли отеческие слезы, - белая женщина, ты вернулась!    - Это скажи спасибо капитану, - махнула рукой в сторону мужчин, продолжая обнимать его тучное тело.    - Кто этот второй? - строго спросил седой вождь.    - Жених, - пояснила.    - Еще один? - удивился вождь, - слушай, девочка, ты двоих не потянешь, и так сухая вся, тебе надо кушать хорошо, чтобы жить с двумя. - На полном серьезе выдал мне вождь.    - Вождь, ты что? Не собираюсь я жить с двумя! - затрясла головой для полной убедительности, - мы с капитаном за разводом приехали.    Вождь внимательно посмотрел на меня, потом на капитана.    - Иди сюда, - грозно позвал вождь моего по местным меркам супруга.- Это что у вас такого произошло, что белая женщина хочет отказаться от брака с тобой? Ты не можешь удовлетворить ее? Ей нужен второй муж?    - Зайка, не хочет быть замужем, - улыбался капитан.    - Белая женщина - глупая женщина! - и как стукнет туниром о песок, такой гул пошел по округе.    Все аборигены выскочили на площадь перед нами. Радостные возгласы окружили нас. Подружки кинулись обниматься, оторвав меня от вождя, многие заглядывались на Ратхана, тот с несколько обалдевшим видом смотрел на все это ликование вокруг нас, потому что всеобщая женская любовь распространилась так же на капитана. Причем, многие пытались показать капитану свои успехи с поцелуями, другие просто прижимались грудью без модной тряпочки.    Капитан все выдерживал стоически, до тех пор, пока к нему не пробралась хатэ. Вот после ее попытки поздороваться, капитан перенаправил ее взгляд на Ратхана. Хатэ поймав в прицел новую жертву мужской особи, стала медленно продвигаться в его сторону, задирая свою пышную грудь. Ратхан стоял, не подозревая об опасности, которая к нему приближается. На мою попытку предупредить, капитан сделал мне успокаивающий знак рукой. Мол, пусть сам, на своей шкуре попробует какой это Сухов.    Ратхан попал в руки хатэ, мы, стоя в сторонке с капитаном, посмеивались над его безуспешными попытками освободиться из ее объятий.    - Девчонки! Я же вам подарки привезла! - окликнула их, чтобы хоть немного дать парням свободы.    - Рад, Ратхан, помогите принести баулы. - Попросила парней.    Когда возвращались с подарками, захватили эту влюбленную парочку. Илька, оценив масштаб женского населения, тут же прикрыла Найя своей грудью, благо было чем. Всех перезнакомила, особенно подчеркнув, что Най с Илькой являются будущими супругами. Подружки сразу успокоились и, отведя меня в сторонку, поинтересовались: А может их тут поженить? А то у них давно свадеб не было, ну после нашей, все таки два дня прошло с тех пор.    Пообещав сегодня же устроить вечеринку, стала вручать презенты. Привезла обещанные кружевные трусики, разных размеров. Для хатэ лично выбирала кружевной лифчик, который был торжественно вручен и поручен был для одевания на выдающуюся часть тела самому капитану. Лично мы с Илькой покатывались над уморительным выражением лица нашего командира, когда он этот дамский изыск одевал на хатэ. Хатэ млела и обещала носить не снимая. Таких жертв, мы ее заверили, лифчик не выдержит.    Кружевные трусики и лифчики из натурального полистерола разлетелись по женскому населению быстрее, чем мы на распродаже покупали их оптом. Жене вождя подарили нежно розового цвета кружевной пеньюар, который красиво разлетался на ее необъятной фигуре.    Дальше были подарены бусы, заколки, сережки, браслеты. Все разноцветное, сверкающее, мерцающее, некоторые в темноте светящиеся. Так же быстро разошлись ткани всех видов и расцветок.    Мужчин особо баловать не стали, рассудив, что увидя своих благоверных в новом белье, тоже останутся довольны. Наши парни вручили им охотничьи ножи и метательные дротики, обещав показать, как ими пользоваться.    Но вот осталось такое впечатление, что мужчин больше не дротики интересовали, а их женщины, убежавшие в тапэ примерять обновки.    Мы втроем Илька, я и капитан хихикали над несколько обескураженными лицами Ратхана и Найя. Они совершенно были не готовы к встрече с природой, а уж с детьей природы вообще в первый раз увидели.    Подарок для вождя ожидал вечера, когда соберется все племя вокруг костра. Сейчас мы разошли по тапэ, переодеваться. Илька горела от нетерпения облачиться в модные туземские тряпочки, я тоже соскучилась по ним. Парни отправились к вождю, их мелкие интересы по добыванию руды, нас совершенно не беспокоили.    Вечер обещал быть незабываемым. Мы с Илькой готовили культурную программу, все это мы обсудили еще, когда выбирали подарки. Парней лишь подключили к технической части праздника. Хотелось показать туземцам не забываемый праздник.    Парни бегали вокруг поселения и устанавливали ревизоры, мы же с наслаждением примеряли разные вариантов юбочек, топиков. А уж после моего рассказа о мастерах вечерних причесок Илька пришла в такой восторг, что затребовала самую модную из последних. Нужно же было узнать насколько ей идет все это безумство косичек и бусинок в ее голове. О наличии парней в нашем поселении мы забыли напрочь, вспомнив о них в самый разгар обсуждения в какую сторону укладывать очередную замысловатую косичку, когда услышали голос за шкуркой нашего тапэ.    - Зайка, вы скоро? - голос капитана заставил собрать мысли в кучку и вспомнить, что мы как бы, не в салоне красоты, а нас ждут на празднике жизни, как основных ведущих.    Срочно закончив все пререкания, мы выскочили из тапэ, причем не доверченная груда косичек на Илькиной голове смотрелась даже элегантнее, чем задумывалось.    Все племя собралось перед костром, на котором сочно шипел чей-то невозможно огромный мясной остов и пах обалденно вкусно. Одним словом пришло время начинать.    - Мои дорогие соплеменники! - возвестила я, - позвольте еще раз представить моих друзей, - громким голосом начала.    - Моя подруга Иль! - краса и гордость Академии Национальных сил. Красота в этой очаровательной женщине соизмерима лишь с ее добротой и отзывчивостью! - племя молчало, причем не понятно было понятно им или нет.    Стройные хлопки со стороны наших трех парней, пояснили, как нужно приветствовать мою подругу. Племя взорвалось овациями. Илька расцвела и стала улыбаться обаятельной улыбкой.    - Представляю нашего начальника, капитана Эрикана. По совместительству в вашем племени моего мужа! - представила следующего. Овации были практически только женскими, мужская часть все еще недобро на него посматривала, видимо, еще помнила обещания шамана.    - Следующим гостем на вашем празднике представляю - капитана Найя Лиднера, будущий муж моей очаровательной подруги. - Овации приветствовали жениха Ильки.    - И брат моей любимой подруги, лейтенант Сантау! Дамы! Не женат! - теперь гром оваций смел все предыдущие представления. Мы с илькой довольные хихикали, глядя на незатейливые приемы местных обольстительниц, прокладывающих себе дорогу поближе к холостяку.    - Зайка, ну ты оторва! - восхищенно прошептала Илька, - теперь ему некогда будет бегать за тобой по тропикам. Можем спокойно охотиться.    - А то! - уж как избавляться от внимания парней мы давно научились с Илькой.    - А теперь, когда все перезнакомились, представляем подарок нашему славному и достойному вождю! - сделала широкий жест в сторону приемного папашки.    Племя в знак признательности взревело, оглушив нас без всякой дополнительной акустики. Парни приготовили пульты, внимая нашим словам.    - Сейчас мы покажем нашего славного вождя! - прокричала Илька перекрывая гомон голосов. Соплеменники заинтересовано присели обратно на песочек и засопели в ожидании.    В воздухе над головами развернулась голограмма, нашего вождя в полный рост. Он стоял со строгим лицом и со своим неизменным туниром. Потом он посмотрел в сторону и насторожился, племя замерло, оглядываясь в ту сторону. На голограмме выскочил тигр! Племя ахнуло и упало на песок лицами. Но вождь на голограмме не растерялся и запустил в него своим туниром. Зверь подскочил и упал. Это была чистая победа! Соплеменники орали и подскакивали, поздравляя вождя с победой. Тот скромно улыбался и принимал поздравления.    После всех оваций в воздух взвился небольшой фейерверк, которые повторял подвиг вождя, осыпаясь искрами на песок. Зрелище смотрелось монументально и достойно. Теперь после ожидаемой сцены, зрители следили уже за картинкой и получали эстетическое наслаждение от происходящего.    На мой взгляд, самое ценное признание вождю было от его жены, которая теперь смотрела на него горящим и восхищенным взглядом. Вот тогда у меня возникла надежда, что сегодня обойдется без курительной трубки.    Небольшой банкет из барбекю на костре был завершен дискотекой. Мы с Илькой представили заготовленную заранее программу, которую хорошо отрепетировали еще в Академии. Сальто, повороты, па, вскидывания ног и рук, смотрелись очень изящно и были нами отработаны до автоматизма. Под бой барабанов, ритм мы указали заранее, смотрелось очень зажигающе и впечатляюще. Там-та-ра-рам-та, там-та-ра-там-та. Гремело над площадью, мы двигались синхронно, перескакивая друг через друга, расходясь в стороны.    Когда программа закончилась, мы скромно поклонились и нас поддержали громкими криками одобрения. Илька была на седьмом небе от счастья. Я довольная поглядывала на подругу, уже испытавшая все удовольствия от такой ситуации.    На следующий танец Илька выбрала в партнеры Ратхана, который знал все наши ПА, а я капитана, который легко подстраивался под мои движения.    Вот тут мы зажгли по настоящему! Мы крутились и вертелись на парнях, соскальзывали вниз, пролетали в сальто над головами, нас ловили, причем сильно прижимали к себе, боясь уронить. Наши с Илькой голые ноги под ритм барабанов мелькали, тела летали, а мы визжали от восторга.    Подружки посовещавшись, принесли нам миски с натуральным спиртом. Илька и Ратхан, не подозревая подвоха махнули большим глотком питье. Парню надо отдать должное, он достойно выпил все до дна. Илька, как и я, заорала на всю площадь, пытаясь выпустить огонь наружу. Мы с капитаном в обнимку смеялись над ними, вытирая слезы, причем висла на нем без зазрения совести прямо на глазах Ратхана.    Най с тревогой смотрел на свою суженую и переводил непонимающий взгляд с умирающих от смеха нас на Ильку с Ратханом. Сделала знак подружкам, и те поднесли такую же миску Найю, чтобы сам попробовал не передаваемые ощущения. После выпитой миски спирта, парень расслабился и уже спокойно смотрел на окружающую его действительность.    Следующим неожиданным номером нашей программы был танец хатэ в белом кружевном лифчике, причем он сильно напоминал нам стриптиз, который пышногрудая местная красавица танцевала вокруг Ратхана, используя его в место шеста. Рат, обалдевший от такого напора замер и в этом была его ошибка, хатэ затащила во время танца к себе в тапэ.    Капитан воспользовался ситуаций, подхватил меня за руку и привел танцевать на площадь. Теперь мы крутили сально только парой. Его руки диктовали мне движения, мое тело послушно прогибалось от его подбросов. Капитан ловил и снова запускал меня в полет, утраивая мне поддержки и подкрутки. Пользуясь случаем, медленно позволяя скользить моему телу вдоль его, взгляд всегда был устремлен мне точно в глаза, по их выражению понимала какое движение будет следующим. Когда танец закончился, нам поднесли еще по миске спирта.    Следующим танцем было танго, этот чувственный танец легко вписывался в ритм барабана, но капитан на этом не ограничился и включил акустику с мелодией. На остывшем морском песке, ночью, под свет огромного костра мы извивались в страстном танце. Это переплетение чувств, страсти и грациозности завораживало нас, заставляло биться наши сердца в едином ритме. Капитан реял надо мной, такой маленькой и послушной его воле, позволяющей отзываться на внезапные паузы и неожиданные позы. Ноги переплетались, тела соприкасались, глаза горели страстью. Мужчина, что танцевал со мной, давал почувствовать, откликнуться на тонкие движения его души, услышать его внутреннюю музыку, он, только он вел в этом танце, властвовал в нем, и надо мной. Красота, изящество, элегантность движений. Моя слабость и его сила были как воспоминания о прошлом, проживание настоящего, мечты о будущем. В этом танце вспыхивала искра от каждого нашего касания. Это было подлинное танго.    Закончилась музыка, но закончилось очарование от танца. Капитан прижал меня к себе и страстно поцеловал, долго не отпуская. Вокруг была тишина, лишь треск горевших дров из огня нарушал. Мы забыли о том, что на площади не одни. Когда капитан прервал поцелуй, я оглянулась и с удивлением увидела, что взгляды всех присутствующих обращены на нас. Ратхан стоял в первом ряду зрителей. Сделала шаг назад от капитана, скидывая наваждение. Капитан с сожалением отпустил меня, продолжая следить за мной взглядом. Подружки переводила взгляд с меня на капитана, потом на Ратхана.    Илька выпрыгнула на освободившуюся танцплощадку, ведя за собой Найя. Внимание переключилось на их пару и о нас все забыли. Я спокойно отошла в сторону, мне в тени поймала рука вождя.    - Пошли, - строго произнес он тоном, не терпящим возражений.    Ушли мы от поселения достаточно далеко, по только вождю известным ночным тропинкам. Шел он уверенно, что говорило о том, что вождь точно знал куда идет. Через пятнадцать минут нашего пути оказались у подножия темной громадной горы. Вождь пошел вдоль отвесной каменной стены, потом обогнул громадный куст, я, следуя за ним, уткнулась носом в его спину. Подняв голову, увидела за его спиной огромный черный провал в горе, вождь уверенно прошел внутрь. Осторожно, стараясь не наступить босыми ногами, ни на какого ползущего гада или паука, смотрела на землю и тихонечко плелась за вождем.    Тусклый свет небольшого очага, выложенного камнем, освещал небольшую пещерку. Она была явно обитаема. О наличии жильцов говорил не только круглый очаг, но так же лежак из листьев, посуда, расставленная на небольшом камне, видимо служившим здесь столом. Сушеные травы висели вдоль стен. Потолка из-за его высоты не было видно, как я не старалась закинуть голову и разглядеть.    - Коста! - громко позвал вождь. На лежаке что-то зашевелилось, и огромная желтая змея стала выползать из-под кучи листьев. Мой визг, наверное, был слышен в родном "Висконсине"    - Трусишка, - ласково бросил мне через плечо вождь.    - И вовсе не трусишка! - проворчала ему в ответ, - это я от неожиданности. - Старалась унять дрожь в коленках, которые подгибались и стремились посадить меня на песок, но тогда я буду еще ближе к ползущей к нам желтой змее.    - Вожжждь, - прошипела змея. Она еще и разговаривает! - ты пришшшел без предупрежжждения!    - Коста, я привел белую женщину. Она хочет развода. - Почтительно поклонился приемный папашка змее.    Змея поднялась на высоту моего роста, и уставилась мне в глаза своими зелеными глазами с вертикальным зрачком. Раздвоенный язык выскакивал из пасти, как будто она пробовала на вкус воздух вокруг меня.    - Ты опять давал ей уруту, - произнесла змея.    - У нас был праздник, - пояснил вождь.    - Плохо. - Печально произнесла змея. - Я говорила тебе в прошлый раз, что в белой женщине много уруты, но вы с белым мужчиной настаивали. Согласилась только потому, что видела, белая женщина для него наитини. Сердце белой женщины еще не проснулось, но у белого мужчины есть шанс ее разбудить. - Говорила змея задумчиво, как будто рассуждала сама с собой.    - А что такое "наитини"? - любопытство не порок, а источник знаний.    - Единственная, - перевел вождь, - моя Аруния для меня наитини.    - Оставь нас вождь, - после паузы произнесла желтая змея.    - Ой, вождь, не уходи! - вцепилась ему в руку.    - Не бойся, Коста мудрая змея, - улыбнулся папашка.    Спокойно оставив с огромной змеей, которая в состоянии была заглотить всю маленькую меня, вождь вышел из пещеры. Змея продолжала покачиваться передо мной. Я стояла замерев, боясь пошевелиться.    - Ты не глупая. Вождь не прав. Ты еще ребенок. Это понимает твой белый мужчина. Твое сердце не проснулось, но он готов ждать и дать тебе свободу. Я совершила обряд над вами, потому что вы подходите друг другу. - Потом была долгая пауза, во время которой змея закрыла глаза. От этого стала еще страшнее, казалось, что она может сделать бросок в любой момент. Но она медленно опустилась на землю и только потом снова открыла глаза.    - Сссадисссь, - прошипела она. Только сейчас я обратила внимание, что она снова начала шипеть как змея. - Обряд намити не может быть расторгнут. Но я могу сделать другой, вы больше не будете соединены. Изображение на твоей руке пропадет, на его останется. Это был его выбор, выбор его жизни.    Я села на камень рядом с очагом и любопытно слушала рассказ змеи. Она спокойно перемещалась по перещере, ничего не цепляя и не роняя.    - Твоя намити не исчезнет с руки, но не будет видна. Если твое сердце проснется и ты увидишь в белом мужчине своего наитини, намити проявится снова. Это все что я могу сделать. Ты хочешь этого? - резкий бросок в мою сторону, голова змеи оказалась прямо передо мной, а раздвоенный язык перед лицом.    Я проглотила крик, который пытался вырваться и закивала. Все что действительно хотела - это свободы.    - Хочу, - придушено произнесла ответ. - Коста, а как же Ратхан? Он хочет тоже на мне жениться.    - Он не твоя судьба. Его сердце привязано к тебе, ты привязала его, отпусти, не держи. Он найдет свою судьбу. - змея спокойно отползла в сторону.    - А как я ему это объясню? - озадаченно проговорила.    - Ты женщина, он мужчина. Можешь быть с ним, он успокоиться. - непонятно для меня произнесла змея.    - Это в смысле секс? - решила внести ясность.    - Кажется это у вас так называется, - спокойно ответила змея.    - А если я не хочу? - возмутилась такому предложению этой желтой сводне.    - Тогда будет дольше. - Спокойно пояснили мне.    Нет, ну вот чтобы парень тебя бросил с ним спать - такого мне еще никто не предлагал. Странная эта желтая змея.    - Все готово, - проинформировали меня.    Продолжая сидеть на камне перед очагом, смотрела как змея снова поднялась на высоту моего роста, опустила ко мне голову и, чуть прикрыв глаза, тихо запела! Я действительно услышала как она начала петь. Напев был не сложным, продолжая смотреть на нее, почувствовала как сознание замутняется, изображение змеи перед глазами стало расплываться. "Все, теперь меня съедят, как кролика" - это была последняя моя связная мысль.    Проснулась я от того что чьи-то руки меня к себе сильно прижали. Открыла глаза, был день. Сознание плохо слушалось, воспоминания заканчивались на кролике. Почему на кролике? Я ведь Зайка. Мысли тяжело ворочились.    - Проснулась? - нежно спросил голос капитана у моего уха, почти не слышно. Повернув голову, увидела рядом его глаза. Капитан нежно прижался к моим губам. Приятно так встречать утро, даже если ничего не помнишь из вчерашней ночи.    Попробовала подняться, но меня еще сильнее к себе прижали.    - Тише, Ратхана разбудишь, - прошептал капитан снова мне на ухо.    Повернула голову в другую сторону и увидела парня рядом. Он уткнулся мне в плечо и тоже сграбастал своими ручищами. То то мне тяжело дышать. С одной стороны капитан, с другой Ратхан. Это что же я вчера такое натворила что оказалась между ними двумя? И вообще где мы? Подняла голову вверх. Ага, крыша батарта, мягко, значит на необъятном диване капитана. "А вставать как по естественной надобности?" - возник насущный вопрос.    - Рад, а как я тут оказалась? - так же шепотом спросила капитана, повернув к нему голову. И тут же была опять поймана поцелуем. Вот что ему неймется?    - Зайка, мы тебя еле нашли вчера. Вождь не признавался где ты. Все побережье облазили, все заросли. Илька тигра пристрелила по ходу твоих поисков.    - Так я вчера с вождем ушла, - прошептала капитану.    - Тебя больше суток не было. Нашли только вечером вчера, в каких-то кустах у подножия горы. Ты спала, я принес тебя сюда, но Ратхан не захотел уходить, пришлось спать вместе. Где ты была? - снова нежный поцелуй.    - Меня вождь за разводом к змее водил, - с трудом прорвалась сквозь поцелуй. Ну умеет он целоваться, с этим не поспоришь.    - Коста нас развела? - удивился капитан.    - Смотри, - показала ему кисть руки без татушки.    - А у меня не пропала, - посмотрел на свою руку капитан.    - Она сказала, что так и должно быть. Коста освободила меня, а ты сам избрал свою судьбу. - Ну или что-то вроде этого.    - Что еще она тебе сказала? - задумчиво откинулся на спину капитан.    - Что Ратхан привязался ко мне сердцем, но я не его судьба. Чтобы его отпустить мне нужно быть с ним, - кажется сказала лишнее в порыве откровенности. Плохо на соображалку действуют поцелуи капитана.    - Она говорила о сексе? - удивился капитан.    - Ну да, - неохотно созналась я.    И тут почувствовала как руки Ратхана меня к себе притянули.    - Тихо ты, раздавишь, - полузадушено возмутилась этому посягательству на мое тело.    - Доброе утро, - теперь поцелуй со стороны Ратхана.    "Во влипла!" - Эта мысль застучала в моем еще одурманенном мозгу.    - Значит, развод получила? - промурлыкал Ратхан.    - Угу, - промычала все еще полузадушено.    - Тогда когда свадьба? Мои родители еще не улетели, у твоих гостят, знакомятся с будущими родственниками. - Прижимая меня к себе еще ближе, проговорил Ратхан, а я уже думала, что меня подмять дальше некуда. Поцелуи сыпались на мои голые плечи.    - Рат, мы здесь не одни, - задушенным голосом проговорила.    - Рад, выйди, пожалуйста, - попросил нахальный Ратхан.    - И не подумаю, - тут же отозвался Рад.    - Зай, скажи ты ему, чтобы вышел, не хватало еще, чтобы нас кто-то видел, когда мы ... - и впился в меня поцелуем.    Я стала откидывать его руки, стараясь выползти из-под него. Сильный парень меня не отпускал.    - Ратхан, отпусти ее, - с затаенной угрозой тихо проговорил капитан.    - Рад, не вмешивайся, лучше оставь нас. Мы сами разберемся, - прохрипел надо мной Ратхан, который захватывал все больше моего тела под себя, не смотря на сопротивление.    - Ратхан, я по-хорошему говорю. Отпусти Зайку, ей нельзя сейчас заниматься сексом, - слегка повысив голос, проговорил капитан.    Ратхан замер и отпустил мои губы, посмотрел в мои глаза. Взгляд был затуманенный, но искра разума стала в них проявляться.    - Зайка, что это значит? И откуда ему об этом известно? - легкая угроза прозвучала в его голосе.    - Это значит то, что я сказал. Отпусти ее, - ответил за меня капитан.    - Рад, выйди, нам с моей невестой надо поговорить, - угроза прозвучала более явственно, заставляя сжаться.    - Я не уйду, пока ты от нее не отстанешь, - уже спокойно произнес капитан, не сводя внимательного взгляда с соперника.    - Ты не муж ей, даже теперь здесь. А Зайка моя невеста, это ты должен уйти! - начал накаляться Ратхан.    - А ну живо, оба отсюда! - заорала на них. Не хватало еще, чтобы они передрались тут.    Парни посмотрели на меня, капитан кивнул головой и стал выбираться из битера, Ратхан неохотно также открыл дверь. Перевернулась на живот и стала рассматривать свою руку, на кисти больше не было красивой татушки с цветочком. Было жаль, правда жаль, она очень красиво смотрелась. Налюбовавшись на почти чистые руки, пошла к морю купаться. Скинула на песок мимо-юбку с топиком, зашла в воду.    Утро, море почти холодное после ночи, солнце еще не нагрелось. Приятная свежесть разбежалась по уставшему телу и коже. Отдавшись на волю волн, смотрела в небо, любуясь облаками. Зная о тучности местных акул, глубоко не заплывала, мелководье тоже было приятно.    - Зайка! - услышала встревоженный голос подруги.    Подскочила на ноги, оглянулась и бегом стала выбираться на берег.    - Что случилось? - встревожилась.    - Рат с капитаном драку устроили. Что у вас произошло? - Илька беспокоилась за обоих.    - Ратхан хотел быть со мной, а капитан сказал, что мне нельзя, - пояснила я, впрыгивая в одежду. - Потом я их обоих выгнала из батарта.    - Черные дыры! Бежим разнимать их! Потом с остальным разберемся! - помчалась по песку за подругой.    Парни устроили настоящий мордобой, увесистые бланши уже украшали симметрично их лица, с уголков губ стекали небольшие струйки крови. Вокруг возбужденно смотрели мои соплеменники, выкрикивая слова поддержки обоим драчунам. Парни молотили друг друга, валяли на песок, правил там не было. Точнее было только одно - достать противника и нанести как можно больше увечий.    Перехватил меня перед самой полянкой, на которой происходило действо, сам вождь. Не просто схватил за руку, но еще и второй рукой рот закрыл, когда я хотела заорать, чтобы прекратили.    - Молчи, белая женщина! - грозно проговорил мне папашка, - им надо выяснить все самим. Причем давно нужно было. Твое вмешательство все испортит. Твоим мужчинам нужно выплеснуть эмоции.    - Они же покалечат друг друга! - возмутилась я.    - Шрамы для мужчины - это их достоинство, не важно, где они получены, на охоте, в бою или в драке с соперником. - Солидно поучал меня вождь.    А за его спиной азарт в голосах зрителей только нарастал. Илька металась и пыталась докричаться до брата, Най молча, смотрел на все это действо.    - Илька! Меня вождь не пускает! - заорала подружке. Та повернулась в мою сторону, оценила ситуацию и кинулась ко мне.    - Что здесь происходит? - задала вопрос вождю.    - Мужчины должны сами разобраться, между собой. Женщина не должна вмешиваться! - солидно проговорил вождь.    Илька дернула мою руку, и мы ней на пару полетели в песок, с моей почти оторванной рукой. Тихо матерясь на сильных мужчин, которые состоят тут в местном начальстве, стала протискиваться между зрителями. Неожиданно были пойманы мужскими руками.    - Куда собрались, девочки? - остановил нас спокойный голос Найя.    - Най, их надо разнять! - заголосили мы вдвоем с Илькой.    - Это их битва, пусть разберутся. А мы с вами уйдем отсюда, - перехватил нас с двух сторон от себя за талию и поволок наши тушки в сторону.    Как мы не брыкались, не пинались, Най нас не отпускал. Вытащив из зрительских рядов, поставил на ноги, но руки не отпустил.    - Ваше дело потом синяки залечить, а не лезть под мужские кулаки. Они дерутся по всем правилам. - Совершенно спокойно проговорил Най.    - Они без правил дерутся! - воскликнула ему, возмущаясь.    - Это и есть главное правило, - улыбнулся Най. - Я за Ильку тоже бы так дрался. Рад с Ратханом давно должны были выяснить все свои претензии друг с другом. Не переживайте, девчонки, потом будете жалеть и делать примочки на их синие лица.    Пришлось смириться, железная хватка Найя не давала нам шансов выскочить, а бить его как-то не хотелось, впрочем, мы ему доверяли, в мужских мордобоях он разбирался лучше. Най сел на песок и заставил присесть рядом. Рев зрителей все нарастал, слышались глухие удары, от которых сердце замирало.    Перед глазами мелькнуло лицо хатэ, она возбужденно что-то кричала, скаля зубы в довольной улыбке. Да, с нашим приездом жизнь в племени становилась резко разнообразной. То свадьбы, то вечеринки, теперь вот мордобой.    - Девчонки, я могу вас оставить? - мы тут же согласно закивали. Най внимательно на нас посмотрел и подозвал аборигена. Тот с готовностью подбежал. Най попросил придержать нас за руки. Тот исполнился значимостью возложенной миссии и вцепился в нас еще крепче, чем до этого Илькин жених. Мы тихо застонали от не сбывшихся надежд. Оставалось надеяться лишь на то, что Най их сам разведет в стороны.    Кульминация случилась неожиданно. Взрывы криков сопровождали глухие удары, а потом очередной рев, который не прекратился, возвестил, что все закончилось. Мы с Илькой вскочили на ноги, наш страж из любопытства сам подался к месту драки и выпустил наши руки. Мы ввинтили свои тела между соплеменников и оказались перед лежащими участниками драки.    Лица у них не были синими, а красными, распухшие, измазанные кровью, которая сочилась с губ, носов. Лежали они на песке и тяжело дышали, сил подняться не было. Най спокойными движениями пробежался по их ранам и телам, кивая головой. Мы с Илькой зависли на телами противников, вытирая слезы и причитая, пытаясь опознать кто из них кто, за нашими спинами скандировали туземцы.    - Девчонки, все в порядке, можете забирать, - дал нам разрешение.    Мы стали их переворачивать на спины, потому что лежали они на животе, лица были разбиты, Най помогал.    - Что вы так переживаете? До свадьбы заживет все! - веселым тоном проинформировал нас Най. - переломов нет, остальное ерунда.    Парни были уставшие, тяжело дышали, лица разбиты и отекли почти до неузнаваемости, но взгляды у обоих были довольные. Соплеменники подбежали к парням, оторвали нас от них, и понесли в поселение.    Илька причитала над братом, меня колотила мелкая дрожь. Мне их было жалко до ужаса, причем обоих. Кидалась от одного к другому, слезы лились из глаз. Капитан протянул руку и на ходу поймал мою, поднес ее к своим разбитым губам. Ратхан, увидев его маневр, тут же повторил с моей второй рукой. Вот ушибленные на всю голову! Причем в обоих смыслах.    А потом понеслось по накатанной. Обезболивание, блокада, швы на обоих наложили, брови были сильно рассечены. Я как уже опытный спец в этой области, лихо орудовала инструментами с шовным материалом. Батарт снова выдал все необходимое.    Соплеменники активно обсуждали события, столько событий за несколько дней у них за всю жизнь не происходило! Ну это они просто нас с Илькой не знали до этого.    Мы с Илькой метались между двумя пострадавшими, даже не интересуясь вопросом: "Кто выиграл?" для нас было без разницы. Я знала только одно - сердце болело за обоих.    Мне до чертиков было жаль капитана, но разбитая физиономия Ратхана внушала не меньшее сочувствие. Я бы скорее сказала большее. Если капитан уже знал, что ему от меня ничего не светит, то Илькиному брату еще предстояло узнать все прелести моего отказа.    В перерывах между процедурами, беготней среди тапэ, урезониванием всех подрят, мимолетным сном, Илька все же поймала меня и заставила рассказать все, что произошло со мной, пока была потеряна для общества. Ее красочные описание душевных переживаний капитана и Ратхана, в поисках моей персоны, в свете последних событий, как-то не трогали. Дико хотелось спать.    Объяснила куда пропала намити, что случилось в батарте. Подруга меня поддержала полностью, сообщила что ее братец тоже козел, хотя просто не информированный. Обещала недостаток информации в серых клетках брата восполнить сестринским внушением. Одним словом разговор шел урывками, не полностью и был перемешан в клятвах отомстить всему мужскому населению всех галактик. Причем Илька была готова начать прямо, ну вот хоть с Найя, который не дал нам растащить драчунов.    Мстя ее была регулярной, парень от нее страдал громкими эмоциями, после чего с трудом передвигался по поселению, в большинстве отползал в сторонку, чтобы Илька случайно не нашла его снова, пробегая между тапэ в медицинских целях.    Улыбалась над Илькиным рвение отмщения, любит она своего капитана, видимо, очень сильно. Романтика этих мест навевала мысли далекие о цивилизации.    Зависть меня иногда охватывала, когда попадалась на глаза шкурка, убитого Илькой тигра. В своих заботах об обоих раненых мне некогда было заниматься отловом моей будущей обновки.    Хотя хатэ предано подменяла нас на ночную смену у Ратхана, нежно прижимаясь к побитому телу лейтенанта, мы не высыпались катастрофический.    Иногда я смотрела на кисть руки капитана, где оставалась намити, и пыталась понять, представить, что могло подвигнуть его на такой сумасбродный поступок. Единственная - глупость какая! В нашем мире так не бывает, ну или с капитаном такого представить не могу в принципе, а с моей персоной в частности.    Ночью, особенно под утро, от свежего ветерка с гор, я подползала к нему под бочок, потому что укрываться здесь было нечем, все спали рядышком. Илька, правда, все равно держалась в сторонке, это понятно, не хватало еще драки между капитаном и Найем.    Совершенно случайно после драки на своей абсолютно чистой кисти увидела махонький цветочек. Он не был похож на татушку, что мне сделали, намити. Но он был, совсем незаметный и меня это беспокоило.    Через несколько дней, когда парни могли есть сами, и почти разговаривать разбитыми губами, они выползли в тенек, рядом стоящих тапэ. Они постарались присесть поближе друг к другу, явно стараясь рассмотреть лица соперника, как будто себя в зеркале. Оба были довольны выполненной работой, как кулинар свои шедевром. Слов им при общении не требовалось, достаточно было попытаться улыбнуться и разбитые губы напомнили о том, что им рано еще общаться.    В обед меня поймал вождь за руку, когда пробегала мимо с миской к ручью, чтобы помыть. Повелительным жестом подозвал женщину и перепоручил той мытье. Сам же утащил меня за руку опять в какие-то заросли. Выведать о направлении нашей прогулки или ее конечной цели не получилось. Вождь был не преклонен, шел с огромным достоинством, быстро и очень ловко, не смотря на свои огромные размеры. Я при всей своей подготовке лишь успевала за ним не попасть под ветки, которые пытались отхлестать мое тело.    Может, здесь не приняты физические наказания, а вот так вот водят, чтобы сама природа наставила затрещин провинившимся? Никакой вины за собой не знала, но поведение вождя внушало определенные сомнения, и чувство вины начинало потихонечку зреть глубоко внутри, ну, в общем, где-то очень глубоко. А вот раздражение от хлещущих веток начинало нарастать.    Вождь остановился внезапно, когда уже была готова высказать вслух все свои сомнения по поводу воспитательных мер, принятых у соплеменников. Открытый рот для словесной тирады пришлось закрыть, скорее захлопнуть. Потому что в лицо нам ударил сильный ветер, а простудить горло в мои планы не входило.    Мы стояли перед круглой и узкой пещерой в горе. Она не была похожа на жилье Косты, тут все было другое. Сильный ветер почти со свистом вырывался из этой пещеры.    - Сюда, - уверенно произнес вождь и снова повел меня за руку по узкому проходу против сильного сквозняка. Чем шли дальше, тем становилось темнее, но папашка шел уверенным шагом. Мелкие камни, после приятного песочка, доставляли массу неудобства, впиваясь острыми гранями в подошвы босых ног. Ойканье производилось мною часто, причем не на каждый камушек.    Папашка покачал головой в мою сторону, ну не привыкла ходить босиком по камушкам, развела одной рукой, вторая была по-прежнему зажата полной лапой вождя. В любимых ботинка я бы здесь легко прошлась, а так одно мучение.    Закончились мои муки и ойканья восхищенным возгласом. Узкий тоннель привел нас в огромную пещеру, и ветер сразу прекратился. По середине пещеры было озеро, оно светилось снизу и освещало своими бликами стены вокруг. От этого по камням прыгали радужные зайчики, туда, где они попадали, искорки из породы вспыхивали ярче. Красота места меня восхитила, я прижала обе руки к груди и, молча, на все это смотрела. Папашка, поняв мой восторг, отпустил руку, а может мы просто уже пришли.    - Драконий камень, - тихо произнес вождь и показал рукой на стены.    Только тогда обратила внимание, что цвет у стен такой же, как у моего амулета. Порода была фиолетового цвета с золотыми искорками, именно они вспыхивали от радужных бликов воды.    - Твои мужчины хотели его, - печально произнес вождь.    - Ты не хочешь им его давать? - тут же спросила, потому что печаль в его голосе меня озадачила и обеспокоила. Все равно, что там думают капитан с Ратханом, мне очень не хотелось расстраивать папашку.    - Для нас этот камень дает силу, мудрость, удачу. Твои мужчины хотят лишь, обогатится за его счет. Но тогда Драконий камень становиться мертвым, он больше не помогает людям. Не становиться частью их жизни, не дает свою силу. Он становится просто камнем, породой. Твои мужчины сказали, что такая порода им нужна для каких-то вещей, что-то из нее делают. Драконий камень - магический камень, если он будет использован не от чистого сердца, он ничего не принесет в жизнь своих владельцев.    Мне так же стало печально, как и вождю. Ну вот что за парни? Обогатиться хотят. Вон сколько тут этого камня, а счастья им это не принесет.    - Ты мудрая, белая женщина, твое сердце поняло мою печаль. - С удовлетворением кивнул вождь.    - Ты же говорил, что я глупая, - напомнила ему ранее сказанные слова.    - Ты глупая, потому что отказываешься от своего будущего. Но когда ты принимала такое решение, на тебе было Кольцо дракона, значит, для тебя это было правильное решение. Только поэтому я привел тебя к Косте, и она, увидев твой камень, пошла тебе на встречу. Никогда, слышишь? Никогда не было развода после намити!    В полном изумление слушала слова вождя.    - А почему эта порода называется Драконьем камнем? - заинтересовалась, потому что вокруг как-то драконов не наблюдалось.    Вождь присел на небольшой камень, я же стала прогуливаться вдоль берега озера.    - По преданию драконы откладывали здесь свои яйца, они выныривали из озера по одному, а потом возвращались за своими детьми. Здесь каждый дракон оставлял частичку своей магии, чтобы драконята могли узнать своих родителей. Поэтому здесь все пропитано магией, она же защищала детенышей, пока за ними не приходили родители.    - Озеро куда-то ведет? - старалась рассмотреть проход под водой хоть что-то.    - Оно соединяется с морем, под горами, - махнул рукой в сторону вождь, видимо там было море.    - А почему они сейчас не приносят сюда яйца? - любопытство наше все.    - Никто не знает. Однажды они просто не приплыли. Но у нас осталась Коста. - улыбнулся папашка.    - Как это? Она же змея! - озадачилась такой постановкой вопроса.    - Говорят она дочь дракона и женщины, которую он полюбил здесь. Это был единственный случай, Коста очень древняя, никто не знает сколько она живет.    - Поэтому она владеет магией? - старалась понять все странности.    - Наверное поэтому, - согласился вождь, - я магией не владею, лишь читаю души людей. Меня вождем избрали, не потому что самый опытный воин.    - А я думала, потому что самый толстый, - рассмеялась и подбежала его обнять. Вождь смеялся вместе со мной.    - Глупая девчонка, - смеялся папашка, - но ты мудра сердцем. Ты вырастишь и наберешься опыта.    - А как же эерханы? Они не знают про этот камень здесь? - забеспокоилась за племя.    - Не знают. Иначе они уже перебили наше и соседние племена, чтобы завладеть Драконьим камнем. - Спокойно произнес вождь.    Сначала испугалась, потом огорчилась, а потом снова испугалась и гораздо сильнее. Первый испуг был связан с тем, что эерханы могут узнать об этой пещере, а потом мне стало больно от того, что эерханы перебью всех туземцев, а вот потом я испугалась от того что об этом камне теперь знают в нашей галактике. Это могло означать только одно - война за захват планеты, а потом опять же истребление всех моих соплеменников, но уже моими родными галактиками. Я ломала руки и бегала вокруг озера, понимая, что особо выхода уже нет.    - Я знал, что в тебе не ошибся, - кивнул головой вождь. - Прочел в твоей душе любовь к моему племени, ты переживаешь за нас как за своих родных.    - Вождь, но что же тогда делать?! - воскликнула, подбежав к нему.    - Твой капитан и второй, они приехали сюда вот за этим, - провел широким жестом вокруг вождь. - Без этого они не уедут отсюда. Даже несколько килограммов не спасет наши жизни. Это ты правильно поняла. И я это понимаю, и Коста.    - Получается, что об этом никто не должен знать! - решительно произнесла и топнула ножкой по камням. Естественно отбила об острые края и, заойкав, шлепнулась на пол и притянула к себе ступню. Сидеть было жестко, остро, а вождь хохотал надо мной от всей души.    - Ты права, - вытирая слезы и почти перестав смеяться, произнес вождь. - Твои мужчины не должны узнать об этой пещере.    - Слушай, вождь, а случайно на планете, нет ли еще таких пещер с Драконьим камнем? - задумалась я.    - Про планету не скажу, но в нашем крае, насколько я знаю, эта одна. - Заинтересовано ответил вождь, - Вижу ты что-то придумала. Говори.    - Предложение такое. Мы находим ненужную вам пещеру, подальше отсюда и относим немного породы в нее. Все делаем в тайне. Потом парням показываем ее, они радостные достают все камушки, что мы им приготовили и улетаем к себе обратно. - Высказала свою идею.    - Есть несколько пещер, но они все недалеко от племен находятся, - печально поведал вождь.    - Нет, такие не подходят, - задумалась ненадолго, встала и, прихрамывая, пошла вдоль бережка, задумчиво булькая камушки в воду. Вождь с интересом смотрел мне вслед.    - А в море? Ну, то есть может быть на каком-то острове, скале, под водой? - задумчиво стала подбирать варианты.    - А ведь есть такая! - обрадовался вождь, - И очень далеко отсюда.    - Ну так! - уж как устроить каверзу, на это всегда мозг был настроен. Даже если парни вышлют сюда всех шахтеров, перероют всю пещеру посреди моря, племенам это ничем не грозит.    Мы с вождем пожали друг другу руки, партнерское соглашение было достигнуто. Теперь за вождем бежала вприпрыжку, радостное настроение от спасения племени не покидало меня. Организационные вопросы взял на себя вождь, я же спокойно отдалась заботам о драчунах.    Вскоре парни крепко стояли на ногах, плавали в море вместе с нами, лишь еще не зажившие губы напоминали о произошедшем.    И вот однажды, проснувшись утром с Илькой в тапэ, в поселке не обнаружилось половины наличного состава, а наша мужская белая, слегка подкопченная, тройка исчезла вместе с ними. Вот они предатели! На приключения не позвали!    Мы с Илькой решили обидеться по серьезному. Взяли оружие, и пошли на охоту добывать себе обновки.    Обновки показываться не торопились. Приманивать тигров не знали как, но надеялись на наше постоянное попаданство в невероятные истории по жизни.    Счастье случилось неожиданно. Будущая любимая шубка тихо выскользнула из кустов и свалила Ильку на песок, прижав всеми лапами. Оскаленная пасть зверюги смачно вгрызлась в шею подруги. Нет, я конечно девушка добрая, но зачем тигра отдавать на растерзание? Из великого сострадания к природе мои таншипы раскроили зверя одним ударом.    Илька встала обслюнявленная, на шее глубокие раны от клыков. Тигр успел зубками прикусить, но тряхнуть головой это уже была не судьба, моя реакция оказалась быстрее. Шашлык на ужин был обеспечен. Навигатор точно вывел в поселение, быстрая организация по доставке будущего ужина нас восхитила. Видимо помнили еще наш свадебный пир.    Махнув рукой на транспортировку, принялась заделывать дырки на Илькиной шейке. Ничего сложного, но кровь остановить надо, повязку наложить надо. Одним словом подружка украсилась красивым синим широким ошейником, что очень ей шло. Подчеркивало гордый постав головы и прямую спинку. Осмотрев ее критическим взглядом, даже позавидовала.    Соплеменники уважительно косились на Илькин синий ошейник и при встречи каждый раз высказывали свое восхищение. Гордые ходили ровно до вечера.    Вечером проявились парни, прям, как лакмусовая бумажка, из не откуда. Возмущенный вопль Ратхана и Найя заставил заткнуть наши девичьи уши, потому что не пристало благородным девицам слышать такие слова. Капитан похохатывал рядом.    - Най, Рат, перестаньте! - в конце концов рявкнул командир, - тигру сейчас гораздо хуже! От наших девочек еще никто живым не ушел! - уже с улыбкой добавил.    Мы приободрились, действительно, нашли из-за чего переживать! Тоже мне, нашли повод. Мы гордо обиделись и ушли поближе к костру вдыхать ароматы ужина. Парни перебрались к нам по ближе, кажется, их тоже остановил запах мяса с костра.    Най с Илькой стали целоваться, смотрела на них с улыбкой. Попала ты подруга на большую любовь, так приятно было. Парни успокоились, Ратхан и капитан не делали в мою сторону никаких движений по поводу поцелуев и так далее. Вели себя как джентельмены, ровно и спокойно, что меня вполне устраивало.    - А теперь рассказывайте, где были и почему нас с собой не взяли? - задала вопрос Илька, наконец-то оторвавшись от Найя, чему тот был явно не рад.    - Завтра точно с собой возьмем! - решительно произнес Най, трепетный он у Ильки, снова заулыбалась заботе парня о подруге.    Капитан с Ратханом переглянулись, потом кивнули друг другу или каким-то своим мыслям.    - Иль, Зайка, вождь нас возил в пещеру, где племя добывало Мертанзит, или как здесь его называют Драконий камень, не понятно почему. - спокойно стал рассказывать капитан.    - А почему добывали? - тут же перебила Илька. Правильный вопрос, кстати.    - Потому что, как мы и предполагали, запасы этой руды ограничены. Мы в пещере нашли лишь остатки после добычи туземцев, да еще очень прилично поискать пришлось, - Молодец папашка! Правильно понял мою идею - чем трудней достанется, тем больше ценить будут. Слушаем дальше, интересно же!    - А где это находиться все? - спокойно поинтересовалась у капитана. Вот какой-то странно подозрительный взгляд кинул на меня командир, но я выдержала. Что мне в первый раз что ли? Как будто меня ни разу в кабинет к капитану-директору не вызывали за каверзы.    - На острове, далеко отсюда, - махнул устало рукой Ратхан.    - Остров! - Илька подпрыгнула, - Значит можно купаться! - и многозначительно так на меня посмотрела. А то я не поняла ее намека сразу. Охоту на акул еще никто не отменял.    Глядя на наши довольные и улыбающиеся лица, парни забеспокоились.    - Прошу только об одном, остров оставьте целым, во время вашего купания, - улыбнулся понимающе командир нам с подружкой.    - Слушаюсь, капитан! - по форме ответили одновременно с Илькой, с улыбкой до ушей.    Охота на зубастых акул - вот это развлечение. Мы с Илькой срочно стали составлять список всего необходимого, что нужно взять с собой, совершенно не замечая, как лица Ратхана и Найя становятся все более недовольными.    Вечерний шашлык из тигра удался, это я поняла утром, когда полный живот отказывался подниматься с лежака, даже перед перспективой сегодняшней встречей с акулами. Илька так же пыталась отказать от купания в зубастой компании, пока до нас не дошло, что больше не будет шанса попасть туда. Сегодня парни собирались быть там в последний раз. Все что можно уже было найдено, осталась лишь транспортировка.    Если матросам на утреннее одевание-умывание требуется пять минут, то нам в связи с такими перспективами понадобилось лишь шесть.    Остров покорил наши сердца еще на подлете к нему. Сегодня парни взяли батарт и битер, решив сэкономить время на дороге. По середине острова была небольшая гора, вся оплетенная зеленью, неправильные деревья здесь тоже росли, теперь я знала, что это пальмы. Морская вода лазоревого цвета манила плавать, песок почти из белого песка радостно приветствовал гостей, то есть нас.    Огромный батарт с трудом поместился на узкой полоске пляжа, битер оставили чуть дальше, чтобы не мешать друг другу. Парни внимательно осмотрели наше снаряжение, а так оружие, проверили количество зарядов, и, скрепя зубами, дали добро, как будто мы его спрашивали. Най поцеловал Ильку и убежал догонять друзей.    Распредели оружие между собой, мы с Илькой с удовольствием нырнули под воду, решив, что пещеру с сокровищами можно потом осмотреть, когда солнце совсем припечет. Раскидали вокруг себя куски сырого мяса, которое вчера были заготовлено. Батарт настырно сообщал, что акул по близости нет. Мы же не теряли надежды. Наплававшись вволю, пошли исследовать берег.    Красивые ракушки попадались под ногами, наши пальчики с усердием выковыривали их мокрого песка. И вот тут заорал батарт, со всех ног кинулись к нему. Сообщение было коротким акулы в море.    Охота началась! Нацепив на себя все мыслимое оружие, врезались в воду. В прозрачной воде виднелись темные тени.    - Кушать подано! - радостно заорала Илька и резанула воду из ратона, заряды вошли в темное тело под водой, и тонкая струйка крови стала подниматься на поверхность. Остальная стая товарищей с готовностью накинулась на приготовленное блюдо.    Зубы, которые иногда появлялись над поверхностью, нас восхищали размером. Илька продолжала палить в акул из ратона, когда заряды закончились, откинула в сторону за ненадобностью.    Акулы сходили с ума от крови, от подстреленных своих собратьев. Мои таншипы вспарывали морскую воду, резали зубастиков на куски. Илька возбужденно что-то кричала, но под общий шум, толком ничего не было слышно. В азарте не заметили как нас стали окружать. Здесь были не такие толстые акулы, как напали на меня в прошлый раз. Рубленные куски расплывались вокруг, хищники старались захватить всю добычу, становясь для нас мишенью. Заряды стали заканчиваться, а акулы все прибывали.    - Зайка! - заорала Илька, - пора на берег, заряды закончились!    Согласно кивнув ей, мы стали пробиваться к берегу. Отстреливаясь уже аккуратнее, чтобы хватило на весь путь. Пляж здесь был с затянувшимся мелким дном. Плохая видимость в мутной воде помогала акулам, мешая нам. Все же мы выбрались, бегом направились к своим запасным зарядам и снова в воду. Красная от крови вода бурлила от хищников. Помня о том, что нас могут окружить снова, уже заходили аккуратнее и стреляли прицельнее ,на сколько было возможно в такой мути.    Парни вышли на берег, когда почти все хищники были перебиты. Их встревоженные возгласы за нашими спинами дали понять, что пора возвращаться. Выпустив последние заряды в еще дергающихся акул, мы вернулись на берег.    Най побелел сквозь красный загар, увидев Ильку, всю перемазанную кровью, схватил ее на руки, отнес в тенек под пальмы и стал осматривать и ощупывать.    - Най, я в порядке! - пыталась отбрыкаться подруга. Я смотрела на все с улыбкой, милая пара. Ратхан стоял рядом и тоже внимательно наблюдал за осмотром.    - Зайка, ты как? - спокойно спросил капитан.    - Нормально, - отмахнулась, - так пара царапин.    - Покажи, - подошел поближе командир, - ага, вижу, - задумчиво произнес он. - Пошли к батарту, я обработаю раны.    Капитан взял меня на руки, отчего возмутилась, потому что чувствовала себя совершенно нормально, и понес к батарту. Там неспешно достал аптечку, посадив перед этим меня песок. Потом положил на живот и занялся моей спиной. Чем-то там полил, что-то вколол, особо не распространяясь. Тело расслабилось, и я уснула, видимо мышечная усталость дала себя знать.    Очнулась от ноющей боли в спине, открыла глаза и увидела сидящего рядом капитана, лежала почему-то на животе. Вокруг вечер или ночь, не понятно.    - Вот это я поспала, - постаралась вскочить на ноги.    - Лежи, - тут же прижали сильные руки капитана к лежаку.    - А что уже ночь? - приподняла голову и потерла глаза.    - Ночь, все спят. Вы с Илькой обеспечили сегодня ужин из мяса акул. А всем мужчинам племени ожерелья из их зубов, - с улыбкой рассказал капитан.    - А я почему все проспала? А мне зубов оставили? Я тоже хочу такое ожерелье, - возмутила и попыталась снова встать.    - Все тебе оставили. Для тебя выбрали самые кривые и длинные, чтобы могла пугать со спокойной совестью. Давай я помогу тебе сесть, только не делай резких движений, - ласково произнес капитан.    Поднимаясь, почувствовала резкую боль в спине, от неожиданности ойкнула, и капитан тут же прижал меня к себе за плечи, поднялся сам, а потом поставил меня на ноги.    - Что со мной? Почему спина болит? - попробовала оглянуться.    - У тебя два пореза на спине. Достали тебя акулы, смелая моя Зайка, - с нежностью проговорил капитан, прижимая к себе по прежнему и не позволяя обернуться. - Тебе двигаться особо нельзя, мне пришлось швы наложить.    - Рад ... - замялась, - мне в туалет надо. Ты Ильку позови, - попросила.    - Спят все, четыре утра. Я помогу, - подхватил меня за плечи капитан и вывел из тапэ.    Ковыляя по песочку, отвел взрослый мужчина в кустики по надобности. И как он себе это представляет? Оказалось, представляет, помог и отошел в сторонку, хороший человек. А душа после облегчения сразу возрадовалась. Позвала капитана и с благодарностью прижалась снова к нему, когда надежно обхватил рукой.    Бережно уложил на лежанку, присел рядом.    - Рад, ложись, я же не акула, не укушу, - похлопала на свободное место рядом с собой.    Молодой мужчина не стал ломаться, намучился за весь день тоже, да со мной уже считай всю ночь просидел. Чувствую, как тепло стало разливаться в душе от его присутствия, а потом тепло его тела согрело меня, и сон дал забвение.    Что мне нравится в племени, это то, что утро здесь приходит вечером. Состояние полностью отоспавшейся меня, очень радовало. Открыв глаза, обнаружила рядом сидящего капитана.    - Проснулась? - ласково проговорил он.    - Доброе утро, - сонно поздоровалась.    - Скорее уже вечер, - улыбнулся капитан, наклонился и поцеловал в висок.    - А ты что здесь сидишь? Где все наши? - пыталась стряхнуть с себя дремоту.    - Все улетели на остров. Илька сказала, что ей зубов мало. Най и Ратхан за рудой. - Пояснил капитан, помогая мне подняться.    - А ты чего остался? - поинтересовалась этим фактом.    - За тобой смотреть, - снова прижал к себе, ставя на ноги. Поймала его взгляд и не могла отвести свой в сторону. Нежность и тревога были в его глазах. Капитан наклонился ко мне, легким поцелуем коснулся губами. Закрыв глаза, стоя в его объятиях, чувствовала, что этот мужчина мне не чужой, совсем не чужой. Но ведь этого не может быть! Не может? Открыла глаза и снова посмотрела на него.    - О чем думаешь? - спросил капитан.    - О тебе, - брякнула, не подумав.    Улыбка озарила его лицо, капитан снова наклонился и снова поцеловал. Ох, и умеет же он целоваться! Такой нежный и такой страстный поцелуй одновременно, я с удовольствием отвечала ему. Отпустил он меня лишь, затем чтобы дать доступ воздуха в легкие, потому что я просто перестала дышать.    - Пойдем на воздух, - предложил капитан. Прижимая меня к себе, повел на выход.    Вечернее солнце давало тепло, но не обжигало, теплый песочек манил к себе присесть. Спина уже так сильно не болела, наверное, капитан вколол еще обезболивающее. Плоский камень, служивший тут стулом был рядом со входом в тапэ. Большой костер уже вовсю пылал, а над ним узнавалась прибитая нами акула, пахло жареной рыбкой. Вкууссно! Капитан присел рядом со мной на песок, держа мою руку в своей. Перевела взгляд на его ладонь и удивилась, что на моей кисти цветок стал больше. Это что за чудеса?    Ребята пришли мокрые после купания.    - Зайка! - воскликнула Илька, привлекая всеобщее внимание, - Ты как?    - Да нормально, вроде. - улыбаясь ответила подруге. - Я как? - поинтересовалась у капитана.    - До свадьбы заживет, - засмеялся Рад.    - Да ну тебя! Не собираюсь я замуж! - весело возмутилась ему.    - Вот ты всегда так! - смеялась вместе с нами Илька.    - Зай, - улыбался Ратхан, но голос был печальным - так и не собралась?    - Отцепись от девчонки! - пригрозила ему сестра. - Зайка, я еще столько зубов насобирала, всем на подарки хватит. Нам с тобой по целой челюсти взяла, а еще все вчерашние раковины забрала. - Илька взахлеб рассказывала о проведенном дне.    - А у вас как дела? - спросил капитан у парней.    - Забрали все, - кивнул Ратхан.    - Можем завтра вылетать, - сообщил Най.    - Как завтра?! - воскликнули мы хором с Илькой.    - Нельзя долго задерживаться. Эерханы рядом, мы все врем слышим их переговоры. Просто чудо что нас до сих пор не нашли. - Ответил нам Ратхан.    Конечно, мы все это понимали, но так не хотелось возвращаться, покидать это море, этот пляж, наших туземцев. Мы к ним так привязались.    - Опять загрустила о своем вожде? - мягко поинтересовался Рад.    - Ну да, в третий раз мы уж точно сюда не попадем. Да и на шубку только по одному тигру добыли. - Тяжко вздохнула, второй такой же раздался со стороны Ильки.    Рад улыбался на наши переживания, Най встревожено на нас поглядывал. А что? Можно еще на ночную охоту сходить. Ратхан просто устало смотрел как догорает день и ярче начинает светить костер.    - Илька, - задумчиво протянула я.    - Нет! - тут же воскликнул Най, - на ночную охоту не пойдете!    - Это ты что, мне запрещаешь? - тут же вскинулась подруга.    - Най, лучше молчи, - уткнулся мне в ноги капитан и покатывался там от смеха. - Ты их еще плохо знаешь, они могут и горы взорвать если вдумается, а ты им помешать не сможешь, - хохотал у меня в ногах командир.    - Рад, перестань, - пыталась ухахатывающегося парня оторвать от своих ног, - щекотно же! Ой! - вскрикнула от боли в спине.    - Что?! - тут же подскочил Рад, - болит?    - Ага.    - Прости, - покаялся капитан. - Завтра будет легче.    Итак, ночная охота была отменена, зато были устроены наши проводы. Парни с Илькой собрали все имущество при еще вечернем солнце и со спокойной совестью наслаждались заслуженным ужином.    Вождь подсел ко мне и ласково обнял, слов нам не требовалось, мы прекрасно поняли друг друга. Оставляя его здесь, была уверена, что все будет хорошо.   

7

      Утром взлетели в полностью нагруженных батарте и битере. Я смотрела на своих соплеменников, которые стремительно превращались в маленькие точки на узкой полоске пляжа. Моторы взревели, вырывая нас из атмосферы планеты. Серое кольцо субпространства поглотило батарт и битер. Несколько минут молчания, во время которого я тихо вытирала слезы, которые сами катились по щекам. Так было жаль расставаться с вождем и моим племенем.    Хлюпая носом на заднем сидении, вспоминала все со мной приключилось на планете, которая принадлежит эерханам, но ставшая такой родной. Вспоминались тигры, Арун с его гаремом, хатэ с ее пышной грудью, вождь с его наитини Арунией, свадьба, акулы, Драконья пещера. Мне всего этого будет не хватать.    Шипение двери закрывшейся после приемника возвестило, что я прибыла домой.    - Добро пожаловать на борт, - раздался голос Висконсина.    - Здравствуй! - радостно поздоровался капитан.    - Привет, - грустно произнесла я. Илька тоже была расстроена    Парни деловито сновали, занятые разгрузкой своей руды, мы е предоставили Вискону разобраться с нашими подарками.    - Через час общий сбор всей экспедиции, - сообщил нам капитан. Он был собран и деловит. Начальство, что еще скажешь.    Общий сбор начался в тишине. Все сидели погруженные в свои мысли. Я вспоминала, Илька, судя по ее выражению лица тоже, капитан был собран, Най явно витал где-то далеко в облаках, Ратхан был в задумчивости.    - Подведем итоги, - начал наше совещание капитан. - Руда собрана, видимо больше ее на планете нет. Или, по крайней мере, на этом ее участке. Дальнейшая разведка больше не имеет смысла. Все что найдено поделено на пять частей, по количеству участников. Вопросы?    У матросов нет вопросов, это известно всем, поэтому сидели молча.    - А мне на шубку одного тигра не хватило, - простонала Илька.    - Иль, ты после продаже своей части можешь столько шубок купить, - резко сказал Ратхан сестре.    - Рат, ты не понимаешь, - завелась Илька с пол оборота, - одно дело купить, а другое дело самой добыть! Я как вспомню тот адреналин, когда меня тигр за шею грыз! - мечтательно закатила глаза Илька.    - Иль! - теперь стонал Най, - пожалей мои нервы. А если бы он тебя загрыз?    - Он? Меня? - возмутилась подруга.    - Он! Тебя! - воскликнул жених.    - Най, я бы посочувствовал все же тигру, - засмеялся Рад, - он же ей подавиться, когда глотать будет.    - Вот именно! - довольная отозвалась тут же Илька, гордо вскинув своей носик.    - Кто, как собирается распоряжаться своей долей, ни у кого спрашивать не буду. Все люди взрослые сами определитесь, - отсмеявшись, произнес капитан.    Ратхан все это время сидел молча, смотря куда-то в космос за стеклом. Вид из каюты капитана потрясающий. Больший обзор только с капитанского мостика.    Я тоже засмотрелась на звезды, неожиданно пришла теплая волна в сердце и неожиданное понимание слов бабушки: "Смотреть на звезды с любимым человеком". Захотелось чтобы сильные мужские руки обняли меня. Почувствовать себя слабой, и в тоже время защищенной этим самым любимым, чтобы меня любили и оберегали, как Най Ильку.    Тряхнула головой, прогоняя наваждение, и поймала внимательный и заботливый взгляд капитана. Кажется, я пропустила что-то из беседы, пока мечтала быть слабой. Стоп! Я слабой?! Дожили!    - Значит, обо всем договорились, - подвел итог беседе капитан.    Скосила глаза на Ильку, как всегда делала в Академии, когда пропускала вопрос и объяснение, в поиске подсказки. Она опять целовалась с Найем, думаю она даже больше моего пропустила из речи капитана. Вот черные дыры! Теперь даже списать не у кого.    В каюте получила свое расписание по вахтам. Экспедиция закончена, а практика еще нет. Целый месяц впереди. После ее окончания будем возвращаться в Академию, ох, и рассказов будет в нашей с Илькой каюте. Ни у кого столько приключений не было! В этом я была уверена.    С родителями встретилась между вахтами. Мамочка только вздыхала из-за не состоявшейся свадьбы. Я ее утешала, как могла, папа улыбался на всю эту ситуацию, каждый раз выдавая: "Уля, ты знала свою дочь. От нее нужно было ждать чего-то подобного".    Драконий камень перевезла к родителям, особо не рассказывая о нем. Для меня он не имел никакой ценности, особенно после того, что рассказал вождь. Магическая руда, которая потеряла свою силу. Мне лишь было жаль ее.    Ратхан улетел к родителям, увозя обе доли их с Илькой. Подруга вообще не собиралась ей заморачиваться, зная, что есть на кого свалить заботы. Что сделали Най с капитаном меня не интересовало. Я лишь наблюдала за развитием бурного романа подруги. Хорошая они были пара.    Как то неожиданно получилось, что каждый вечер мы стали беседовать с капитанов в его каюте. Первый раз получилось случайно, обсуждали наши путешествия, засиделись допоздна. На следующий день на вахте проболтали с ним, глядя на звезды в созвездии Зампад. А потом опять капитан пригласил вечером к себе. Мы болтали обо всем, о жизни, о вожде, о хатэ, об Ильке с Наейм, о книгах, о моих родителях, о бабушке. Я с восторгом рассказывала о клубнике в ее саукаре. По широте душевной даже пригласила капитана в следующем году на урожай клубники, вежливый молодой человек согласился.    Говорить с ним было легко, и всегда было о чем. Капитан слушал мои рассказы о жизни в Академии, рассказывал о своей учебе. Мы вспоминали преподавателей, одноклассников.    Поздно ночью, когда засыпала в своей каюте, мне очень хотелось смотреть на звезды, в глубине души пряча надежду смотреть не одной.    Второй месяц практики пролетел незаметно, вахты проходили спокойно. С Илькой чудили немного, устраивая небольшие вечеринки в ее каюте, но вчетвером. Илька с Найем и я с капитаном. Потом мы с капитаном расходились по своим каютам, Илька же не расставалась со своим любимым. Радостно было смотреть, как они любят друг другу, но в сердце шкрябалась мысль, что тоже хочу испытать подобные чувства.    Вернулись в созвездие Рендом. Капитан поздравил нас с окончанием прохождения практики, выдал подписанные пластики, пожал руку. Уходили мы с мостика с тоской по космосу. Начинались обычные будни в Академии. Осталось доучиться всего четыре месяца, а потом служба по распределению.    Ильке пришлось со своим Наейм распрощаться еще в созвездии Зампад. Его корабль оставался там. Долгий переход в субпространстве она отсыпалась от бессонных ночей, но почти каждый час разговаривала с женихом по виеру.    Ратхан тоже звонил мне и и сестре по виеру, мы долго болтали с ним. Он обещал, что как только закончится практика, начнет приготовления к свадьбе. Не нравилось мне в нем какая-то грусь и озабоченность. Еще у Ильки спросила об этом, она как обычно махнула ручкой, мол, с отцом какие-то важные дела. Оно конечно, отец у подружки не просто шишка, а очень большая шишка в Совете министров наших Национальных сил. Подтягивает сыночка к себе. Что в принципе правильно, Ратхан не дурак, а такие нужны в министрах.    Академия нас встретила общей неухоженностью, что для нас было вполне привычно, и радостными криками сокурсников. Наши приключения, как и ожидалось, стали сенсацей.    Оставалось совсем немного времени перед началом занятий. Мы с Илькой отрывались по полной программе. Посещали все вечеринки в Академии, были на танцполах, поедали вкуснейшие пирожки у моей бабушки. Жизнь вошла в свое нормальное русло.    Первый день учебного года начался построением. Мы, как обычно, ожидая капитана-директора, перекидывались шутками и подковырками. Вышел он очень серьезным и сосредоточенным, что вызвало в наших рядах недоумение. Обычно первое построение учебного года старались обставить празднично.    - Кадеты, - прогремел его голос над нами, - сегодня ночью в созвездие Зампад эерханы подло напали на наш пограничный гарнизон. После чего объявили нам о начале войны. Кадеты, началась война. Все учащиеся выпускных классов призваны на военную службу. Назначения по кораблям уже в ваших комнатах. Остальные начинают сегодня учиться по расписанию.    Полное, глубокое молчание было ему ответом на такую речь. Меня затрясло, потому что я понимала, что такое нападение на пограничный гарнизон. Так погиб мой дедушка.    - Живые остались? - мой голос пронесся над молчавшими рядами собравшихся.    - Представьтесь! - рявкнул капитан-директор.    - Кадет Дексир! - выкрикнула я.    - Примите мои соболезнования, - официально проговорил директор. Илька тут же схватила меня за руку, не смотря на команду "Смирно".    В нашей каюте на обоих виерах моргали пропущенные вызовы. Мы кинулись просматривать их. У Ильки было от отца, у меня от Ратхана и капитана. Решили пусть сначала Илька поговорит.    - Пап, привет, что случилось? - встревоженный голос Ильки.    - Иль, ты должна присутствовать на свадьбе Ратхана с Пайрис Шелтон послезавтра в десять утра. - Спокойный голос отца Ильки резко контрастировал с нашим взволнованным состоянием.    - ЧТО?! - вскочила Илька. - Пап, я спрашивала про войну с эерханами.    - А что война, - спокойно пожал плечами министр, - не мы ее начали. А на свадьбе своего брата тебе быть обязательно! - строго сообщил отец дочке.    - Да кто такая эта Пайрис Шелтон? - негодовала Илька.    - Дочь правителя Национальных сил. - Торжественно произнес министр.    - О-ё! - села Илька в прострации на стул.    - Иль, дочка, я понимаю, что ты не ожидала такого поворота. Однако соглашение было достигнуто, помолвка уже прошла. Свадьба из-за военной ситуации приближена максимально. - сухой тон министра не был похож на тот который я привыкла слышать от отца Иль. - Думаю, ты все поняла. До свидания, - попрощался и отключился.    - Зай, - прошептала Илька, - что это значит?    - Не знаю Иль, но думаю сообщение от Ратхана об этом же, - кивнула на неотвеченный вызов.    - Звони капитану, - тут же распорядилась Илька.    - Здравствуй, Зайка, - печально произнес капитан, ответив с первого же сигнала вызова. - Мне очень жаль, я слышал о гарнизоне Зампад, но ты надейся. Никаких точных данных еще нет. - Помолчал, потом добавил, - Най пропал.    Илька ахнула и замерла.    - Как это случилось? - обняла подругу и присела рядом с ней.    - Его корабль был не далеко от границы, когда началось нападение. Най летел на помощь, когда на него тоже напали, корабль ушел в субпространство. - опять пауза, - Иль, я надеюсь, что они попали на Фаэтель, координаты Найю были известны. Связи с кораблем нет.    - Слышишь, Иль? - потрясла подругу, - он жив, просто нет связи.    - Девочки, прилетайте на Висконсин, - позвал капитан. Мы молчали.    Шипнула фонопочта, две пластиковых трубочки упали в приемник. Подошла и достала наши распределения. Илькин протянула ей, свой открыла и прочла в слух.    - Зайлин Дексир направляется на корабль Национальных сил "Висконсин", в должности старшего офицера. - Капитан кивнул.    - Ильтэатин Сантау направляется помощником министру Сантау, в должности старшего офицера. - Прочла свое направление Илька. И окончательно выпала в прострацию.    - Девочки, я за вами сейчас заеду, выходите. - Сказал капитан и отключился.    Пока разговаривали, у меня на виере мелькал вызов от Ратхана, только отключился капитан, Рат тут же прорвался.    - Зайка, - прокричал он, - Зай, мне очень жаль, мне искренне жаль твоих родителей. Зай, все, чем могу, помогу, только скажи.    - Чем тут поможешь? - грустно сказала. - Если у тебя будут какие сведения, сообщи. Говорят что ничего еще не известно. Най пропал.    - Знаю, а Илька знает? - кивнул на информацию Ратхан.    - Уже знает. - Ответила ему.    - Куда у вас распределение?    - У меня на Висконсин, старшим офицером. У Ильки к вашему папе, - спокойно рассказала Ратхану. Мне в общем-то было все равно. Надо еще с бабушкой поговорить.    - Зай, ты уже знаешь о моей свадьбе? - тихо спросил Ратхан и отвел глаза в сторону.    - Знаю, ваш отец Ильке только что сказал, - махнула рукой.    - Зай, это все отец, он решил так за всех нас, - сказал и осекся, как будто лишнее сказал.    - Что значит за всех вас? - тут же переспросила, потому что Илька вообще нас не слушала.    - Зай, отец решил, что Иль должна выйти замуж не за Найя, - уклончиво пояснил Ратхан.    - Черные дыры! Что происходит с этим космосом! - воскликнула я. - Совсем все с ума посходили! Что значит на за Найя?!    - Пусть отец сначала с Илькой сам поговорит, - грустно посмотрел на меня Ратхан. - Я сейчас за ней заеду, проводи ее. - Пауза, парень смотрит в сторону, потом решился. - Зай, верни мне кольцо, прости. - Последнее шепотом.    - Конечно, - понятливо кивнула я.    Растолкала Ильку, сунула ей сумку в руки и под ручку поволокла ее на выход к приемнику. Расстроена подружка была сильно, мне и самой было не легче, но как гласит закон: "Если хочешь выжить, найди того о ком нужно заботиться, тогда все мысли будут заняты и ты не будешь переживать за себя". Движение немного привело Ильку в чувства.    - Куда мы идем? - оглядываясь, спросила подруга.    - Иль, за тобой сейчас Ратхан приедет, к отцу повезет, у тебя распределение к нему в министерство помощником. А за мной капитан Эрикан прилетит, меня к нему распределили старшим офицером. - Стала вводить ее в курс дела, видя, что интерес к жизни стал у подруги просыпаться.    - Почему меня к отцу? - возмутилась Илька.    - Иль, я не знаю, так нас распределили, - пожала плечами, отпуская ее руку. Судя по начинавшему закипать в ней негодованию, боевой дух моей подруги начал в ней просыпаться.    - Значит, делаем тогда так! - резанула Илька, - я с тобой на Висконсин, думаю Эрикана направят в боевые действия, а может в Зампад. Отсиживаться у папочки в министерстве не собираюсь!    - Иль, тебе еще на свадьбу к Ратхану надо, послезавтра, - напомнила ей.    - Пусть летит в черную дыру с этой свадьбой! Мне Наяй найти надо! - Илька перлы как мой бронированный битер, никаких преград не замечала.    В приемнике парни уже нас ждали. Ратхан был поникший, виноватый вид лишь заставил улыбнуться. Он протянул руки на встречу сестре и мне. Мы обе нырнули к нему в подмышки, как всегда делали это раньше, еще с детства.    - Иль, полетели, папа ждет, - мягко обнял ее Ратхан, отпустив меня.    - Значит так, братец, я никуда не лечу. Ни в каком министерстве отсиживаться не собираюсь. Капитан Эрикан, примите меня к себе в команду добровольцем? - вырвалась их рук брата Илька.    - Иль, я бы все же не стал спорить с советником Сантау, - мирно проговорил Эрикан.    - Я лечу искать Найя! Остальные пусть отправляются в черные дыры! - взорвалась подруга.    - Иль, ты с папой поговори сначала, а потом лети куда хочешь, - миролюбиво произнес Ратхан.    - Капитан Эрикан, вы когда вылетаете? - спросила у Рада.    - Завтра в обед, - спокойно ответил капитан.    - Ну, вот видишь, есть время, вернешься, успеешь, - примирительно успокаивала подругу, хотя у самой на душе было пакостно.    - Только поговорить, а потом ты меня на Висконсин отвезешь! - пригрозила Илька брату. Тот кивнул.    - Зайка, хочешь, к бабушке твоей слетаем? - предложил Рад уже в батарте.    - Наверное, надо, она там тоже переживает, - грустно согласилась с ним.    - Зайка, - радостно встретила нас молодая бабушка. Я по привычке посмотрела на реакцию Рада. Он, в отличии от остальных не завис надолго в нерешительности от ее молодого вида. Просто мы с бабушкой смотрелись как сестры. Ну ладно, она как старшая сестра. Специально подобранный климат саукаре, да специальные инъекции для подержания здоровья давали такой неожиданный эффект на ее организм. Выглядела она лишь на десять лет меня старше, хотя давно была на пенсии. В общем это не прилично говорить о возрасте женщин, даже чисто в женкой компании.    Рад повел себя спокойно, поздоровался, пожал бабушке руку, представился и был радостно принят. Бабушка осмотрела его быстрым, не заметным взглядом, только я, зная ее очень хорошо видела его.    Оценку мой спутник прошел, и выводы были сделаны, чуть дальше я услышу их. Мне стало интересно, потому что бабушка всем неинтересным кавалерам говорила примерно одно и тоже: "Вы такой интересный человек, у вас, наверное, разнообразная жизнь. На ком вы собираетесь жениться?". Обычно после такого вопроса неадекваты замирали и скоренько старались исчезнуть из моего поле зрения.    Рад, такой фразы избежал, а потому вывод моей бабушки заинтриговал.    - Капитан Эрикан, хотите чаю? У меня есть пирог с абрикосами и вишней, - пригласила моя бабуля.    - С удовольствием, никогда не ел настоящий пирог. Однажды мне повезло, досталось пол пирожка вашего производства, - улыбался капитан моей опытной родственнице и она сдалась.    - Как пол пирожка? Всего? - удивилась бабушка. - Зайка, куда делось остальное?    - Бабуль, я же все племя старалась накормить, в смысле угостить, - оправдывалась я.    - Племя? - изумилась бабушка, - почему мне не сказала? Я бы больше передала!    - Так мы туда попали, потому что нас подстрелили. Вон у Рада шрам есть, - тыкала в него пальцем, в надежде оправдаться, потому что для бабушки не было большего ужаса, чем не накормить кого-то. - Рад, да покажи ты! - стала расстегивать на нем форменную рубашку, обнажая зашитое мной плечо. Он не сильно сопротивлялся, в итоге показался свежий красный рубец.    - Кто же тебя так изуродовал? Надо же, как не аккуратно зашил! Руки ему оборвать! - возмутилась бабушка моей работе. Я поперхнулась на полуслове от такой бабушкиной отповеди.    - Очень хороший шов, главное вовремя наложен, - улыбаясь, прокомментировал капитан. - Зайка первый раз в жизни делала.    - Зайка, - проворчала бабушка, бурчала под нос эпитеты в мой адрес, но вслух озвучивать не стала.    Горячий пирог с чаем восстановил нашу беседу. Мы сообщили о родителях, бабушка внимательно все выслушала.    - Гарнизон большой, - задумчиво произнесла бабушка, - это даже не корабль. Шансов больше. Не надо так убиваться, Зайка, мы с тобой будем надеяться на лучшее. Как самое худшее будем предполагать плен, обо всем другом думать забудь! - вот такая у меня бабушка, самая лучшая в мире. Плен это не смерть, с этим всегда можно что-то сделать, например, разнести планету и вызволить родителей. На сердце стало легче от такой перспективы.    - Теперь я понимаю в кого у тебя такой характер, - мягко засмеялся Рад. - У тебя просто потрясающая бабушка.    - Мы с вами раньше не встречались? - тут же поинтересовалась она, - мне ваш смех кажется знакомым.    - Думаю, встречались, - еще шире улыбнулся капитан. - В Созвездии Зампад. Я служил лейтенантом у генерала Дексир.    - Напомните еще раз старушке свое имя, - с улыбкой попросила бабушка.    - Радомир Эрикан, - наклонил голову в коротком представлении капитан.    - Так-так, - развеселилась тут же бабушка, - Не вы ли угнали битер у генерала, чтобы покатать на нем девушку, за что получили арест на три дня?    - Я, - довольный капитан весь лучился.    - А не вы ли тогда вылетели за маяки и ввязались под черным флагом пиратов в схватку с эерханами? - продолжала допытываться бабушка.    - Я, - снова кивнул довольный капитан.    - Ну, про ваши розыгрыши сослуживцев умолчим в присутствии девушки, - уже вовсю веселилась бабушка. - Сколько всего было рассказано о ваших похождениях моими детьми о вас. - Бабушка обоих моих родителей считала своими детьми, потому что у мамы родители еще в детстве пропали без вести.    - А что там с розыгрышами? - тут же вцепилась девушка в пикатные подробности.    - Зайка, это так давно было, - протянул капитан, явно стараясь замять тему.    - Самое невинное, что могу тебе рассказать, это когда твоему отцу, генералу, утром при выходе их дома, этот шутник, - бабушка ткнула в капитана пальцем, - повесил на погон женские трусики, зацепил за значок и перекинул на спину, чтобы спереди видно не было. И генерал Дексир до прихода домой гордо носил сей дамский предмет на плече.    Взрыв хохота потряс саукаре, я смеялась, так что упала лбом на стол, капитан просто радостно от воспоминаний, бабушка плавилась от удовольствия.    - Разумеется, когда твой отец пришел домой, то ... - дальше бабушка не договорила. Представить, что могла сделать мама, мне было легко.    - Как ты после этого в живых остался? - сквозь смех спросила капитана. - Мама тебя достала?    - Неа, не догнала, у меня битер на парах стоял, приготовленный, - вот ведь, а я еще думала, что мы с Илькой королевы розыгрышей.    Бабушка выдала нам пирог с собой, капитан поддерживал меня все еще смеющуюся над ним. Батарт рванул с места к своему кораблю.    - И мама еще после всего этого за тебя переживала, - посмеивалась, сидя в обнимку с пирогом.    - Уля Дексир замечательная женщина, очень за тебя переживает. На ужинах все разговоры были о тебе, твоей учебе и что ты еще натворила. Так что вы с Илькой мне много интересных идей подали, - улыбался капитан.    Пирог решили отнести в каюту капитана, у него новый стол большой, есть где тарелки поставить. Кулинарный шедевр стоял таким своеобразным украшением современного прозрачного стола, благоухая выпечкой. И даже наши сытые желудки, урчали в революционном требовании попробовать кусочек.    Рад предоставил мне суетиться с пирогом, связавшись с кухней, чтобы прислали чаю. Я мельтешила перед ним, пока он сидел в своем кресле, разрезала пирог и расставляла тарелки. Рад перехватил меня во время очередного движения мимо него, обхватил руками, и остановил мой бег вокруг пирога. Поднялся с кресла, крепко прижал меня к себе, одной рукой провел по спине, поднялся наверх, запустил пальцы в волосы и прижал свои губы к моим.    Вот что делают его поцелуи со мной? Совершенно забыла, что в одной руке нож, другая просто сладкой начинкой испачкана. Все это сейчас было не важно, абсолютно не важно. Важны были только его губы, которые целовали так вдохновенно, что хотелось продолжать этот поцелуй бесконечно долго.    Его рука спокойно потянулась к моему воротнику и стала расстегивать застежки на форменной рубашке. Губы спустились ниже на шею, еще ниже, еще. Целуя ту часть груди, что открылась ему после расстегивания.    - Капитан Эрикан, прибыл повар с чаем, - голос Вискона, заставил вздрогнуть, и вспомнить где мы находимся.    Подскочив на ноги, оказалось, я уже сидела на столе, отпрянула от капитана в сторону, перепачканными пальцами стараясь быстро застегнуть все застежки. Они конечно удобнее пуговиц, но все равно впопыхах далось это с трудом.    Помощник повара принес горячий чай, повел профессиональным носом.    - Пирог с абрикосами и вишней. В Арканде покупали? - не удержался от вопроса.    - Моя бабушка пекла, - стоя спиной, ответила любопытному.    - Не может быть! - искренне возмутился помощник повара, - такую сдобу могут печь только в Арканде!    - Попробуйте, - тут же предложила неверующему.    Передала кусочек отрезанного пирога на тарелочке в руки и стала ждать реакции профессионала. Тот с видом знатока ложечкой отломил кусочек и отправил в рот. Брови его поползли вверх в полном недоумении.    - Этого не может быть! - воскликнул изумленный помощник повара, - из каких концентратов ваша бабушка это делает? Здесь явно съимитированы ягоды!    - Они настоящие, растут в саду у бабушки. Печет сама в аэропечке.    - Можно мне еще кусочек? Хочу отнести повару, пусть тоже оценит. Ради того чтобы попробовать такой пирог уже стоило родиться на свет! - торжественно произнес помощник повара.    - Рад, твой пирог, - повернулась к капитану.    Командир спокойно отрезал половину пирога и отдал помощнику повара, тот как реликвию, как святыню нес его на подносе, кажется, стараясь даже не дышать.    Рад повернулся ко мне, и с улыбкой притянул меня к себе.    - Нет, - резко отстранилась от него.    - Почему? - озадачился капитан.    - Потому что я уже есть в твоей коллекции. Давай на этом остановимся. - Произнесла и направилась к выходу. - Вискон, моя каюта осталась за мной?    Возникла пауза, такого раньше не было.    - Да твоя каюта осталась за тобой, - раздался голос капитана.    Ах, вот значит как, меня не собирались вообще селить в отдельную каюту. Не много ли на себя берете, капитан? Гордо вышла из каюты, не оборачиваясь.    Вещи доставили буквально через десять минут. Виер в сумке разрывался от Илькиных сообщений. Набрала ей и прослушала лишь долгие гудки. Только встала под душ, как послышался сигнал вызова. Выскочила, обернувшись полотенцем. Звонила Илька.    - Зайка, - запричитала тут же она, - отец совсем рехнулся. Ратхана под принуждением на этой дуре женит, меня тоже за какого-то недоноска собрался замуж отдать. Зайка, что делать? - подруга рыдала, глаза распухшие, нос красный. Позади раздался голос капитана:    - Иль, завтра перед вылетом мы тебя заберем. Ратхан пусть сам разбирается, взрослый мальчик, - говорил все это, положив мне голову на голое плечо.    Илька ревела, ничего не замечая вокруг.    - Иль, выпей чего-нибудь, ложись спать. Завтра, слышишь, капитан говорит, заберем тебя, только молчи! А то еще запрут, - пригрозила ей. Одуревшая от горя подруга снова заревела, но уже молча. Отключилась.    - Рад, - выпрямилась и повернулась к капитану, - что ты здесь делаешь?    - Зайка, нам надо поговорить, - уверено произнес капитан.    - О чем? - спокойствие, только спокойствие.    - Я не коллекционер, эту легенду придумал специально, чтобы меня перестали жалеть. - Прямо глядя мне в глаза врал этот гад. Ведь не верю, ни одному слову не верю.    - Зайка, прости. Прости за все, что натворил в тот день знакомства. Ты удивительная. Я еще в тот вечер это понял, только не узнал в той бесшабашной синеволосой девчонке дочь своих друзей. - Он смотрел мне прямо в глаза, такие честные, такие правдивые. Но я ему не верила.    Да, надо признать, целоваться он умеет, от его губ меня уносит совершенно не пойми в какую галактику, но ведь в жизни это еще не все! Он тогда ... черные дыры, при одном воспоминании о том, что пережила тогда, вся ненависть просыпалась во мне.    - Не веришь, - огорчился капитан, - Но почему? - воскликнул он и рванул меня за руки к себе. Полотенце медленно упало на пол каюты. Мне было все равно.    - Потому что мне было больно, но ты не остановился, - прямо, глядя ему в глаза, отчеканила каждое слово.    - Зайка, - прошептал он, - милая моя, сколько раз я казнил себя за это. Прости. Я же не думал что все так. Я думал ... - осекся он.    - Ты думал, что я, как очередная из твоей коллекции, перетерплю из-за твоей роскошной квартиры. А потом ты просто поставишь отметку в своем календаре, что день прожит не зря. Еще одну поимел. - Усмехалась ему в глаза.    - Как ты можешь так говорить? - в негодовании воскликнул он.    - Твоя сестра Марта, ты помнишь, что она сказала? Опять твое "Не могу остановиться?"    Рад изменился в лице, побелел, отступил на шаг.    - Не надо мне врать, коллекционер. Покиньте мою каюту, капитан, - подняла полотенце и завернулась в него снова.    - Не уйду, - тихо, но решительно проговорил капитан.    - Да как хочешь, - развернулась, направляясь в душ.    Капитан догнал, обхватил своими руками мое почти щуплое тело, просто в некоторых местах очень даже выдающееся, взял на руки и положил на мою кровать.    - Я не уйду, пока все не выясним, - решительности в нем было столько, что немного присмирела. Все-таки учат нас, командный состав, с подчиненными общаться.    - Слушаю, - вежливо сказала и постаралась обнаженные ноги накрыть покрывалом с кровати, по закону подлости, полотенце опять распахнулось. Можно уже писать книгу на тему: "Что такое не везет и как с ним бороться". Культурно все восстановила, как было до этого.    - Зайка я люблю тебя. Понимаешь? Люблю. Я был дураком, жил как дурак, теперь только ты мне нужна.    - Нельзя прожить жизнь умным, не побывав в ней дураком, но можно прожить жизнь дураком, так и не побывав в ней умным.    - Черные дыры! Зайка! Что ты со мной делаешь?! - капитан со всего маху стукнул кулаком по кровати, меня на вибрации затрясло похлеще вибромассажера. Во силища! - чего ты хочешь от меня?!    - Соверши подвиг, - прикололась я, - ну знаешь, как Иван Царевич из сказки, ради своей царевны совершает. - Он тупо смотрел на меня после таких слов. - Возьми книжку, открой, там все доступно написано.    - Ты мне не веришь, - надо же осознал, удивительно.    - Конечно, не верю. - Тут же согласилась с ним.    - Почему? - такое искреннее недоумение.    - Просто я была на месте твоей очередной из коллекции, все испытала. И самое главное, не хочу быть там снова, - уже начала раздражаться от его непонятливости.    - Я же объясняю, нет у меня никого. Совсем никого.    - Ну не девственник же ты, - усмехнулась ему.    - Нет, разумеется. У меня были женщины и девушки тоже были. Но я старался со всеми нормально расставаться. - Честно так мне в глаза. Вот кому пытается соврать?    - Ник вызовет тебе такси - это нормально расставаться? - приподнялась на локтях, как-то не удобно спорить лежа. - А твоя Марта "Это последняя капля, расскажу маме". Рад, я не собираюсь подавать на тебя в суд, успокойся. И деньги твои мне тоже не нужны.    И что, спрашивается, сидит? Дала ему полный зеленый свет, зеленей не будет: обязательств никаких, судов никаких, жениться не надо.    - Значит подвиг. Ну что ж может это выход.    ООО, как все запущено-то у вас капитан. Встал и вышел. Может зря не попросила в котел с кипящей водой окунуться? Вот не догадалась предложить, как в Коньке-горбунке, хотя там царь старый был, а капитану до пенсии еще рановато будет.    Получив от Висконсина расписание своих вахт, мило болтала в столовой с уже знакомыми парнями. Рассказывала о приключениях, об Ильке, об охоте на акул. Весело было, пока не появился капитан, занял свой столик. Как-то смех сам собой утих под его хмурым взглядом.    Закончив с завтраком, отправилась на свое рабочее место. Это когда практику проходили, мы с Илькой занимали места помощников капитана, а теперь я тоже была на мостике, но уже как маленький винтик на бесконечных этажа вокруг капитанского мостика. Сенсорные экраны передо мной, справа и слева тоже офицеры. Только здесь было проще, вдали от начальства, можно перекинуться парой слов с сослуживцами. Впрочем меня такое положение дел вполне устраивало.    Капитан не стал меня беспокоить, Ильку сам привез. Она мне на виер сообщила уже из каюты, что Рад помог выбраться из дома отца. Теперь она отсыпалась в каюте после успокоительного. Мы договорились встретиться, когда у меня смена закончится.    - Иль, как ты? - присела к ней на кровать.    - Зайка, - терла сонные глаза Илька, - вот скажи, как так можно было резко измениться? Что с ним случилось? Ведь он же всегда нормальным был, а тут как с цепи сорвался. Орал на меня, на Ратхана. Рат бедный не знает, что еще придумать, чтобы от свадьбы отвертеться, но отец слышать ничего не хочет. Повторяет только одно: "Это наш шанс подняться выше". Куда выше? Сдурел совсем. - Успокоительное видимо еще действовала, потому что Илька уже не плакала.    - Иль, может, обойдется все. Ты здесь, вылет через пол часа. Найдем твоего Найя, все будет хорошо.    - Зайка, а что у тебя с капитаном произошло? - немного помолчав, поинтересовалась подруга.    - Да вроде ничего. - Пожала плечами.    - То есть то, что капитан злой, о тебе не хочет говорить и обрывает на каждом слове - это по твоему "ничего"? - вцепилась в меня подруга.    - Иль, я говорю ничего нового. Все по-прежнему. - Попыталась уйти от ответа.    - В каком смысле по-прежнему? - уточнила Илька.    - В том смысле, что я его не простила, а он мне даже отдельную каюту не хотел предоставлять. Понимаешь? - я была зла и очень.    - У себя собирался поселить? - поразилась Илька, - А почему?    - Сказал, что любит, - злилась дальше.    - Что?! - поразилась Илька. - А ты?    - Что я?    - Ты что сказала? - уточнила подруга, сердясь на мою непонятливость.    - Отправила совершать подвиг, - захихикала над абсурдностью ситуации.    - Черные дыры! - восхитилась Илька. - Во абсурд. А он что?    - Пошел совершать, - хихикала дальше. - Тебя вон из темницы вызволил.    - Зайка, ну ты даешь. Не зря он такой злой. И правильно, пусть знает наших, - хохотала вместе со мной подруга.    Под наш дружный смех Висконсин отправился в путь, мы этого даже не заметили. Война для нас началась достаточно весело, отправились мы в созвездие Зампад. Что в принципе понятно, именно на этом участке шли боевые действия.    Через несколько дней, пройдя субпространство, мы вышли в космос. Привычная картина созвездия была искорежена остатками пограничного гарнизона. Не знаю на что надеялась моя бабушка. Целых больших частей, пригодных к жизни людей я не видела. Мелкий обожженный мусор, искореженные куски метала, внутренней обшивке. Все это спокойно в свободном парении, хаотично летало перед нашими стеклами, иногда, со стуком оповещая, о своей материальности.    Мне стало жутко от такой картины. Илька, которая находилась рядом, схватила меня за руку и сжала до боли. Это помогло, сердце начало снова стучать, а слезы потекли из глаз. Подруга обняла меня и позволила плакать столько сколько нужно. Мы были на своем ярусе, по расписанию вахты. Никто не мешал нам.    Вечером, когда я лежала на своей кровати и просто смотрела перед собой, потому что слез уже больше не было, вошел капитан.    - Зайка, - тихо проговорил он, присаживаясь ко мне на кровать, - Вискон не нашел твоих родителей. Он просканировал весь гарнизон, но ни живых, ни среди погибших их нет. Слышишь? Среди погибших их нет!    Капитан положил мне руку на спину и стал поглаживать, как в детстве делала моя мама. Но мне было очень плохо, я не могла отделаться от мысли, что они могли погибнуть.    - Их тела могло унести в космос, - прошептала в ответ.    Рука капитана замерла, потом он нагнулся ко мне и, взяв мои руки, потянул на себя. Усадил на колени и обнял. Мы тихо сидели и молчали. Постепенно мне стало спокойно, его присутствие отогрело, и нервный комок внутри стал развязываться.    - Ложись, спи, я буду рядом, - прошептал капитан и поцеловал в висок. Поднялся и аккуратно положил на кровать, накрыв одеялом. Сам остался сидеть рядом, не выпуская мой руки. Так пришел ко мне сон.    Утро было тяжелым. Не то чтобы я не выспалась, просто тяжесть на душе совмещалась с тяжестью чьей-то руки на мне. Как бы две мои были в наличии, ощупав третью пришла к выводу, что мало того что рука не моя, то есть за ночь не выросла, так еще и мужская. Повернув голову опознала владельца третьей конечности на моем теле, точнее груди. Капитан спал сном младенца, совершенно беззастенчиво накрыв своей рукой мою собственность.    - Рад, - тут же пнула в его в живот локтем, - ты что здесь делаешь?    Капитан ойкнул и проснулся.    - Зайка, ты что? - простонал капитан.    - Это ты что тут делаешь? - прошипела на ночного гостя, которого совершенно не ожидала увидеть утром.    - Остался с тобой. Мне тревожно за тебя было, видел как ты плакала, не хотелось оставлять тебя одну. - Легкий поцелуй в волосы. - Доброе утро. Как ты? - столько участия в его голосе, приятно.    - Ты руку убери, тяжело, - попыталась убрать сама, лежит как приклеенная.    - Ой, извини, - улыбаясь, ответил капитан, но рука как то не то чтобы не убралась, а незатейливо прошлась по всему телу.    - Это что было? - возмутилась на его движение.    - Мы же с тобой поздоровались? Вот руке тоже захотелось поздороваться, - продолжает улыбаться.    - Рад, не наглей, ударом в живот не отделаешься, - пригрозила ему.    - А что ты сможешь сделать со мной? - тут же поинтересовался у меня.    - Я? Да вот что! - двинула локтем - не попала, пяткой - не попала. Тогда повернулась и кулаком - перехватил! - Ах, ты! - возмутилась на него. Рад тихо смеялся над моими попытками его достать.    - Ну как? - улыбался он. - Теперь моя очередь.    Легко взял меня за кисти рук, не смотря на то, что я сопротивлялась, и уложил на спину. Придавил своим телом и замер надо мной.    - Сдаешься? - глядя в глаза, спросил, улыбаясь.    - Ни за что! - воскликнула в ответ.    - Тогда продолжим, - опустился на меня полностью и поцеловал.    Его поцелуи особенные, они нежные и такие желанные. Когда Рад целует единственное чего хочется, чтобы он не прекращал целовать. Его губы прижимают и отпускают мои, давая возможность в короткий миг, когда он отрывается от меня, вдохнуть воздух и смешать дыхание друг друга. Сердце начинает стучать сильнее, отзываясь на его стук в груди. Он отпустил мои руки, я тут же обняла его, прижимая сильнее, проводя пальчиками по его спине.    - Сдаешься? - оторвавшись от моих губ, прошептал Рад.    - Нет! - так же тихо ответила.    - Стойкая маленькая девочка, - успела услышать его слова, перед тем, как мир исчез из моего обозрения.    Я слышала лишь его дыхание и слова, ласковые, нежные, которые он шептал мне.    - Старший офицер Дексир, ваше вахта начинается через пятнадцать минут. - раздался голос Вискона.    - Черные дыры! - прошептали мы одновременно.    Рад встал, застегивая на себе помятую рубашку, которую я успела расстегнуть на нем, потом наклонился ко мне, поцеловал. Оторвался от меня и вышел. Я услышала, как он поздоровался в коридоре с кем-то. Вот только этого мне еще не доставало, чтобы пошли сплетни.    У меня есть проблемы по важнее сплетен, тряхнула головой под душем.    - Вискон, что с моими родителями? - запросила корабль.    - Был расширен круг поисков, тел или фрагментов тел с ДНК Дексир не были найдены, - сухо сообщил корабль.    - Спасибо Вискон. Спасибо за утро. - Искренне поблагодарила его.    - Утро? - удивился корабль.    - Вискон, мы с капитаном ... - замолчала.    - Я видел, - спокойно ответил корабль.    - Так вот Вискон, спасибо что вмешался, - попробовала объяснить.    - Вам действительно пора на вахту, - спокойно ответил корабль.    Илька ждала меня на своем месте, выспавшаяся она уже была похожа на мою подругу. Мы перекидывались лениво словами, когда шум на мостике заставил нас подбежать к перилам балкона и посмотреть что происходит.    Яркая блондинка висела на капитане и навзрыд плакала у него на плече. Тот ее пытался оттащить от себя, но она упорно отказывалась покидать уютное плечо капитана, в чем только вот утром убедилась самолично, действительно удобное. Рад пытался оторвать ее руки от себя, она цеплялась, упорно не замечая его попыток.    - Ух, ты! - почти присвистнула Илька.    К нам подошла младший офицер Карис, она работала рядом с нами.    - А это, - разочаровано произнесла сослуживица, - такие сцены постоянно здесь происходят. Уж как они на военный корабль попадают не понятно. Говорят он классный любовник, вот дамочки к нему липнут. Хотя может из-за его положения и денег. Очередная пассия капитана. Когда вы на мостике были, намного интереснее было смотреть. А сейчас что, отставка? - заинтересовано посмотрела на нас обоих.    - А я тебе говорила - коллекционер. Нам никто не поверит, что мы к нему не имеет отношения. - Пожала плечами Илька, рассматривая персонажей на мостике.    Они же о чем-то договорились, капитан повел блондинку, одновременно заботливо поддерживая ее. Чувствую, что змея ревности вползла в мое сердце. Вот точно так же недавно обнимал он меня, утешая.    - Сантау, капитан не коллекционер, в этом вы не правы. Он взрослый мужчина со своими потребностями. Разумеется, он встречается с женщинами. Из-за его положения почти все стремятся заполучить его в мужья. Когда появилась эта сплетня, что он коллекционирует женщин, он старательно стал ее поддерживать, чтобы отвадить охотниц на нем жениться. Такие сцены, - Карис кивнула в сторону капитанского мостика, - происходят регулярно. Они однообразны и всегда одинаково заканчиваются. Интереснее было смотреть, когда вы были на мостике. Ваша непосредственность и необычность сделала размеренную жизнь интереснее, даже капитану.    - Вы так говорите, как будто хорошо его знаете, - с сомнением проговорила на все это Илька.    - Конечно, знаю, мы с ним служим вместе почти десять лет. Учились вместе, - спокойно ответила женщина на Илькины сомнения.    - И он вам ни разу не предлагал встречаться? - тут же ехидно спросила Илька.    - Глупости какие. - Рассмеялась Карис. - Капитан не бабник, у меня парень был, когда учились, а потом мы поженились. С Эриканом обычные дружеско-товарищеские отношения.    - А чем закончиться эта встреча? - спросила я, кивая в сторону ушедшей пары.    - Как обычно выпишет чек, - пожала плечами Карис.    - Откупиться, - презрительно произнесла я.    - Они все сюда за деньгами приходят, - совершенно спокойно произнесла женщина.    - Как они вообще на военный корабль попадают? - удивилась Илька.    - Это тайна, которую капитан пытается разгадать каждый день. - Рассмеялась Карис. - Вы знаете, что Эрикан приказал уничтожить все записи с мостика, когда Ратхан Сантау его ударил?    - Так боится дурной славы? - усмехнулась Илька.    - Нет. За драку на мостике Сантау грозило как минимум арест, как максимум расстрел. - Объяснили пораженным нам. Мы с Илькой в таком ключе никогда не думали.    - Получается, благородно поступил? - в недоумении произнесла Илька.    - Так он не подлец, - спокойно произнесла Карис.    Мы надолго замолкли, стараясь осознать новую информацию. Сомневаться в ее правдивости мы не могли, источник заслуживал доверия.    - Что за история у капитана была с женитьбой? - подумала, раз уж она столько обо всем знает, может, тут тоже просветит темное прошлое.    - Это вы про Камилу Паркер? - спокойно поинтересовалась Карис.    - КОГО? - поразилась Илька, - Камилу Паркер?    - Знаете такую? - улыбнулся наш источник знаний о капитане.    - Я нет, - тут же открестилась от такого предположения.    - Знаю, - сделала выдох Илька, потому что как раз перестала дышать от полученной информации.    - И кто она такая? - любопытство не задушишь, не убьешь.    - Самая красивая аристократка из высшего света, ее снимки не сходят со всех журналов. Эх, Зайка! Она такая красавица! - закатила глазки Илька.    - И сволочь, - спокойно произнесла Карис.    - Так уж прям и сволочь? - это уже я спросила.    - Еще какая. Сначала на нашего капитана глаз положила, когда узнала о его состоянии, а потом вытерла об него ноги. Сказала, что он ей был нужен для коллекции, которой увлекалась в последнее время. Собирала офицеров космического флота. Вела себя омерзительно. Капитан Эрикан повел себя достойно тогда. Перевелся в созвездие Зампад, мы с мужем тоже ушли с ним.    - Как же он мог на такую сволочь повестись? - не поверила я рассказу.    - Зайка, ты бы ее видела. Она такая красивая, что просто страсть. При этом абсолютно натуральная, без косметических исправлений. Мужики рядом с ней просто штабелями ложатся. - Заливалась Илька дифирамбами.    - Скорее тогда кобели, - прикололась я над ее эпитетами.    Дальше в разговоре мы перебирали эпитеты к таким мужчинам, в основном из животного мира мужского пола, причем рогатых там было гораздо больше. Такой интересный разговор мы продолжили в столовой за стаканом сока, отмечая полное взаимопонимание между женским составом нашего экипажа. Потому что женщины всегда за одно, если конечно не делят одного мужчину.    К нашему живому обсуждению мужчин подтянулись остальные прекрасные представительницы этого корабля, совершенно игнорируя присутствие слабой половины человечества, то есть мужчин.    - А знаете ли вы, почему мужчины читают фоногазету первыми? - задала вопрос нам офицер Дарсит. - Потому что сама мысль, что они не первые действует пагубно на их психику. - ответила она нам на наше любопытство.    - Ой, девочки ну что вы так строго с мужчинами? Ведь для счастья женщины нужен мужчина. - Проговорила блондинка с длинными ресницами.    - А для несчастья вполне достаточно мужа, - тут же ей парировала жгучая полненькая брюнетка.    - Ну что вы спорите, - махнула рукой, недавно присевшая к нам доктор Норт. - Просто мужчины и женщины относятся к разным биологическим видам: женщины к живородящим, мужчины к яйценесущим. - Авторитетно подвела научную основу к нашей дискуссии доктор.    Разобравшись с биологическими видами, мы, хихикая, разошлись по своим делам.    - И что ты про все это думаешь? - задала мне вопрос Илька, разваливаясь на моей кровати, как только зашли в мою каюту.    - О чем? О Видах? - продолжала хихикать я.    - Нет, о капитане, - улыбалась Илька тоже.    - Ничего не думаю, - пожала плечами.    - Зайка, он же утром от тебя выходил. Об этом уже весь корабль судачит. У вас что-то было? - вцепилась подруга.    - Нет, Иль, не было. Успокойся. Он вечером остался, когда я уснула. А утром обнаружила его у себя в постели. - И вот тут покраснела, потому что вспомнила, что было потом.    - Зайка, - протянула подруга, заметив мой румянец. - Ведь было.    - Если ты про секс, то не было, - с чистой совестью заявила ей.    - Значит, до секса не дошло, - вот всегда зрит в корень. - Но поцеловал утром, да? И на ночь остался. Зайка, может правда любит? Ну что ты как не родная?    - Иль, ты видела сегодня блондинку? Ты думаешь, она одна такая? Они будут косяком как рыбы на нерест ходить, а я смотреть на все это? Зачем мне такой муж, который свой второй разум не в состоянии под контролем держать? - попыталась вдолбить в нее хоть что-то.    - Зайка, он тебе нравиться? Ну, признайся, - не отставала подруга.    - Иль, даже если мне нравиться с ним целоваться, это не значит, что хочу провести с ним жизнь. - Я была категорична.    - То есть физически он тебе приятен?    - Да, Иль, мне приятно с ним целоваться. Но жизнь на одних поцелуях не построена - пытаюсь до нее достучаться.    - Зайка, я знаю, что ты меня сейчас побьешь, но я все равно скажу - ты его любишь. Сама этого не осознаешь, но любишь. - И вжала голову в плечи. У нас с ней темперамент бешенный, когда что-то выясняем, клочки летят, с детства так было, зато дружба крепкая.    - Иль, ты что? - поразилась ее предположению села на стул рядом с кроватью.    Самой такая мысль мне не приходила. Стала раздумывать над ее предположением. Илька замерла, боясь делать резкие движения. Если рассуждать логически ... логически рассуждать не получалось, не логически тоже, точнее вообще не получалось рассуждать.    - Ну, хорошо, Иль, вот скажи, как ты поняла, что любишь Найя? - решила как-то внести ясность в не логичный сумбур.    - Зайка, он такой! - мечтательно произнесла Илька, - он такой замечательный. И мне хорошо с ним, я без него просто не хочу ничего. Только рядом с ним жизнь смысл преобретает.    - Воот, - протянула я, - а мне все равно где и что с капитаном.    - Зайка, ты на свою руку давно смотрела? - хихикнула Илька. Я повернула татуировкой к себе и от удивления рот открыла. На тыльной стороне кисти цвел средних размеров цветок. Вот только вчера был небольшой, а теперь раза в три больше стал.    - Как такое могло случиться? - поразилась превращению.    - А так, утром поцелуи, в обед ... ты же приревновала его к этой блондинке? - хихикала Илька. - Сознайся, приревновала, видела, как у тебя глаза сверкнули на нее. Особенно когда он ее уводил обнимая. - И вот чего так радостно хихикает, спрашивается?    - Просто не приятно стало. Утром меня обнимал, в обед эту. Ты что же предлагаешь так и смотреть, как он будет очередную свою дамочку из прошлого обнимать? - постучала пальцем по лбу, намекая, чтобы мозги включила.    - Зайка, как только станет известно, что источник их доходов женился, они разбегутся в поисках другого, - хихикала Илька дальше.    - Иль, ты не забыла, как мы познакомились с ним? и что в тот вечер случилось? - сердито ей напомнила.    - Не забыла, - радостно улыбалась Илька. - Я с Найем разговаривала на эту тему. Зайка, ты только меня сразу не убивай за то что я тебе скажу. - Прикрылась руками, на всякий случай подруга. - Зай, когда мужчина сильно, понимаешь, очень сильно хочет женщину, то в своем предоргазменном состоянии он не в силах остановиться. Я на Найя тогда с кулаками накинулась, орала на него, что мужики только о себе во время секса думают, ну тогда много чего ему высказала о мужчинах вообще и о нем в частности, - хихикала Илька от воспоминаний. - Кстати после того высказывания в его адрес пожеланий и уточнений, знаешь какой теперь у нас секс! Закачаешься! Ой, извини, сейчас не об этом, - опомнилась подруга, - так вот, Най объяснил, что есть такой момент у мужчин, так называемая точка не возврата, когда он не в состоянии остановиться.    - Иль! - воскликнула, доведенная ее защитой капитана.    - Зайка! Не бей! - смеялась Илька. - Ну правда, поговори сама с капитаном. Спроси его, почему он так поступил. Зай, мой вывод такой, не мог остановится, потому что слишком сильно тебя хотел.    - А вот и поговорю! - разозлилась окончательно.    - Вискон! Где сейчас капитан? - заорала кораблю, совершенно забывая, что тот прекрасно меня слышит.    - В своей каюте, - спокойно ответил Вискон.    - Зайка, ты же не сможешь спросить, - смеялась Илька над моей решительностью.    - А вот сейчас увидишь! - решительно вышла из каюте и отправилась в перемещателе к капитану.    В голове сложила фразу, несколько раз ее повторила. Подбадривая себя, что настал таки последний день в жизни этого гада. Как только двери открылись, я выдала заготовку:    - Рад, так почему ты не смог остановиться во время секса со мной, когда я тебя об этом просила? - решительно выпалила сходу, только после этого оглядев каюту. - Ой, мама, - прошептала, закончив осмотр.    В каюте были капитаны других кораблей со старшими офицерами. Наступившая немая сцена после моих слов, была нарушена движением за спинами участников. Капитан выбирался из кресла и направился ко мне.    - Милая, ты хочешь это обсудить здесь и сейчас? - мягко спросил Рад, обнимая и разворачивая к дверям.    - Уже не хочу, - отрицательно замотала головой.    - Ринглс, продолжите вместо меня, я провожу офицера Дексир, - распорядился капитан.    Я стремительно влетела в перемещатель, щеки побагровели от стыда. Рад обнял меня и прижал к себе.    - Зайка, что на тебя нашло? - улыбаясь, проговорил капитан.    - Илька, - выдохнула я.    - Разумеется без нее не обошлось. Что она тебе такого сказала, что ты влетела так решительно со своим вопросом? - вспомнив про сам вопрос, покраснела еще сильнее, хотя казалось дальше не куда.    - Может, в каюте поговорим? - жалобно попросила, запоздало включая сообразительность.    - Разумная идея, - одобрил капитан.    В моей каюте с нетерпением ждала Илька.    - Не ожидала, что вы так быстро все выясните, - увидев нас, сказала Илька.    - Как то не хотелось мешать полному собранию офицеров, при составления плана действий, - улыбнулся капитан.    - Как это? - поразилась подруг.    - С твоей подачи, Зайка влетел со своим вопросом как раз на общее собрание. Ее все внимательно выслушали, в отличие от моих предложений военных действий, - хихикал капитан.    - Черные дыры! - села обратно Илька на кровать.    - Иль, дай нам поговорить, - попросил капитан.    - Да, да, конечно, - тут же вскочила подруга и выбежала из каюты.    - Зайка, садись, поговорим, - посадил меня на кровать капитан. - И так я тебя слушаю, - улыбаясь, повернулся ко мне, видимо вспомнил произошедшую сцену в своей каюте.    Вот теперь я молчала, вот чтобы мне так же помолчать раньше?    - Хорошо, значит, буду говорить я, - уже серьезно заговорил капитан и кивнул головой. - Ты меня ненавидишь? - задал неожиданный вопрос.    - Нет, - ответила, слегка удивленная такой постановкой.    - Но ты не хочешь слышать, что я говорю тебе. - продолжил разговор капитан.    - Почему? Я слышу тебя, - удивилась вновь.    - Ты хочешь сказать, что сейчас, если постараюсь все объяснить, ты меня услышишь? - интересные вопросики он задает.    - Так я тебя всегда слушала. - После паузы добавила, - просто не верю я тебе.    - Почему? - тихо спросил он.    - Потому что ты коллекционер, - пожала плечами я.    - Зайка, ты мне поверишь, если скажу, что НЕ коллекционер? - глядя прямо в глаза, спросил Рад.    - Нет, - честно ответила ему.    - Кто тебе вообще про меня такое сказал? - пытался понять мою упертость капитан.    - Илька, - так же честно ответила ему.    - Да, с таким авторитетом не поспоришь, - задумчиво протянул капитан, глядя в сторону. - Как же мне тебя убедить?    - Так разве можно меня убедить, если только вот сегодня очередная блондинка весела у тебя на груди? - легкая нотка обиды все же проскользнула, не смогла ее скрыть.    - Зайка, ты ревнуешь? - тут же повернулся капитан ко мне.    - С чего мне ревновать? Я с ними на одинаковом положении, находимся в твоей коллекции, - продолжаю упираться всеми силами.    - Зайка! - рявкнул Рад. - Ты такая одна для меня! Нет никакой коллекции, - уже спокойнее стал говорить капитан.- Пойми же ты, до встречи с тобой я встречался с женщинами, они охотились на мое положение или состояние, кто как. Но после встречи с тобой у меня никого не было, ты мне нужна. Только ты! - он рванул меня на себя и стиснул в своих руках так, что воздух со стоном вырвался из меня, забыв дорогу обратно. "Теперь еще придушить хочет" - мелькнула мысль и в глазах потемнело.    - Придушишь, - успела пискнуть.    - Ой, прости, - тут же отпустил капитан.    - Вот что мне так с тобой везет? - пыталась восстановить дыхание. - Спасибо, что отпустил, не то, что тогда, - ворчала на него.    - Да, о первой встрече. Ты задала вопрос: "Почему я не остановился?" не знаю, смогу ли достаточно объяснить. Зайка, ты настолько для меня желанна с первой встречи, что я почти себя не контролирую. Ты была для меня взбалмошной синеволосой, забавной девчонкой, с которой свел меня случай в ресторане. Но сильное чувство к тебе появилось практически сразу, как только увидел твою узкую юбку и туфельки на тонком каблуке, это было так необычно, сейчас никто такое не носит. Считай, что пронзила мое сердце шпилькой своей туфельки.    - Кстати, где они? - вспомнилось, что посеяла их в тот памятный день.    - У меня в каюте, я их с собой везде вожу, - признался капитан.    - А вернуть мне никак? - поинтересовалась у него.    - Не отдам, - решительно и серьезно ответил.    - Как это?! - поразилась такой постановке вопроса. Пусть не любимые ботинки на платформе, но туфли же мои.    - Потому что они мне напоминают о той первой встречи. - Романтично, конечно, но хотелось бы вернуть обувку.    - Что за такое сильное чувство появилась? - решила отложить такой спорный вопрос возвращение обуви на потом.    - Сознаюсь, это было влечение. Я так сильно хотел тебя, как никого до этого. Готов был сделать все для тебя, чтобы только быть с тобой, целовать тебя, обнимать, видеть, как загораются желанием твои глаза. - Он замолчал, я смотрела как часто и глубоко он дышит. Да, помню тот день, у меня голова кружилась от его близости, как же хотелось тогда быть с ним, его поцелуи были для меня открытием. Вспоминая свое состояние, я могла понять его.    - Но потом, - тихо произнесла, захваченная в водоворот воспоминаний.    - Потом, - замолчал Рад, видно тоже вспоминал тот вечер, - потом когда ты пошла мне на встречу, открылась мне, сделал то, чего хотел очень сильно. Зайка, милая моя, я хотел тебя очень сильно, прости, не знал, что у тебя никого не было. Конечно, мне нужно было быть осторожнее, но ты тоже не сказала, а потому не сдержался и вошел в тебя со всем пылом и желанием, которое к тебе испытывал. - Он смотрел мне в глаза и в них были перемешены боль, раскаяние и ... желание.    - Мне было больно, Рад, - мягко сказала ему, - но ты не остановился после того, как я тебе сказала. От твоих движений во мне, было больно.    Желание сразу же погасло, осталось раскаяние и сожаление, вид у него был очень несчастным.    - Прости, - прошептал Рад, взяв меня за руки. - Я не мог остановиться тогда, желание было слишком сильным, постарался лишь быстрее закончить, - он отвел глаза в сторону.    - Илька сказала, что есть как точка не возврата, предоргазменное состояние, кажется, она так выразилась, - постаралась вспомнить слова подруги.    - Это откуда она такие слова взяла? - подозрительно спросил Рад.    - С Найем разговаривала, - ответила ему.    - Вот Най, еще друг называется! - возмутился капитан.    - А что? - любопытно же.    - Такие вещи обо мне обсуждал, - усмехнулся капитан.    - Так он не прав? - тут же уточнила я.    - Прав, конечно. Действительно, Зай, не мог остановиться, я лишь постарался быстрее закончить все. Прости, - поднес мои руки к губам Рад и поцеловал.    Ну, может он правду говорит? Червячок сомнения заполз в душу, проделывая основательную дырку в моей броне. Наверное, можно его простить, подумаю над этим.    - Капитан Эрикан - раздался голос Вискона, - вас ждут на совещании.    - Зайка, мы еще поговорим? Мне действительно нужно идти. Разрабатывали план по разведке и поиску Найя. - Кивнула в задумчивости. - Я приду вечером, после совещания? - с некоторой задержкой спросил капитан. Снова кивнула, мысли были заняты совсем другим.    Рад уже уходил, но не выдержал и вернулся, подхватил меня за руки, поднял с кровати и поцеловал. Теперь этот поцелуй был таким жарким и желанным, что дыхание от него перехватило.    - Зайка, вот что ты со мной делаешь? - оторвался капитан от моих губ. Это я с ним делаю? Это что он со мной делает? Точнее его поцелуи. Капитан отпустил меня и вышел.    Через пару минут вбежала Илька, было похоже, что она в коридоре караулила когда капитан уйдет.    - Ну! - произнесла от порога подруга.    - Поговорили, - пыталась восстановить дыхание после такого разговора.    - Судя по тому, что он ушел не покалеченным, капитан смог тебе что-то объяснить, - прокомментировала тут же Илька.    - Почти твоими словами объяснялся, - улыбнулась ее заботе обо мне.    - Ты его простила? - пытала дальше Илька.    - Не знаю, Иль, как-то привыкла уже, что он гад. - Рассмеялась своим ассоциациям.    - А когда уходил, что сказал? - не могла угомониться подруга.    - Сказал, вечером придет, - вспомнила обещание капитана.    - О! Так значит крепость пала? - подняла в удивлении Илька брови.    - Ты о чем?    - Вечером придет. Как думаешь зачем? - с намеком произнесла подруга.    - Иль, поговорить придет, - постучала себе по лбу пальцем, - думай, что говоришь.    - Это ты думай, а я пошла. У меня там дело есть неотложное, - загадочно произнесла подруга.    - Какое еще у тебя дело может быть? - подозрительно спросила ее, потому что мне хорошо известна ее жажда вмешиваться в чужие дел.    - А такое! Не мешать подруге строить личную жизнь, - подмигнула и вышла из каюты. Вот такая она, Илька, моя подруга.    Капитан пришел сразу после совещания, как и обещал.    - Зайка, - его глаза улыбались, и весь он как-то светился, - можно? - вежливый какой, не к добру, тут же решила я. Чего-то хочет, сейчас выведем его на чистую воду.    - Совещание закончилось? - вежливо поинтересовалась издалека.    - Да. Но твое выступление было вне конкуренции. Такое внимание вызвали твои слова, что заставили прислушаться к моим предложениям. - Улыбался капитан.    - Это к каким твоим предложениям? - вот чувствую подвох.    - Что свадьба состоится как можно скорее, - сообщает довольный капитан и присаживается ко мне поближе.    - Какая свадьба? - надо все уточнить, прежде чем устраивать скандал.    - Наша, - сообщает довольный претендент в мои супруги.    - Я своего согласия не давала. Или тебя мое мнение не очень интересует? - надулась я.    - Очень интересует, - поцелуем заставил забыть все мои возражения.    Вот как он это делает? Забыла обо всем на свете, только он и я, его губы и поцелуи, бесконечные и нежные.    - Рад, что со свадьбой? - пытаюсь хоть немного тряхнуть наваждение.    - Будет, как можно скорее, - шепчет он мне, не отрывая свои волнующие меня губы от моих.    - Нет, - стараюсь оттолкнуть его, и откуда только силы взялись? Мое сопротивление под его руками всегда пасовало.    - Хорошо, - шепчет он и снова целует. - Все как скажешь.    Больше мои мысли не занимали всякие глупости, теперь их просто не было в голове. Только ощущения, которые дарил мне Рад. Его губы были страстными, руки нежными. Он делал для меня открытия, о которых даже не подозревала до него. Оказалось, что мне очень нравиться, когда Рад целует изгиб шеи и спускается ниже. Грудь сама просилась к нему в руку, и он подхватил ее, нежно целуя губами. Кожа горела под его поцелуями, хотелось скинуть с себя всю ткань, что мешает почувствовать его ближе, кожа к коже.    Стала быстро расстегивать на нем все застежки, он отстранился, стал помогать мне, одновременно снимая с меня рубашку, старался дотянуться губами до всего, что попадалось ему. Торопилась, потому что жар желания наполнял меня, хотелось утолить, напиться его страстью.    Наконец-то одежда вся скинута, мы смотрели друг на друга, не отрываясь. Как же он красив, его атлетическая фигура, широкие плечи, узкие бедра, случайно опустив взгляд, ойкнула, заметив все его желание. Рад улыбнулся и протянул ко мне руки, я приникла к нему, сжимая его ладошками, проводя по коже пальцами. Так приятно было гладить его кожу, чувствовать под ней стальные мышцы.    Рад снова стал меня целовать, запрокинул на спину, медленно и очень чувственно лаская мои губы, рукой грудь.    - Боевая тревога! Боевая тревога! - заорала сирена корабля.    - Эерханы! - воскликнули мы в один голос, подскочили с постели.    - Вискон! - крикнул капитан.    - Приближаются корабли эерханов. Двадцать кораблей среднего класса, два тяжелого вооружения.    Рад торопливо одевал разбросанную одежду, я торопилась в след за ним. Выбежали из каюты одновременно, застегивая застежки на форме. На мостике появились одновременно, но в разных местах. Он за своим столом, я у себя за пультом, Илька тоже влетела следом.    Все были готовы к бою. За пультом управления сидели опытные пилоты, для них было привычно маневрировать в строю таких же кораблей. Они уверенно отдавали команды, мы с Илькой выполняли свою работу, получая приказы напрямую от них через внутреннюю связь.    Корабли эерханов подошли очень близко, после этого выдали залп. Мы видели как несутся к нам тяжелые снаряды красной полосой очерчивая свой путь в безвоздушном пространстве.    "Почему мы не отвечаем?" - пронеслось у меня в голове? Оглянулась на капитана, тот совершенно спокойно смотрел на приближающиеся снаряды. Короткая команда и корабль резко подныривает под них, позволяя им пролететь мимо. Теперь наша очередь, но мы опять не бьем!    Снова залп от противника, еще маневр и снаряды проходят мимо. Посмотрела на другие корабли, они тоже маневрировали, но не стреляли. Так продолжалось, как мне показалось, очень долго.    Наконец корабли врагов приблизились еще и наши ударили залпом из всех кораблей. Что средний класс может противопоставить нашим супер тяжелым? Броня врагов не выдержала ударов наших снарядов, разрывались на наших глазах корабли. Многие смогли увернуться, но в те, что попали, ломались как стеклянные. Из них вылетали тела, вещи, клочки проводов. На это было страшно смотреть, это было ужасно. Я сжала зубы, они так же разнесли гарнизон моих родителей. Теперь наша месть настигла врагов. И все равно сердце сжималось при следующем попадании и гибели вражеского корабля.    Капитан спокойно отдавал приказы, команда работала как один организм. Остальные корабли действовали по отработанному плану. Вскоре натиск противника стал угасать, Вискон выдвинулся вперед, оттесняя врага. Остальные корабли старались окружить и захватить выжившие корабли противников, нам нужны были сведения.    Удалось захватить два корабля среднего класса, у них были подбиты двигатели, потому требовалось больше времени, чтобы уйти в субпространсто. Остальных успели расстрелять в упор перед их скачком.    Капитаны наших кораблей собирались допрашивать пленных вместе на Висконсине. Нам, младшим офицерам не позволили присутствовать. Впрочем, мы с Илькой не сильно расстроились.    Подруга звала меня в столовую, но аппетита не было, испытав столько волнения во время боя, точнее расстрела в упор противника. У меня перед глазами плыли картины разрываемых кораблей на части. Мысли были только о родителях, было страшно представить, что с ними произошло подобное.    Капитан пропал после боя, его нигде не было видно. Спрашивать у Вискона или еще кого было не удобно. Илька тоже удивлялась его отсутствию, но потом мы решили, что капитан ведет допрос пленных, а потому нечего волноваться. Дни шли, а капитана все не было видно.   

8

      Утром во время вахты, Эрикан появился на мостике. Весь вид говорил о том, что он в последние несколько дней, что отсутствовал, очень мало спал. Мое сердце не выдержало, кивнула Ильке и побежала к нему. Только сейчас я поняла, как волновалась за него, как мне его не хватало, пусть там вдалеке на мостике, но видеть его, слышать его голос. Скорее не я, а мое сердце летело к нему.    Заметил он меня уже, когда я почти подбежала, успел раскрыть объятия, подхватил и прижал к себе.    - Зайка, - тихо проговорил капитан, а потом просто поцеловал, очень долго целовал. А нам было все равно, что на нас смотрят. Он был рядом со мной, его руки меня обнимали, сердце стучало рядом. "Он мне нужен" - пришлось признаться моему сердечку.    - Зайка, нам придется лететь на Фаэтель, есть надежда что Най и твои родители там. - Сказал Рад. Потом после долгой паузы добавил. - В плену.    - Мамочка, - прошептала, слезы потекли сами. Рад стал вытирать их ладонями.    - Тише, Зайка, тише, - но от его слов становилось только тревожнее. Он подхватил меня на руки и унес в мою каюту.    Он посадил меня к себе на колени и мы просто молчали. Потом он стал потихоньку рассказывать. Сведения оказались странными и тревожными. По словам эерханов, первыми на них напали наши корабли, тогда в ответ те нанесли удар по гарнизону. Несколько кораблей смогли эвакуировать людей со станции гарнизона. Одним из них был корабль Найя, но он был захвачен в плен, когда вышел из субпространства недалеко от Фаэтель. Точно кто находился на этом корабле захваченные в плен эерханы не могли сказать, но предполагают, что генерал Дексир мог быть там.    - Зайка, это все что удалось узнать. Сейчас разрабатывается план по нападению на Фаэтель. Мы будем атаковать планету, стараясь освободить всех наших пленных, если придется то будем уничтожать ее полностью. - С грустью произнес капитан.    - Как полностью? - в ужасе переспросила. - А как же абригены, они не виноваты в войне?    - Прости, Зайка, здесь уже интересы Национальных сил превыше наших аборигенов.    Нет, так не правильно! Так не должно быть! Мой папашка, подружки, они не виноваты в этой войне. Почему они должны погибнуть?    Наши корабли вышли из субпространства и расположились за атмосферой планеты Фаэтель. Сканирование всеми кораблями дало результаты. Многие из пропавших без вести были обнаружены в тюрьме на острове. Небольшие группы пленных были в других тюрьмах, расположенные недалеко друг от друга. Единственное что меня радовало, что все они находились достаточно далеко от племен аборигенов, значит, массированный удар по ним не попадет.    Наши корабли без предупреждения прошлись по целям звуковой волной, которая заставила потерять сознание всех живых в доступном радиусе, в том числе пленных. Битеры и батарты капитанов в атмосферу. Мы наблюдали за их маневрами сначала через стекло, потом на голограммах.    Точно и уверенно распределились по целям, военные вошли в тюрьмы. Мы видели как красные точки на движутся, заходят в помещения, двигаются дальше.    - Зайка, - услышала я голос капитана у себя в ухе по внутренней связи, - я их нашел. Най ранен, генерал Дексир сильно ранен. Осталось найти твою маму.    - Иль, Найя нашли, он ранен. - сообщила подружке новость.    И снова ожидание, снова проверка всех помещений.    - Зайка, не могу найти твою маму, запроси еще раз на поиск Вискона, пусть сообщит точные данные.    - Вискон, еще раз поиск Ули Дексир, нужны точные данные, приказ капитана Эрикана. - произнесла дрожащим голосом.    Илька сжала мою руку, поддерживая.    - Уля Дексир найдена. Три, восемь, два, ноль. - Через некоторое время произнес Вискон.    - Понял, лечу туда, - раздался голос капитана по общей связи.    А вот это было опасно, тот район не обрабатывался звуковой волной. Там могла быть засада, там вообще могло быть что угодно, а капитан был один в батарте. Я побежала в приемник, влетела в ближайший битер, проверив зарядку и боекоплект. Рванула с места, на ходу вводя данные, что сообщил Вискон. Битер ревел двигателями, сокращая расстояние, это не мой домашний бронированный, у того все отлажено и работает тихо.    Огонь вокруг обшивки показал, что я вошла в атмосферу на предельной скорости. Битер резко заложил в сторону и помчался догонять батарт капитана. Его я увидела впереди, светящиеся дорожки от трассирующих пуль пытались достать уворачивающийся батарт. Капитан маневрировал, но отвечать из-за этого практически не мог. Я нажала гашетку, снаряды полетели точно в цель, заставив их немного заткнуться и позволив капитану тоже начать обстрел.    - Рад, это я, - сообщила капитану.    - Зайка, за какими черными дырами тебя сюда принесло?! - заорал на меня капитан.    - Я не оставлю тебя одного, - скрипнув зубами произнесла, потому что одна из пуль все же пробила крыло битера, я стала терять высоту. Было сложно маневрировать. Упорно паля из всех орудий, достала дот и накрыла его разрывным снарядом, позволяя батарту войти в мертвую зону, закрытую от огня противника. Капитан разнес стену строения, влетел на территорию.    - Зайка, как ты? - спросил Рад.    - Все нормально, падаю, - спокойно ответила, потому что маневр с каким я приземлялась рядом с батартом, посадкой нельзя было назвать. Пассивная безопасность включилась сразу, как только было пробито крыло, ремни были приготовлены в любой момент отстегнуться, катапульта приведена в состояние ожидания, но не потребовалось.    Батарт в упор расстрелял противника на окружающей территории, позволяя мне плюхнуться рядом. Только после этого капитан выскочил и подбежал ко мне, помогая вылезти из битера. Мы схватили в руки все возможное оружие, я нацепила свои любимы таншипы.    Бегом пробежали до дверей, которые были заперты изнутри. Таншипы легко разрезали металл, позволяя нам проникнуть внутрь. Оказалось, что это тоже тюрьма, но облегченного содержания. Пробегая по коридору и расстреливая в упор эерханов, мы неслись дальше. Согласно данным, которые нам выдал Вискон, мама была на третьем этаже, по середине длинного коридора. Более точно можно было узнать лишь на месте.    - Мама! - закричала я, забежав на третий этаж. Через несколько секунд удар по одной из железных дверей указал нам ее нахождение. Таншипы разрезали металлическую дверь, пихнула ее ногой и обломки упали на пол.    Мама выскочила нам на встречу.    - Зайка! Рад! - воскликнула она, легко обняла обоих, вырвала у меня автомат, - Уходим!    Вот такая у меня мама, боевая. Сначала дело, потом разбор полетов и эмоции.    Убегали тем же путем, что пришли. Наши батарт и битер стояли в ожидании с открытыми дверьми.    - Зайка, садитесь в батарт, твой с таким крылом не сможет маневрировать! - крикнул на ходу капитан.    Мама побежала к батарту, а я к битеру, прошлась таншипом по приборной доске, разрезая лазером двигатель и управление, чтобы избежать погони. Только после этого побежала к батарту. Пуля настигла меня легко, ударила в плечо, ускоряя мой бег, поэтому в салон батарта влетела головой вперед. Мама на заднем сиденье уже открыла пульт управление оружием и открыла огонь. Батарт резко взмыл в воздух, поливая огнем все вокруг. Почти вертикальный взлет заставил потемнеть в глазах. Кажется, я потеряла сознание.    - Рад, вот здесь посмотри, - говорил тихий мамин голос.    Потом почувствовала, как чьи-то пальцы, легко касаясь, накладывают повязку на спине. Голова была повернута, лежала на животе. Разлепила глаза и увидела песок, а рядом со мной чьи-то ноги в форменных штанах.    - Мам, - позвала тихо.    - Да, зайка, все хорошо. Ты сейчас лежи, пулю вытащили, повязку уже наложили. - Мамина рука погладила меня по голове.    - Зайка, потерпи, - это уже Рад. Его руки стали натягивать скафандр на тело обратно. Да как-то боли не было, чувствительно это да, видимо обезболивающие действовало.    Потом меня аккуратно посадили, и можно было оглядеться. Под ногами песок, впереди море, слева мама, справа капитан.    - Где мы? - задала интересующий вопрос.    - Зайка, нас подбили, когда уходили от преследования, вот дотянули до острова. Погони не было, так что сели спокойно. - Это мама рассказывала, слова спокойные, а голос тревожный.    - А со мной что? - поинтересовалась.    - Пуля застряла в плече, кости целы. Ее достали и наложили повязку. До свадьбы заживет, - сообщил довольный Рад. Опять про свадьбу, поморщилась. - Вискону сообщение удалось отправить, скоро нас заберут.    Повернулась на батарт, ой, бедненький, это как же мы до острова дотянули? Нос, понятно смяло, когда садились, а вот корпус почти надвое раполосовало. В таком состоянии не то, что субространство, из атмосферы выходить нельзя.    - А наши аборигены далеко? - спросила Рада.    - Не очень, но через море к ним не на чем доплыть, видишь батарт в каком состоянии? - ответил Рад.    Жаль, у папашки было бы хорошо, уютно.    - Недалеко это куда и сколько? - заинтересовано спросила моя мама.    - Юго восток три мили, - сказал Рад сверяясь с навигатором.    - Всего лишь? - задорно переспросила мама.    - Ты что задумала? - подозрительно посмотрела на нее.    - Сейчас доску себе сделаю и отправлюсь за помощью, - довольная сообщила мама.    - А я еще гадал, в кого ты такая неугомонная уродилась, - хихикнул Рад вслед моей маме.    Мама взяла мои таншипы и зашла в заросли. Лазеры радостно озвучивали каждое движение моей мамы "Вау! Вау!". Ее не было видно, треск падающих деревьев, хорошо говорил о ее деятельности. Вышла мама из леса с плоской доской, чем-то напоминающая дно лодки.    Воткнула длинную палку по середине, прикрепила флаг Национальных сил, который раздобыла в батарте, спустила все это сооружение на воду. Еще раз сверилась с навигатором, по нашему совету одела переводчик на руку и уплыла, толкая посудину перед собой.    Мы ошарашенные с капитаном смотрели, как моя мама лихо влезла на эту доску, расправила флаг и поплыла в заданном направлении.    - Вот это женщина! - в восхищении сказал Рад.    - Это тебе не бублики нюхать! - ответила ему довольная я.    Солнце нас разморило, мы перетекли постепенно под легкие тени пальм. Стандартный запас воды решал проблему с жаждой. Вискон не отвечал, хотя заветный рычажок Рад все же проверил.    Наши аборигены появились уже к вечеру на своих небольших лодочках. Вела их моя мама уже одетая по последней моде местного племени.    - Зайка! - закричала мне мама еще из лодки, - эти юбочки такая прелесть!    Вождь смотрел на мою маму влюбленными глазами. Увидев меня, приемный папашка раскрыл объятия, я, прижимая раненную руку к себе, кинулась к нему.    - Девочка моя! - смахнул скупую слезинку вождь, прижимая к своему необъятному животу.    - Я так скучала, - призналась ему.    Мы с Радом залезли в лодки, аборигены направились к своему берегу. Вот тут случилось неожиданное. Резкий звук заставил обернуться, из космоса, прямой наводкой разнес наш батарт и вокруг землю на острове самонаводящийся взрывной снаряд.    Мы смотрели на то, как полыхает земля от горящей плазмы, которая выжгла почти всю растительность. Буквально еще пятнадцать минут назад мы находились там.    - Удар был не случайным, - тихо проговорила мама.    - С корабля, - так же тихо отозвался Рад.    Капитан очень внимательно смотрел на мою маму. Мне тоже хотелось задать ей массу вопросов. Всю дорогу до поселения мы молчали, только наши соплеменники переговаривались по делу. Их тоже впечатлил удар из космоса.    Вечером, сидя рядом с костром, мы жевали мясо, приготовленное на костре, и разговаривали.    Мама рассказала, что утром в тот день, когда на гарнизон было нападение, к ней домой пришел посланник от министра Сантау. Разумеется, она его впустила. Разговор был вежливым и как будто ни о чем. Посланник расспрашивал о последнем приключении Зайки с Ратханом Сантау на планету Фаэтель. Мама ничего тогда не заподозрила, решила, что министр беспокоится о сыне и наводит справки. Она рассказала все, что посчитала возможным, рассказать чужому человеку. Был бы на его месте сам Сантау, мама рассказала бы больше.    Посланник спросил не оставляла ли Зайка у них в доме какие-либо вещи, привезенные с Фаэтель. Мама, совершенно забыв про мои сумки, оставленные у нее, с чистой совестью ответила, что не оставляла. Посланник попрощался и ушел, мама ушла на службу, но забыла свой виер на столе в спальне. Когда возвращалась, увидела незнакомых людей, которые входили в их квартиру.    Мама не стала вызывать полицию, рассудив, что трое для нее не проблема. На этом месте Рад хмыкнул, он-то точно знал, что и больше для Ули Дексир не проблема. В незакрытую дверь услышала, как затренькал ее виер. Мужчины остановились, стали тихо переговариваться. Мама вошла в распахнувшуюся перед ней дверь, сделала два быстрых шага, нанесла удар ботинком одному из находящихся мужчин. Сзади ее ударили по голове, видимо догадались, что она вернется за виером.    Очнулась в квартире когда уже никого не было. Все лежало на своих места, виер показывал несколько пропущенных вызовов. Только в кладовке, где я оставила вещи, все было перерыто.    - Это они забрали Драконий камень, - сделала вывод я.    - Видимо, да, - согласился со мной Рад.    - Значит, это посланник от меня хотел, - понятливо сказала мама.    Мы согласно кивнули, в задумчивости глядя на костер.    Подбежали подружки, стали просить нас с Радом потанцевать. Им очень понравилось наше последнее танго. Мама тут же их поддержала. Рад подхватил меня за здоровую руку и повел к костру. Понятно что о танго не было речи, но вальс ... вальс получился спокойным и чувственным одновременно. Он держал меня почти на руках и кружил, кружил. Мы смотрели друг другу в глаза так, как будто в мире были одни. Впрочем, так оно и было для нас.    - Зайка, - уже когда легли спать спросила меня мама, - а что с твоей рукой? Ты же свела татуировку.    - Она не сводиться. Когда здесь нас развели, то татушка пропала, - со вздохом произнесла я.    - А теперь почему она снова? - полюбопытствовала мама.    - А теперь ... Понимаешь мам, Коста сказала, что татушка появиться когда мои чувства к Раду проснуться, - снова вздохнула.    - Зайка, ты его любишь? Вы так сегодня танцевали, - улыбнулась мама в темноте.    - Не знаю мам, уже не понимаю ничего. Раньше было все просто, Рад - гад. Ой, рифма получилась, - захихикала.    - А теперь? - хороший вопрос.    - А теперь, вроде уже не гад, - ушла от ответа.    Долго ворочилась на жестком лежаке и все обдумывала слова: "Любишь его". То, что к нему перестала относиться как к гаду, это точно, а вот любовь ... мне всегда казалось, что это чувство я узнаю сразу же, что это будет как удар, захватит меня сразу в один миг. А тут как-то постепенно, медленно, выросло такое чувство, которое я пока опознать не могу.    К утру ранение почти зажило. Или рука у капитана легкая или какие медикаменты еще вколол. Одним словом, рука работала, что было уже приятно.    По выходу из тапэ меня ждал ... поцелуй от капитана. Выпрямившись из-под низкой арки, точно попала в объятия моего НЕ гада, который нежно прижал и снова закружил в поцелуе.    - Доброе утро, любимая, - только после этого поздоровался.    - Воспитанные люди сначала здороваются, а уж потом целоваться лезут, - пробурчала жутко довольная.    - Значит, если я поздоровался, могу поцеловать? - улыбался моему смущению Рад.    Мы стояли и целовались, так было здорово чувствовать его рядом с собой, быть с ним, кажется, я уже совсем не против просыпаться рядом с ним.    - Белый мужчина! - прервал нас громогласный и недовольный окрик вождя, - я уже тебе говорил, что ты не можешь при свете дня прикасаться к белой женщине.    Мы рассмеялись, но обниматься не перестали.    - Вождь, я же раненная, а капитан меня поддерживает, - попыталась оправдаться.    - Можно только поддерживать! - грозно резюмировал вождь, хотя глаза у него светились лукавством.    За завтраком, который фактически уже был обедом, потому что спала долго и сладко, обсуждали вопрос возвращения. Батарт уничтожен, связи с кораблем нет. Конечно, об этом поселении знают еще трое: Илька, Ратхан и Най. Но что-то подозрительно точный был удар из космоса по батарту. Было страшно за наших соплеменников, вдруг решат уничтожению всю планету подвергнуть?    От этих невеселых разговоров отвлекали лишь поцелуи капитана, который только украдкой, пока не видел вождь, целовал меня. Мне показалось, что у них своеобразная игра наметилась: а ну-ка поймай! Вождь следил за капитаном, а капитан старался тихонечко меня целовать, чтобы не попасться. Иначе вождь грозил палкой и обещал наказать моего капитана.    Ближе к вечеру вождь не выдержал такой нервной игры и утащил меня за собой. После заката капитан, хихикая, подошел к нам, поднял меня на руки и демонстративно стал целовать. Вождь громогласно захохотал.    - Вот видишь, вечером больше ценишь то, что днем не доступно было, - сообщил нам довольный папашка.    Капитан обнял меня и вывел из поселения в сторону моря. Легкий бриз давал прохладу, но песок еще хранил тепло жаркого дня. Капитан посадил меня у себя между ног, прижал к груди, обнял руками.    - Сегодня я поцеловал тебя в несколько раз больше, чем за все наше знакомство, - неожиданно рассмеялся Рад.    - Скажи спасибо вождю, - засмеялась вместе с ним.    - Он тебя так любит, - произнес довольный Рад.    - Я его тоже люблю, он такой искренний и добрый. Я вообще всех аборигенов люблю, - улыбалась, рисуя узоры на песке.    - А меня? - спросил Рад.    - Что тебя? - прикинулась, что не поняла вопроса.    - Меня любишь? - тихо на ухо спросил капитан.    - А ты? - улыбнулась его маленькой хитрости.    - Очень, - так же тихо на ушко прошептал.    - Что очень? - стала тихо посмеиваться, мне так понравилась эта игра вопросов.    - Люблю очень, - стал целовать меня в шею Рад, отведя волосы в сторону.    - Ну, да вождя не возможно не любить, он такой милый, но я как-то не ожидала, что ты его "очень" любишь, - захихикала над ним, с удовольствием прислушиваясь к ощущениям от его поцелуев.    - Зайка, - смеялся Рад, - ты все-таки егоза.    - Ну да, такая и есть, - щекотные поцелуйчики смешили больше, чем слова.    - Я тебя люблю, - уже не смеясь, сказал Рад. - Зайка, пойми, я сильно тебя люблю, буду ждать сколько скажешь, только скажи есть надежда, что ты полюбишь меня? - он замолчал в ожидании.    - Есть, - прошептала и тут же испугалась того, что сказала.    Он стиснул меня в своих объятиях и закопался лицом в моих волосах, так было здорово. Мы сидели на берегу, вода подкатывалась к нам, с тихим шелестом убегала обратно, оставляя тоненькую полоску своего пребывания здесь. Солнце уже село, наступила почти ночь.    Вскоре вышли две луны, освещая побережье. В дали, на темной воде показались плавники акул, но меня они не интересовали больше, это было удивительно. Буквально еще недавно схватила бы свои таншипы и кинулась в темную воду на ночную охоту, а сейчас ... а сейчас сидела с ... с любимым мужчиной. Вот и договорилась, засмеялась сама над собой.    - Ты чего смеешься? - ласково спросил Рад.    - Вон акулы ждут меня, - кивнула на воду.    - Пойдешь? - слегка ослабил объятия Рад.    - Нет, лучше тут посижу. - Положила свои руки на его, закрепляя объятия.    Мы молчали и смотрели на акул, плавающих в ожидании моей охоты, но они не дождались, уплыли. Как так получилось, что он стал мне таким дорогим человеком, было совсем не понятно. Но придется признать этот факт.    - Обожаю тебя, ты отказалась от охоты на акул, чтобы побыть со мной, это дорого стоит, - рассмеялся Рад. Я его пихнула в бок локтем, пусть не радуется, будет и на нашем битере праздник. Кстати о битере, сейчас мы испортим ему настроение.    - А ты знаешь, что это я тогда у Звездного паучка припарковалась вперед тебя, - обернулась на него и с вызовом посмотрела.    - Знаю, - потянулся к моим губам, - я угадал тебя в ресторане по синим волосам, - а потом поцелуй.    Поцелуй был такой же потрясающий, как обычно у него получается. Он целовал меня нежно и в тоже время страстно. Я помню это потрясающее чувство еще с первого раза, которое меня охватило при его поцелуе. В его поцелуях столько страсти, но в тоже время они приятны, не навязчивы, на них хочется отвечать, а самое главное не хочется их прекращать.    Но он прекратил. Тяжело дыша, смотрела на него, Рад тоже пытался восстановить дыхание, видела, как он старается держать себя в руках. Нет, больше не хотела ему мстить, это точно. А хотела совсем другого, чтобы он не отрывался от меня.    Рад поднялся, протянул мне руку.    - Пойдем, поздно уже. Твоя мама, наверное, беспокоится, - он смотрел пристально на меня, не отводил взгляда, в нем было столько желания.    - Да пора, - ответила и поднялась.    Рад подхватил меня и снова обнял, теперь я была к нему полностью повернута, не то, что на песке. Он смотрел мне в глаза, в них кроме страсти, любви и нежности, было ожидание. Снова поцелуй закружил меня в своем танце.    Нет, конечно, нет, я не сопротивлялась ему, точнее отвечала, с удовольствием отвечала. Мои руки пробегались по его коже, прижимая такого желанного мужчину к себе. Рад осторожно освободил мою грудь от новомодной тряпочки, и что удивительно мне не казалось это чем-то плохим. Наоборот, я только вздохнула с облегчением.    - Зайка, скажи, ты действительно этого хочешь? - оторвался от меня Рад, глядя в глаза.    А я не знала, что сказать, так растерялась. Тогда, в его таунари, хотела этого, была готова, что это произойдет, а сейчас была в смятении. Он истолковал это по-своему. Отпустил, поправил всю мою сбитую одежду, обнял за талию и повел обратно к поселению, молча, ни в чем меня не упрекая.    Все мое существо взбунтовалось таким поворотом, ну ладно когда я отказываю, это нормально. Но я же не отказала! Правда не сказала, что "за", но это же не повод отказываться от всего. Ноги почти не слушались, тяжесть в голове синхронно отдавалась в низу живота. Это сексуальная революция моего тела, которое совершенно отказывалась слушать меня, совершенно добила. Тем более сама не знала, что собираюсь сказать.    - Рад, - остановилась.    - Да, Зайка, - остановился тут же капитан.    - Я ... - протянула и замерла опять.    Он помолчал, понял, что от меня не дождешься ответа и пошел дальше. Вот тут я возмутилась, причем сильно. Нет, куда это годиться? Я понимаешь, совсем не понимаешь, что творю, а он совершенно спокойно к этому относится! В общем, возмущению моему не было предела. Полоса зарослей стремительно приближалась и это, не смотря на то, что мы шли нога за ногу, как будто специально подползала к нам.    - А там темно и страшно, - кивнула в сторону зарослей.    - В смысле? Ты же ничего не боишься, - повернулся ко мне недоуменно Рад.    - Боюсь, - кокетливо поежилась, - там всякие жучки паучки, покусать могут.    Рад офанорело на меня смотрел, не понимая моих тонких дипломатических намеков. Ну, я что виновата, что мужчины такие не пробиваемые? Придется все брать в свои руки.    - Рад, а может, на берег вернемся, мне акулы совсем не мешают, - протянула ему с намеком. Непонимающее выражение было мне ответом. Нет, ну вот, что за мужчина мне попался? Пойдем с другой стороны.    - Поцелуй меня, - махнула рукой на всю эту дипломатию, по которой в Академии был средний бал. Рад развернул меня к себе. "Это он понял" - мелькнула последняя связная мысль.    Стоя в тени зарослей, мы целовались, теперь я уже нисколько не сомневалась в том, что хочу этого. Ноги стали подгибаться от нахлынувших чувств, весом своего тела увлекая на такой мягкий и гостеприимный песок. Я жадно прижимала его к себе, боясь отпустить его, боясь передумать. Рад осторожно, как будто боялся спугнуть мою решимость, целовал губы, рукой все же снимая мою повязку на груди. Нежные губы стали спускаться вниз до самых холмиков, лаская кожу.    - Зайка, ты уверена? - оторвался он от меня на мгновение, смотрел мне в глаза взглядом, полным желания    - Да, - выдохнула со всей страстью, что во мне кипела. Больше не сомневалась и не думала, лишь отдаваясь в его власть.    Я чувствовала, он знает, что делает. Рад целенаправленно вел меня за собой, каждая его ласка давала новые ощущения. Нежные слова, что шептал, были искренними, я чувствовала это. Его губы заставляли трепетать каждую частичку моего тела и жаждать нового прикосновения. Руки сильно сжимали грудь и тут же губы извинялись за это.    Когда он оказался между моих ног, показалось так естественным, я замерла в ожидании того, что произойдет дальше. Рад не торопился, прижимаясь ко мне все сильнее, поэтому, когда он сделал то, испугавшее меня движение в первый раз, лишь вздохнула с облегчением, что наконец-то свершилось. В этот раз я ждала его, хотела.    - Зайка, как ты? - с нежностью спросил меня Рад, вглядываясь в мои глаза, - тебе больно?    - Нет, Рад, мне хорошо, - улыбнулась ему.    Он осторожно стал двигаться во мне, стараясь быть аккуратным, самое главное, что это было приятно, мне нравилось быть с ним, двигаться на встречу ему, отдаваться ему без остатка. Потрясающее чувство.    Рад любил меня нежно, трепетно, целуя и ловя каждое мое дыхание, не отрывая своего взгляда. Казалось, только по тому, как я дышу, он понимал, что со мной происходит, какие эмоции испытываю. В конце, когда накатила волна наслаждения, он выслушал мой стон и замер во мне пульсируя.    Благодарный поцелуй накрыл мои губы.    - Я так долго этого ждал, - прошептал он, - Милая моя, любимая.    - Рад, - помолчала, - кажется, я тоже тебя люблю, - и замолкла от испуга. Мне стало страшно, что сейчас все закончится, он уйдет, я его больше не увижу, поставит галочку в своей коллекции. Да, конечно, я Зайлин Дексир сильная женщина, даже если совершила второй раз ту же самую ошибку, то выстою и переживу. Но как же мне хотелось, чтобы это не была ошибка, больше чем на экзамене по навигации.    - Зайка, люблю тебя, мое солнышко неугомонное, - поцеловал Рад меня, но страх не отпускал. Смотрела на него настороженно.    Рад отстранился от меня, позволяя привести себя в порядок, не спуская внимательного взгляда.    - Зайка, что-то не так? Что случилось? - его слова были наполнены нежности и тревоги.    - Рад, я боюсь, - все же призналась.    - Чего, Зайка? - присел со мной он.    - Того, что ты сейчас уйдешь. Или как тогда скажешь: Ник вызовет тебе такси, - уперлась взглядом в согнутые коленки перед носом. Меня потрясывало от пережитого и теперешних эмоций.    Рад замер на мгновение от моих слов, потом прижал к себе сильно-сильно.    - Девочка моя, как же я сильно тебя тогда обидел. Какой же я был дурак, - он замолчал, но было слышно, как стучит его сердце. Рад нервно сглотнул, отстранил от себя, повернул лицом, - Зайка, я тебе клянусь, что люблю тебя, только тебя. Ты мне нужна, как жизнь, хочу прожить свою жизнь рядом с тобой.    - Правда? - посмотрела в его глаза.    - Правда, Зайка, ты для меня единственная, - улыбнулся Рад.    И я поверила, поверила в то, что могу быть счастливой, не просто счастливой, а именно с Радом. А вокруг была восхитительная ночь, звезды, на которые я привыкла смотреть из космоса, были, совсем другими, как будто ближе. Казалось, можно протянуть руку и достать, потрогать. Две луны давали серебристые дорожки, освещая узкую полоску берега, мы же находились в тени зарослей.    Рад снова посадил меня между своих ног и прижал к себе, было тепло, уютно в его руках. Любуясь морем, звездами, лунами, не заметила, как уснула.          Проснулась все так же в объятиях своего любимого, но в тапэ. Видимо, когда уснула, Рад перенес меня в поселение. Спали на одном лежаке, он нежно меня обнимал, тепло его тела согревало. Не хотелось никуда вставать.    - Проснулась? Доброе утро, - сказал Рад, как только я чуть пошевелилась.    - Ты что не спал? - повернулась к нему.    - Спал, проснулся раньше. Очень хотел увидеть твой взгляд первым, - снова поцелуй.    - Ты меня перенес? - оглянулась вокруг, пытаясь понять, в каком именно тапэ мы находимся.    - Ты уснула, вождь распорядился выдать нам отдельное тапэ, - тихо засмеялся Рад.    - Почему? - удивилась необычному приказу вождя.    - Ты на свою руку посмотри, - поцеловал меня в висок Рад.    Подняла руку и ахнула, моя намити была полностью на месте.    - А твоя? - спросила Рада.    - Моя никуда не делась, если ты об этом, - улыбнулся Рад, но руку показал.    Его намити все так же оставалась на месте. Моя же расцвела по всей кисти, выглядело это конечно красиво, но еще вчера вечером там был лишь небольшой цветок.    - Пора вставать, - с неохотой протянула, совершенно этого не желая.    - Ты куда-то торопишься? - проворковал Рад и поцеловал в шею легко-легко, щекотно получилось.    - Вроде нет, - засмеялась от приятного чувства щекотки.    - Тогда давай пока не выходить, а то вождь за поцелуй палкой побьет, не смотря на наши намити, - продолжал целовать Рад шею, а руками исследуя мой животик. И щекотно и приятно, бодрит лучше кофе.    Вот такое утро мне нравится, когда Рад обнимает, целует. Его щекотливые губы спустились в ложбинку между в груди, руки потянули за тряпочку, она совершенно добровольно, не оказывая сопротивления, открыла все, что ждало поцелуя. Легкий выдох подсказал Раду насколько жду его любви.    В это время за тонкой стенкой тапэ, послышались шаги, и раздался голос вождя.    - Белый мужчина, отойди от белой женщины! Уже давно солнце светит, - строго прикрикнул папашка, но не зашел.    Рад лишь сильнее сжал меня, боясь оторваться, я же замерла от неожиданности.    - Слышишь? - продолжал грозно реветь вождь и тяжело топтаться у дверей тапэ.    - Вождь, - раздался голос моей мама, - ты чего детям спать не даешь?    - Они там совершенно не спят, - возразил вождь.    Рад, как только услышал голос моей мамы, сразу успокоился и продолжил свои поцелуи, спускаясь ниже по моему животу.    - Ты что делаешь? - зашептала, - они сейчас войдут сюда. - Затрепыхалась, стараясь прикрыться.    - Уля не даст ему войти, - совершенно спокойно ответил мне Рад, откидывая все, что успела на себя накинуть, оставляя мое тело совершенно обнаженным.    - Спят, - грозно произнесла моя мама, - а ты их сейчас пытаешься разбудить.    - Белая женщина, я слышал, что они проснулись, - уже более спокойным голосом сказал вождь.    - Может капитан ей перевязку делает. Или ты забыл, что МОЯ дочь ранена? - сделала акцент на слове "моя".    Рад улыбнулся и нырнул ко мне между ног, прижимая всем телом, потому что пыталась встать и одеться.    - Ну может и перевязку, - решил смягчится вождь, - только помни, белый мужчина, при свете дня нельзя прикасаться к белой женщине! - на последок пригрозил.    - У них там еще ооочень темно, - по удаляющимся голосам, поняла, что мама уводит вождя.    - Как ты понял, что мама его уведет? - тихо спросила Рада.    - Она вчера видела нас на берегу, - спокойно ответил капитан.    - Как? - подскочила на месте, точнее попыталась подскочить, капитан не сдал своих позиций, так оставшись на мне.    - Когда ты уснула, но она все поняла, - улыбнулся Рад.    Нежные губы прекратили наш разговор. Не возможно было устоять под его ласками, которые сегодня воспринимались даже острее, чем вчера. Сегодня каждая клеточка моего тела требовала к себе внимания.    Постепенно мы оказались на гостеприимном песке, лежак остался в стороне. Переплетя ноги и руки, поцелуи, мы просто радовались тому, что вместе, совершенно не торопясь. Мне нравилось чувствовать тепло его тела под своими ладошками, как мускулы напрягаются под кожей. Ласковые ладони Рада уверенно дарили удовольствие всему телу, губы сводили с ума.    Его нежность и забота, страсть и желание вели за собой. Медленно, но верно заставляя желать его всем своим существом. Рад, как и вчера, бережно сделал первое движение и замер, я лишь счастливо ему улыбнулась. Теперь в нетерпении ждала продолжения того удивительного чувства, что испытала ночью на пляже. Рад накрыл губы поцелуем, заставляя своими движениями отзываться мое тело с нетерпением, ожидая продолжения. Желание настолько сильно возрастало во мне, что мир просто перестал существовать вокруг. Были мы и наша любовь.    Рад все таки удивительный, столько терпения и понимания. Мне не нужно было слов, он все понимал по одному взгляду, по моему дыханию. Настойчиво и уверенно вел к тому чувству наслаждения, что так хотелось испытать еще раз.    - Зайка, любимая моя, - прошептал Рад.    И я не выдержала, его слова оказались не менее действенными, чем ласки. Волна наслаждения пробежалась по мне и легкий полу стон, полу вздох вырвался, не смотря на то, что старалась прикусить губу. Рад накрыл мои губы своими, потом оторвался и прошептал:    - Не сдерживайся, - снова поцелуй, который конспиративно прикрывал мои стоны.    Восхитительное чувства полета, которое испытала вчера, закружило меня. Это было восхитительно, Рад похоже испытал такое же чувство. Я видела его глаза.    - Ты удивительная, - прошептал Рад, отпуская меня и опускаясь рядом на песок. Потом притянул и положил мою голову себе на грудь. - Я не могу от тебя оторваться.    - Рад, а это всегда так хорошо? - тихо спросила его.    - О нет, это может быть еще лучше, - улыбнулся капитан в полумраке тапэ, - ты еще совсем новичок в любви. Я стараюсь сдержаться, но с тобой это почти не возможно.    - Ты меня пугаешь, - озадаченно проговорила.    - Просто доверься мне, - легко поцеловал в висок.    Мама оказалась права, здесь было еще очень темно, не хотелось никуда выходить, провести весь день в объятиях капитана.    - Зайка, - позвал меня Рад, - теперь ты, как честная девушка, просто обязана выйти за меня замуж.    - Рад, - повернулась к нему, - я же еще Академию не закончила. Ну какое мне замуж?    - А как же я? - его рука гладила мое плечо, заставляя внутренне мурлыкать от удовольствия.    - Ты уже закончил Академию, - прикрыла глаза от удовольствия.    - Зайка, я не могу без тебя. Как тогда мы будем жить? - озадачил меня Рад.    Промолчала, потому что никакого замужества я не планировала, меня всегда интересовали приключения, опять же собиралась служить на границе. Приятно было лежать на груди капитана и рассуждать о будущем, о нас. Эти мысли были новыми для меня.    - Ты не голодна, может, пойдем, перекусим что-нибудь? - спросил капитан, не дождавшись ответа на серьезный вопрос.    - Эх, надо было вчера парочку акул подстрелить, сегодня рыбка запеченная была бы, - с сожалением произнесла, почувствовав, как желудок решил напомнить о себе.    Рад засмеялся, переворачивая меня на спину.    - Обожаю тебя, - поцеловал снова. - Пойдем.    Выбравшись из тапэ, стала щуриться на ярком солнце. Мама сидела рядом с вождем и что-то ему рассказывала, тот с любопытством и восхищением смотрел на нее.    - Зайка, Рад, выспались? - махнула нам рукой мама, заметив нас, державшихся за руки.    Интересно, что такое мама могла рассказывать вождю, что он остался сидеть на месте, и не стал устраивать нам разгоняй? Как оказалось, повесть была о моих проделках, а так же о том, что мы натворили с Илькой. Вождь восхищенно цокал языком и просил рассказать еще что-нибудь.    - Мамочка, а поесть что-нибудь осталось? - просительно посмотрела на нее, потому что над костром висел сиротливый остов из костей вчерашнего ужина.    - Там возьмите, - махнула рукой в сторону прикрытых листьями тарелок мама и продолжила свой рассказ.    Подняв листья с тарелок, мы недоуменно уставились друг на друга. Там лежало что-то белое и шевелящееся. На практике нам иногда конечно давали не сильно качественную пищу, да сухпаек тоже не всегда был съедобен, но чтобы употреблять еду, которая еще шевелится. Брр.    - Мамулечка, а что это? - сладко пропела в ее сторону, она как раз изображала взрыв в лаборатории, который мы с Илькой устроили три года назад.    Это получилось совсем не специально, подумаешь для крепости решили добавить аммиачную селитру. Но ведь никто не пострадал! Скафандры сразу закрыли шлемы, а стеклянные стены лаборатории потом восстановили. Вот было бы о чем рассказывать.    - Это личинки твоего такехэ. Вождь решил за лучшее есть паука до того как он вырастит и решит съесть их. - Отмахнулась Мамулечка от дочки.    - Ты это есть будешь? - повернулась к капитану.    - Только после тебя, - сама вежливость.    - Что-то аппетита не вызывает, - озадачилась я. - А пойдем лучше на охоту или рыбалку, - предложила свой вариант добыч провианта.    - Отличный план, но нужно что-то перекусить до того как приготовиться мясо. - Принял мое предложение капитан.    - Рыба быстро готовиться, - все еще вдохновлялась видом шевелящейся пищи.    - Только твои акулы у берега не шастают круглосуточно, - капитан тоже заворожено смотрел на предложенный завтрак-обед.    - Значит нужно перекусить чем-то растительным и на охоту, хотя рыбки больше хочется, - определилась с приоритетами.    Аккуратно, чтобы не потревожить мирно копошащихся белых с черными головками личинок, прикрыли листиком, а то мало ли, еще обидятся, что ими побрезговали, и отправились за границу поселения в поисках фруктов.    В теории понимали, что фрукты растут на деревьях, но как этот желанный нашим желудкам провиант выглядит было не понятно, решили узнать все на практике.    Как показала практика, кроме листьев на деревьях мы ничего не нашли. То ли мои аборигены уже весь урожай собрали, то ли это такой вид деревьев где кроме листьев ничего не растет. Отойдя дальше в заросли на самой верхушке неправильных деревьев, которых в справочнике определила как пальмы, обнаружились желтые плоды. Выглядели аппетитно, но как их достать? Таншипы реквизировала мама, очень они ей по душе показались, не стрелять же по ним? Разнесем все.    - Зайка, я тебя подсажу, а ты достанешь, - видно капитан озадачился так же методом добычи еды.    Рад встал у ствола, сложил руки перед собой, я поставила ногу и легко подскочила к нему на руки. Вторую поставила на его плечо и взлетела на верхушку высоченной пальмы. Шаткое дерево стал раскачиваться, быстренько отломив плоды, крикнула капитану, чтобы подстраховал, когда буду соскакивать.    Он подхватил меня на руки, чего совсем не ожидала, собиралась аккуратно на песочек приземляться. Ласковый поцелуй в губы довершил мой прыжок.    - Добытчица моя. Поцеловать тебя, пока вождь не видит, - улыбнулся Рад.    - Я думала на землю спрыгнуть, - улыбнулась при воспоминании о грозном и любимом вожде.    - Не смог удержаться, чтобы не подхватить тебя. Когда мимо меня промелькнул твой животик и ножки с юбочкой, у меня дух захватило. - Было так приятно, что невольно разулыбалась ему в ответ.    Попробовав спелых желтых фруктов, отправились на рыбалку, твердо решив забрать у мамы мои таншипы.    По дороге обратно на высоких кустиках углядела ярко желтые ягодки, такие аппетитный. После желтых фруктов расцветка мне понравилась, сорвав три штучки отправила их в рот, сок потек по губам. Взгляд Рада загорелся при взгляде на мои губы, он прижал меня к себе и слизнул выступивший сок. Мурашки от его языка пробежали по всей коже. Рад не отпустил меня после этого, положил еще одну ягодку между моими губами и ждал когда раздавлю ее. Сок потек по губам, он стал губами собирать его. Это было потрясающе.    Открыв глаза после такого необычного поцелуя, осмотрелась и не поняла что со зрением. Предметы вокруг были четко очерчены, при желании могла рассмотреть далеко находящиеся деревья, а потом и еще дальше, как будто через вольтоскоп. Голова абсолютно нормально работала.    - Рад, ты это видишь? - удивленно произнесла я.    - Да. Это удивительно, - в его голосе тоже было удивление.    - Что мы такое съели? - заподозрила желтые и такие необычные ягодки.    - Надо у вождя спросить. - После пристального осмотра принял решение капитан, набрав несколько в ладонь.    Отправились обратно в поселение, на ходу пытаясь привыкнуть к новым способностям. Мы видели как за несколько километров от нас медленно идут ящеры. Рад от неожиданности остановился, когда их увидел.    - Это вот такие, тогда пытались меня съесть? - спросил он.    - Такие, только они не вкусные, хотя может я их без соли приготовила, - пожала плечами.    - Ты становишься здесь гурманом, - улыбнулся Рад.    - После нашей столовой на корабле, даже эти ящеры без соли мне показались очень вкусными, - рассмеялась в ответ.    Способности действительно оказались необычными. Мы ускорили шаг, потому что нетерпелось узнать о ягодах.    - Вождь! - закричала я, едва вбежав в поселение.    Тот, не ожидая никакого подвоха, спокойно сидел в тенечке, предаваясь своим радостным мыслям.    - Белая женщина, что случилось? - поднял на меня глаза вождь.    - Это что за ягодки такие? - потянула Рада за руку, в которой он держал желтые ягодки для опознания.    - Марува, - ответил вождь, потом внимательно посмотрел на нас, - много съели?    - Я три, а Рад ... ну тоже, в общем, попробовал, - решила не сдавать капитана с поцелуями.    - Это хорошо, - кивнул вождь, - когда немного, то она дает зоркость взгляда. А когда больше, можно вообще раствориться в мире.    Мы с Радом переглянулись, надо завязывать с фруктами-ягодами. Мясо оно надежнее. Отобрав у мамы таншипы, отправились использовать новые способности на охоте.    Убедившись в отсутствии акул, наше новое зрение позволяло пошарить в глубинах морских, отправились на охоту.    Парочку тигров мы подстрелили легко, навигатор помог справиться с доставкой. Романтический ужин при свете костра нам был гарантирован. Вождь сиял довольной улыбкой, радость переполняла его за все племя.    Рад старался не отпускать меня далеко, все-таки иногда забывая про ранение, я делала резкие движения и в глазах темнело. Его ласковые объятия приводили меня в чувства и давали уверенность, что никакой тигр меня не съест в такой момент.    Вечер под бой барабанов мне нравился все больше и больше. Подружки предложили уруту. Прежде чем согласиться, посмотрела на капитана, он улыбнулся такому изменению моего поведения и кивнул, при этом сам первым отпив их миски.    - У нас отпуск, Зайка, можешь ни в чем себе не отказывать, - его глаза загадочно и призывно блестнули, а может это быль лишь блик костра.    Мне нравилось, как он смотрел на меня, в его взгляде было желание и нежность одновременно. И дело было совсем не в уруте, Рад весь день так смотрел на меня. И мне это нравилось.    Романтический вечер плавно перешел в романтическую ночь. Вспомнив про вчерашних ночных акул, с таншипами отравились на берег моря. Заняли стратегическую позицию на берегу, то есть я между ног Рада, в его объятиях. Получилось вроде как в засаде сидим и делом заняты. И еще как заняты.    Рад, наконец-то получивший одобрение на доступ к моему телу после заката солнца, очень даже не терял времени даром. Мне нравилось, как легкими движениями проводит рукой по моей согнутой ноге, добираясь к самому основанию, туда, где от его прикосновений загоралось желание. Легко, ненавязчиво, дразня. Нежные поцелуи в шею пытались отвлечь от касаний руки на бедре. Вторая рука поддерживала грудь, как будто она могла куда-то убежать. Да разве от таких рук захочешь убежать? Хотелось лишь самой быть смелей, уже не сиделось на месте.    Повернула к нему лицо и поймала взгляд Рада, снова этот огонек в них, хотя, наверное, одна из лун подарила ему свой отсвет. Долгий и мучительно страстный поцелуй вырвал вздох из меня, когда Рад прервал его. Приподнял меня и пересадил лицом к себе.    - Зайка, как же я хочу тебя, - прошептал он мне.    Мои губы стали жадно целовать его, не знаю как получалось. Не было такого умения, как у Рада, то, что делали его поцелуи со мной, заставляя забывать обо всем кроме его губ. Как же мне нравилось его целовать, не просто получать, но и дарить поцелуи.    Рад снял с моей груди модную тряпочку и прижался губами, покрывая все, до чего мог дотянуться. Руки прижимали мои бедра плотнее к себе. Оторвавшись от груди, Рад поцеловал мои губы.    - Хочу тебя, - прошептал он, смешивая наши дыхания.    - Хочу тебя, - откликнулась на его призыв.    А дальше было то, к чему мы оба стремились, полное растворение в желаниях друг друга. Рад руками направил меня, продолжая удерживать, не отпуская и делая ритмичные движения моими бедрами на встречу себе. Восхитительное чувство наполненности и нарастающее чувство желания, в предвкушении подступающего наслаждения, заставляло дышать глубоко, вырывая из самой глубины тела полу вздохи полу стоны. Закусила губу, чтобы хоть немного сдержать рвущиеся стоны.    - Не сдерживайся, - прошептал Рад, поймав губами сорвавшийся стон.    Восхитительное чувство удовольствия от его движений внутри меня сводило с ума и мир взорвался, снова восхитительное чувство полета унесло меня в мир полного наслаждения.    Когда очнулась, я все еще сидела у Рада на ногах, прижимаясь к нему всем телом, подрагивая от пережитых ощущений.    - Милая моя, любимая, - услышала его тихий голос. Рад гладил меня, пытался успокоить, - ты восхитительна.    Отодвинувшись от него, заглянула в глаза. Рад улыбнулся и поцеловал, это был нежный и такой ласковый поцелуй. Море шумело за моей спиной, повторяя свой бесконечный музыкальный мотив.    Рад помог встать и посадил рядышком на песок, крепко прижал к себе.    - Больше никогда тебя не отпущу, - весело проговорил он. - А пойдем купаться?    Не хотелось никуда идти, но при одной мысли, что в воде можно расслабиться и просто лежать на поверхности, сразу же подскочила и забежала в воду, держась за руку с Радом.   

9

      Утром вождь демонстративно ходил перед тапэ и покашливал, всеми звуками сообщая нам, что никуда отсюда не уйдет. Пришлось вылезать из уютных объятий Рада.    - Доброе утро, вождь, - улыбнулась заботливому папашке.    Ведь действительно, мы всю ночь на пляже провалялись, и никто к нам не подошел и не мешал. А теперь, как вождь говорит, при свете дня нельзя обниматься.    - Доброе утро, белая женщина, пошли, - схватил меня за руку и поволок за собой.    - Куда ты меня тянешь? - пыталась угнаться за ним. Вот интересно, при такой комплекции он так быстро двигается.    - Тебя Коста зовет, а такое бывает очень не часто, - значимо произнес вождь.    Коста - это серьезно, я прониклась всей важностью момента. Прибавила шагу и постаралась стряхнуть с себя сонливость.    В пещере по-прежнему горел огонь, не смотря на то что уже был день. Желтая змея выползла из-под груды листьев.    - Пришла, - прошипела Коста. - Слушай и запоминай. Сейчас вы в безопасности, но скоро придет день, когда всем нужно будет уйти в пещеру с Драконьим камнем. Твой народ, - ткнула в мою грудь голова змеи, - нападет на нас. Магия Драконьего камня защитит нас. Потом ты должна будешь спасти мой народ. Поняла? - глаза змеи сверкали зеленью. Неужели она меня ненавидит? Стало жутко. Змея замерла как изваяние, даже не скажешь, что она только что говорила.    Вождь подошел ко мне, взял за руку и вывел из пещеры, обернувшись ничего кроме куста у каменной стены, не увидела, магия.    Брела за вождем понурая. Все таки наши нападут и батарт не просто так уничтожен. Надо поговорить с мамой и Радом.    Разговор получился тяжелым, но результативным. Мы прикидывали какие могут быть атаки, чего опасаться. Определились с трем направлениями: звуковая, как мы использовали при освобождении пленных, плазменная, это полить все раскаленной плазмой и выжить все основания, но тогда очень тяжело буде вообще что-то восстановить, и последняя, нейтронная, когда все живое распадется на молекулы, но тогда возможен риск испортить минерал, а как мы убедились это главное. Значит, в любом случае начнут со звуковой.    Нас, как людей военных интересовал вопрос оповещения мирного населения. Конечно самый надежный способ, чтобы быстро распространилась весть - это по секрету сказать одной из женщин, но нам такой способ не подходил.    Позвали вождя, объяснили, что нужно. Папашка внес несколько предложений, молодей он, сразу врубился о чем речь.    Пока соплеменники сооружали из огромных раковин какие-то трубы, я в них дунула, могуче получилось, мне понравилось, на пару с Радом отправились на охоту. Папашка взял с нас слово офицера, что никаких незнакомых ягод пробовать не будем. Ну это конечно мы так поклялись, потому что как то класться священным Пардуком было не привычно, тем более не зная кто такой этот Пардук и почему он священный.    Загадочные ягодки теперь манили со страшной силой, запретный плод всегда сладок, даже если на самом деле кислятина или горечь несусветная. Знакомые желтые ягодки попались лишь пару раз, как мы нашли их сразу тогда, было не понятно. Но Рад хозяйственным жестом собрал с десяток, про запас.    Тигр сегодня отказывался жариться в виду отсутствия его на подведомственной нам территории. Оставались акулы с их аппетитно прожаренным мясом. При одном только воспоминании о вкусе и запахе ноги сами повернули в сторону шума моря.    Акулы не подвели, славно плескались на глубине, нагуливали жирок. Любимые таншипы справились со своей задачей на отлично. И нам рыбку поймали и акулам немало досталось. А что, я не жадная.    Мне безумно нравилось жить в племени. Рядом мама, Рад, папашка. Единственно кого не хватало, так это Ильки и даже можно с ее Найем, тоже неплохой охотник. Жизнь была потрясающе насыщенной, днем охота или рыбалка по настроению, ночью, ох ночью было еще интереснее. Прав был Рад тогда, когда сказал что это лишь начало нашего совместного пути в любви. Теперь с каждой ночью он раскрывал мне все новые грани моей чувственности, было настолько здорово, что не хотелось отрываться от него до утра. Но утром строгий папашка разлучал нашу парочку, грозно топоча около тапэ. Вождь уже понял, что сами мы с утра добровольно не желаем выползать на прогретый утренним солнцем песочек. А как тут выйти, если спать охота? Ночью совсем не до сна как-то получается.    Однажды ночью, лежа на пляже, смотрела на звезды. Такие прывычные, здесь они смотрелись по особенному. Из программы обучения я конечно помнила, атмосфера преломляет и тря-тря-тря-тря. Но, наверное, дело было не в атмосфере, а в том, что смотрела теперь на звезды не одна. Вот тогда я поняла бабушкины слова: "Смотреть на звезды не одной". Перевернулась на живот и заглянула в глаза Рада, нравится блеск, с которым он смотрит на меня, кажется мне уже хочется чтобы он всегда на меня смотрел, чтобы просыпаться рядом с ним по утрам и засыпать рядом с ним.    - Что, Зайка? - улыбнулся мне Рад.    - Вот смотрю на тебя, и почему то хочется засыпать рядом с тобой вечерами и просыпаться по утрам в твоих объятиях. - Немного растягивая слова, скала ему. Самой странно такое состояние.    - Так ты согласна? - и как-то подозрительно напрягся.    - На что согласна? - не понравился мне его тон, как будто подвох меня ожидает.    - Засыпать по вечерам со мной, и утром просыпаться рядом, чтобы я приносил по утрам кофе и целовал тебя за завтраком, - а мне такое предложение неожиданно понравилось.    - На такое я согласна, - улыбнулась ему.    - Значит, сразу, как вернемся, свадьбу сыграем, - вот он грандиозный подвох и выплыл из его слов.    - Какая еще свадьба?! - вскричала возмущенно, резко вскочила на ноги.    Рад тихо рассмеялся и потянул меня за ногу, стою, отбрыкиваюсь от него, вот засаду устроил, ну я ему покажу свадьбу, он мне запомнит. Капитан делает не ожидающей мне такой подлости подсечку и заваливает на песок. Подмял по себя.    - Зайка, не сердись, - смеется, а сам руки мои держит, - то о чем мы с тобой говорили - это семейная жизнь, она именно такая. Засыпать вместе, просыпаться вдвоем, чтобы дыхание в такт. - От таких слов замерла под его телом и перестала брыкаться. - Или ты предпочитаешь звание любовницы?    - Я ничего такого не предпочитаю, - проворчала под ним, - да слезь ты с меня! Придавил же!    - А вот так? - промурчал Рад, потихоньку целуя в шею. Вот тут я замерла в ожидании.    Рад тихо и очень уверенно поцелуями покрывал все мое тело, каким-то не мыслимым образом ему удавалось снимать с меня модную тряпочку с груди одним движением, хотя каждый раз старалась ее накрутить покрепче.    Каким-то непонятным образом его поцелуи снова заставили забыть обо всем на свете, кроме него и его губ. Вернулось то безумие, когда хочется только его, всем своим существом и просить его о любви. Теперь я понимала Рада, когда он в первый раз со всем пылом и желанием овладел мной. Сейчас я сама просила не сдерживаться, а быть со мной страстным. Он старался идти за моими желаниями, смотрел, что мне нравится и как, доводил меня до полной потери контроля над собой и своим телом. Мне нравилось ласкать его и видеть, как он теряет голову от близости со мной. Это было легкое помешательство на тот момент, когда мы, сжимая в объятьях друг друга, доходили до предела. Потом, нежно обнявшись, мы лежали и смотрели на звезды.       Утро началось традиционно, с топонья вождя под дверью тапэ. Встать совершенно не хотелось, с Радом уснули только на рассвете, как будто он за всю ночь старался поцеловать меня столько раз, чтобы при свете дня губы отдыхали.    - Пора выходить, - поцеловал меня Рад.    - Не пойду, я спать хочу, - буркнула в ответ.    - Ладно, отсыпайся, - снова поцелуй и Рад, оставив меня на лежаке одну, вышел к вождю.    Уютно свернувшись калачиком, вдыхая смесь запахов от листьев лежака и оставшийся аромат тела Рада, я снова уснула. Будем считать, что утро еще не наступило.    - Зайкаааа! - орала Илька где-то вдалеке.    Потянула на себя одеяло, точнее хотела его найти, натянуть его себе на голову, но не нашла и пришлось сесть. А, так я же в тапэ, здесь одеял никто никогда не видел. Откуда тогда здесь Илька?    Вышла из тапэ, уже день в разгаре давно, солнце вот печет. Илька с разбегу впечаталась в меня.    - Зайка! - проорала в ухо подруга.    - Ты чего орешь? Оглохну же! - возмутилась, но Ильку прижала от всей крепости нашей дружбы. - Как ты тут оказалась?    - Зайка, не поверишь, сбежала, - мрачно сообщила подруга, - Найя выкрала и сбежала. Ты не представляешь, что у нас там творится.

http://samlib.ru/p/pomazuewa_e_a/

.

Сайт - .. || ..


Источник: http://samlib.ru/p/pomazuewa_e_a/05.shtml



Как накрутит волосы на тряпочки фото



Как накрутит волосы на тряпочки

Как накрутит волосы на тряпочки

Как накрутит волосы на тряпочки

Как накрутит волосы на тряпочки

Как накрутит волосы на тряпочки

Как накрутит волосы на тряпочки

Как накрутит волосы на тряпочки

Как накрутит волосы на тряпочки

Как накрутит волосы на тряпочки